23 июль 2019
Либертариум Либертариум

Опыт противостояния частной фирмы и ФСБ при попытке внедрить СОРМ СДЭС

ВДОВИН Ю.И. ("Гражданский Контроль"): Уважаемые господа! Я с удовольствием предоставляю слово Наилю Мурзаханову. Фирма "Байярд Славия Коммуникейшнс", прославившаяся тем, что это был единственный известный нам провайдер, который открыто вступил в бой за права граждан. Но, правда, нам уже рассказали, что есть и другие, которые взялись биться в худших условиях, потому что не имели поддержки. Теперь будем разбираться и с этой историей.

Прошу вас.

НИКУЛИН П.С. (Московский Государственный Горный Университет): В Москве есть еще три человека.


МУРЗАХАНОВ Н.В. (ЗАО "Байярд-Славия Коммуникейшнс"): В последнее время я часто слышу высказывания о том, что "Байярд-Славия Коммуникэйшнс" первая и чуть ли не единственная во всей России компания, которая отказалась за свой же счет строить для ФСБ систему тотального шпионажа за гражданами.

Я думаю, что на самом деле главное не это -- кто первый, кто последний, кто средний, а дело в том, что , на мой взгляд, если уж приписывать какие-то заслуги в нашей компании, то, наверное, только в том, что мы первыми громко заявили об этой проблеме.

Признаюсь сразу -- я выступление готовил и готовил основательно, но в ходе прошедшей вчера и позавчера конференции в Москве и в ходе бесед с участниками конференций, в том числе и сегодняшней, произошла некоторая корректировка. Она не касается тезисов, она не касается аргументации. Скажем, я просто хотел бы опустить некоторую часть своего выступления для того, чтобы подробнее остановиться на другой части.

Опустить я хочу именно документальную часть, касающуюся истории, хронологии событий, произошедших с нашей компанией. Дело в том, что "Гражданский контроль" издал книгу "Защита граждан при внедрении системы оперативно-розыскных мероприятий в сетях связи". Серия "Права человека". Участникам конференции она роздана. Там очень подробно расписана хронология. Более того, если кого-то действительно заинтересует достоверность представленной там информации, все документы можно посмотреть на сайте Анатолия Левенчука "Московский Либертариум" (www.libertarium.ru).

Компания "Байярд Славия Коммуникейшнс" была основана в 1996 году. Сразу хочу подчеркнуть, что основана она была целиком и полностью на личные сбережения восьми физических лиц -- восьми акционеров. Поэтому, наверное, это явилось одной из причин, по которым наша компания финансово ни на один процент не зависит ни от государства, ни от конкретных чиновников. Я бы хотел это просто подчеркнуть как тезис. Он важен для понимания причин возникновения конфликта.

Полуторалетние переговоры с Федеральной службой безопасности, то есть с Управлением ФСБ по Волгоградской области не принесли никакого результата в виде подписанного плана по той простой причине, что подходы к пониманию того, что же такое СОРМ у сотрудников ФСБ и у меня лично и у совета акционеров нашей компании не просто различаются, они диаметрально противоположны.

Не все имеют сейчас возможность составить суждение, в чем же тут дело. На самом деле тот план, который принесли к нам в офис сотрудники ФСБ, подразумевал несколько пунктов" Скажем, так, четыре пятых из всех пунктов этого плана, на наш взгляд, коренным образом нарушают все мыслимые права человека, гражданина, права предпринимателей и неприемлемы, наверное, по морально-этическим соображениям.

Дело в том, что вся процедура внедрения СОРМ в России (практика его внедрения) на самом деле разбивается на три этапа. Первый из них -- это подписание с провайдером согласованного с ФСБ плана (то есть должно быть двухстороннее соглашение). Второй этап -- это реализация системы оперативных мероприятий в технической ее части в минимальном объеме, возможном на данный период. И третий этап -- это уже построение такой системы -- системы оперативно-розыскных мероприятий -- в полном объеме.

Здесь, чтобы предвосхитить, возможно, некоторые обоснованные претензии коллег-провайдеров, в том числе из Иркутска (Марина Громова здесь присутствует), в том, что в прессе частенько упоминалось о том, что "Байярд Славия Коммуникейшнс" нашла в себе силы выступить против, а остальные провайдеры "продались"" В действительности это не так. Есть ряд причин, которые объясняют такое поведение. И я, наверное, уже его обозначил. Дело в том, что мы, в отличие от многих, просто решили свой протест воплотить в жизнь непосредственно на самом первом этапе внедрения СОРМ. Мы отказались подписать такой план. Мы не приняли линию поведения других провайдеров, которая заключается в том, чтобы, подписав такой план, получить временную отсрочку и принимать все дальнейшие усилия к тому, чтобы всячески "динамить" конкретную реализацию этого проекта с целью не платить денег, то есть не тратить своих собственных средств. Вот, наверное, это вкратце. И при этом, опять-таки подчеркиваю, необходимо учитывать то, что у государства нет на самом деле экономических механизмов воздействия на принятие решений в нашей компании. Это факт.

И теперь конкретно о плане. Я не буду описывать все пункты плана. Я хотел бы остановиться на некоторых наиболее показательных.

Во-первых, УФСБ по Волгоградской области в своем плане предусмотрело необходимость, чтобы компания предоставила список сотрудников компании, которые будут взаимодействовать с сотрудниками УФСБ, то есть определить круг лиц (технических специалистов), которые будут заниматься этой проблемой, этой работой -- обеспечением этого СОРМ.

Само по себе это неплохо. С другой стороны, список лиц со стороны УФСБ принципиально был не определен. К этому следует добавить, что уже более чем два года взаимодействия и ведения переговоров с УФСБ сотрудники Волгоградского УФСБ ни разу, подчеркиваю, ни разу не предъявили служебных удостоверений.

Дальше. Еще один из пунктов гласит буквально следующее: компания-провайдер (в нашем случае это компания "Байярд-Славия Коммуникэйшнс") обязана закупить, смонтировать и сдать в эксплуатацию сотрудникам УФСБ весь комплекс оборудования (к слову сказать, весьма дорогостоящего, так как это заказное очень мощное оборудование, которое будет стоять на нашем узле связи), которое необходимо для проведения такого рода мероприятий.

Следующий пункт. Провайдер обязуется закупить и отдать в пользование УФСБ линию связи (дословно) не худшую, чем самая высокоскоростная линия связи клиента.

Следующий пункт. Компания обязана написать при необходимости соответствующее программное обеспечение, которое помогло бы проводить данного рода мероприятия.

Здесь мой комментарий необходим. Дело в том, что у меня, во-первых, нет лицензии на написание программного обеспечения; во-вторых, у меня нет таких специалистов, которые могли бы достаточно квалифицированно написать такое программное обеспечение, поэтому это надо понимать не иначе, как я должен заплатить опять-таки деньги для того, чтобы профинансировать написание таких программ.

И еще один пункт хотелось бы отметить. Компания должна за свой счет (опять-таки подчеркиваю -- за свой счет) организовать и провести обучение сотрудников УФСБ эффективным приемам работы с вычислительной техникой и программно-аппаратным комплексом, который будет использоваться в целях проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Я умышленно не останавливался на всех пунктах плана, это несколько сбило бы вас с толку, но того, что я упомянул, думаю, вполне достаточно.

Теперь я попытаюсь сгруппировать все эти пункты в два принципиальных.

Во-первых, при попытках потребовать разъяснения и попытках потребовать обсуждения данных пунктов плана с нашей стороны сотрудники УФСБ принципиально отказали в этом, заявив, что все, что касается государственной безопасности, находится исключительно в их прерогативе, поэтому мы имеем только две линии поведения: первая -- подписать и, соответственно, платить; и вторая -- просто свернуть деятельность.

Видя, что переговоры ни к чему не приводят, мы, основываясь на том, что, во-первых, подписание такого рода плана приведет к возможности со стороны УФСБ осуществлять шантаж компании и в конечном итоге приводит к внедрению СОРМ в том виде, который для нас неприемлем и, во-вторых, учитывая то обстоятельство, что этот план необсуждаем, мы решили начать противодействие с самого первого этапа, то есть мы этот план не подписали.

И у нас начались неприятности. Я не буду описывать все. Упомяну лишь, что были попытки отключения электроэнергии, был выключен спутниковый канал связи "Москва -- Волгоград", причем выключен со стороны Москвы. Нас пытались выгнать из занимаемого помещения. И только жалоба прокурору одновременно с подачей копии главе МВД области позволили предотвратить наше выселение с узла связи. Последовал целый ряд придирок контролирующих организаций. И самая большая наша беда -- это Госсвязьнадзор, который вместо того, чтобы заниматься технической стороной дела, занимается политикой. Все это вместе создало нам такие трудности, которые ставят вообще под сомнение возможность ведения бизнеса в этом секторе экономики.

Вот вкратце то, что касается истории. Думаю, те, кто хочет ознакомиться с этим подробнее, найдут все материалы в уже упомянутой книге.

Поясню лишь, что в итоге вся эта история, которая находит документальное подтверждение, свелась, по сути дела, к единому: имеют или не имеют право силовые структуры нарушать основы конституционного строя? По нашему мнению, не имеют они такого права, впрочем, я не собираюсь сейчас дискутировать на эту тему, я просто определяю нашу позицию. Это первый момент. И одновременно с тем (как подпункт первого момента): имеет ли право ФСБ в своей деятельности попутно нарушать наши права как права предпринимателей?

И как непосредственно вытекающий из этого второй большой пункт: реализация системы оперативно-розыскных мероприятий в том виде, как того хочет ФСБ, на сегодняшний день приводит к нарушению целого ряда положений действующего законодательства. Я не буду останавливаться на Законе "О связи", я не буду останавливаться на Законе "О защите информации". Я признаю, там есть спорные моменты. Но в любом случае, я имею право толковать и трактовать их в свою пользу, пусть попробуют меня в этом переубедить, даже в суде.

Я хочу подчеркнуть, что, кроме всех прочих причин, я лично вижу (и акцентирую сегодня на этом внимание) одну главную и большую проблему. В данном случае она, наверное, все-таки является проблемой ФСБ. Это та проблема, которая называется: нарушение Закона "О бухгалтерском учете".

Дело в том, что я не только не имею права платить кому-то за что-то, оплачивать чье-то оборудование, если я не хочу этого. Меня не имеют права заставить. Это раз. Более того, я не имею права даже предоставлять услуги связи вне тарификации, то есть бесплатно, невзирая на цели, преследуемые этим предоставлением.

Это важный момент, и я думаю, те провайдеры, которые хотели бы последовать моему примеру, в этом пункте найдут основание для того, чтобы задуматься и найти в себе силы для противодействия. Как я уже говорил, внедрение СОРМ связано с прохождением трех этапов. В случае, когда придет время, как говорится, платить по векселям, то есть когда придется уже все-таки реализовать третий этап, неизвестно, кто из нас окажется в проигрыше, я имею в виду провайдеров.

Я не буду сейчас поднимать вопросы морально-этического характера. Согласитесь, пошло брать деньги с клиента и при этом сдавать его с потрохами на прослушку. Это просто безнравственно.

Я бы хотел остановиться еще на одном -- на том, что ФСБ в ходе переговоров со мной все свои аргументы главным образом сводила к одному: ваше противодействие на самом деле направлено против того, чтобы мы, бедные чекисты, могли иметь возможности осуществлять возложенную на нас работу по поддержанию государственного строя. Я категорически с этим не согласен. И когда я приводил такой аргумент: ребята, если вы не можете работать в правовом поле, если для поддержания конституционного строя вам так жизненно необходимо нарушать те статьи Конституции, которые составляют основу конституционного строя России, то, извините, наверное, вам пора сменить работу. Может быть, это грубо. За это они на меня обижались, но тем не менее я всегда считал и считаю, что если кто-то не может выполнять свои функции, при этом не нарушая законов, не уважая прав и свобод граждан, которые, извините, платят вам зарплату, так как они формируют бюджет своими налогами, то грош цена таким спецслужбам.

Вот это, наверное, все, что касается непрофессионализма. Может быть, я ошибаюсь, но еще раз подчеркиваю, это мое мнение.

Теперь я бы хотел просто упомянуть одно обстоятельство. Дело в том, что все желающие могут ознакомиться с моим докладом, он будет предоставлен. Все документы, которые упоминаются в моем докладе, можно посмотреть. 6 апреля этого года по линии суда общей юрисдикции -- это Дзержинский районный суд города Волгограда -- была подана жалоба одного из акционеров против лицензионной комиссии Комитета по телекоммуникациям, теперь он опять называется Министерством связи и информатизации. И вторая линия -- мы подали иск уже от компании "Байярд Славия Коммуникейшнс", занимающейся телекоммуникациями, в Арбитражный суд города Москвы, то есть по месту нахождения ответчика, на действия лицензионной комиссии того же Министерства связи.

Суть претензии одна, с одним лишь разграничением. Я хочу прокомментировать те документы, которые вы получите при желании. Существующие реалии таковы, что отдельно взятый гражданин при нашей существующей судебной системе имеет реально больше шансов отстоять свои права, чем организация. Это бесспорно. Поэтому я бы хотел всем присутствующим как-то посоветовать задуматься над этим и, возможно, поддержать тех людей, которые могли бы своими исками привлечь внимание к этой проблеме и, в конечном итоге, организовать нормальное обсуждение этой проблемы.

Не надо выискивать врагов, не надо их создавать, врагов и так у нас достаточно, наверное. Проблем у нас очень много. Я бы хотел, чтобы все, что мы делали, делаем и будем делать было направлено на формирование гражданского сообщества в России с той целью, чтобы это оформленное и осознанное гражданское сообщество имело возможность привлечь государственные институты к тому, чтобы провести нормальный диалог. И все-таки попытаться установить четкие правила игры в этой сфере.

Вообще тема моего доклада: СОРМ как проявление трудностей постиндустриального развития России. Не сочтите это за непоследовательность, просто все мои дальнейшие высказывания не приобретены из книг. Это мое личное внутреннее убеждение, это мой жизненный опыт, это мое мировоззрение, и я надеюсь, что оно в большей части, наверное, совпадет с мнением большинства граждан нашей страны.

Чуть не упустил. Министерство связи на упомянутое мною заседание суда 6 апреля не явилось, представителей своих не прислало. И более того, оспариваемый в иске документ с решением упомянутой лицензионной комиссии о приостановке действия моей лицензии суду предоставлен не был. Вместо этого Министерство связи буквально за несколько часов до заседания предоставило суду отзыв, в котором сообщило о том, что в мой адрес, адрес генерального директора ЗАО "БСК", отправлено информационное письмо за подписью заместителя Министра связи, в котором сообщается об аннулировании ранее высланного в мой же адрес письма, в котором сообщалось о принятии решения по отзыву лицензии. По сути, они попытались отнять мою лицензию, тогда я обратился в суд, за несколько часов до суда, взвесив все шансы и поняв, что этих шансов у них в суде против меня нет, они решили отпустить меня на волю.

Возможно, для них на самом деле проще отпустить меня, чем поднимать весь пласт этих проблем для обсуждения в суде. Оставлю это для дискуссии.

Несмотря на то, что на самом деле заседание суда состоялось, иск был принят, мы настояли перед судом о формировании судебного запроса на предоставление все-таки этого документа, и заседание было перенесено на 31 мая 2000 года.

Несмотря на все вышесказанное, я все-таки считаю, что наша компания хотя бы на этом этапе победила, ибо сумела хотя бы в какой мере отстоять свои права и права своих клиентов. Я не берусь, скажем, делать какие-то высказывания в плане анализа действующего законодательства. Я боюсь, что сами юристы здесь не будут единодушны в оценке тех или иных аспектов. Просто я бы хотел подчеркнуть, что коль уже мы живем в этой стране, мы граждане этой страны, мы имеем право голоса, как минимум. И все, что мы делали, как раз явилось выражением нашей позиции.

Несомненно, положительный сдвиг налицо, ибо теперь уже четыре дня назад на адрес того акционера, о котором я упоминал, который подал иск по линии суда общей юрисдикции, пришло письмо (впервые в России это произошло) за подписью лично господина Леонида Реймана (он у нас является на сегодняшний день Министром связи). Это весьма любопытный документ, потому что Министр связи отвечает гражданину России. В этом письме он признает права гражданина как предпринимателя и сообщает о том, что в целях досудебного разбирательства он аннулирует не только информационное письмо за подписью своего зама о принятом решении (вот здесь наша победа уже наступает), он информирует гражданина акционера (это Селютин Владимир Геннадьевич, это не является тайной) о том, что вместе с письмом господин Рейман принял решение об аннулировании протокола " 5 от 11 ноября 1999 года.

Это тот самый мифический протокол, которого мы никогда не видели и существование которого вскрылось в ходе внеочередной проверки Госсвязьнадзора. Я поясню. Лицензионная комиссия проводит заседания, результатом которых являются протоколы, в которых рекомендуется принимать решение по поводу выдачи либо приостановления действия, либо аннулировании лицензий. Понимаете, да? На самом деле решение на основе такого протокола принимает одно из первых лиц министерства. Так вот, господин Рейман своим письмом и подтверждением того факта, что аннулирован сам протокол, признал неправоту Министерства связи и недостаточность их аргументов, которыми владеют Госсвязьнадзор и Министерство связи, чтобы отнять нашу лицензию.

Вот именно эти факты позволяют мне утверждать, что компания наша достигла определенной победы.

Я бы хотел сделать небольшой анализ, почему все это происходит, почему все это возможно в наше время, когда космические корабли бороздят просторы и т.д.

Я думаю, что в развитии России на самом деле нет ничего исключительного. На сегодняшний день совершенно определенным является то, что, как это ни прискорбно признавать, мы несомненно отстали от стран Запада, причем, как теперь выясняется, не только от развитых стран Запада. И как это ни странно звучит, но мы начали строить капитализм. И думаю, что несмотря на ряд поправок, которые даже присутствующие могли бы добавить к моему следующему тезису, я думаю, что мы все-таки живем не в посткоммунистическом обществе, мы на самом деле живем в развитом феодализме. И все действия силовых структур, конкретных государственных чиновников, всех видов, демократических в том числе, институтов наглядно показывают это. И все же думаю, что несмотря на тяжелое наследие прошлого, я не только надеюсь, я убежден, что за интернет-технологиями -- будущее.

Никто не станет оспаривать на сегодняшний день, что Интернет -- это сверхбыстрая, сверхразветвленная, самоуправляемая и саморегулирующаяся телекоммуникационная среда. Я упомянул этот факт для того, чтобы ни у кого не оставалось иллюзий. Может быть, все это понимают как-то на подсознательном уровне, но не отдают себе в этом отчета. На самом деле Интернет не является ни модой, ни игрушкой и не является даже целью для достижения чего-то, он является всего лишь инструментом. В свое время точно также был изобретен телефон. И если совершить исторический экскурс в этой связи с изобретением телефона, была масса законопроектов, против которых общество точно также возражало, прежде всего, английское. Я не об этом. Я о том, что страна наша огромная, порядка у нас мало. Все это понимают, но никто не знает, что делать. Так вот, я надеюсь, что несмотря на все наше отставание от Запада, разумное и умелое использование, в том числе государством, Государственной Думой, аппаратом Президента, министерствами, ведомствами Интернета именно как коммуникационного средства, позволило бы, на мой взгляд, России получить преимущество перед странами Запада, ибо страны Запада тоже находились в свое время примерно в том же положении, что и мы сейчас. Так вот, умелое использование Интернета государством могло бы все-таки сократить разрыв и позволить стране нормально развиваться. Интернет -- это новая экономика и, прежде всего, достоверная и своевременная информация. А как мне видится, и, наверное, никто не станет этого оспаривать, информация и для бизнеса, и для развития общественных отношений имеет кардинальное значение.

Хочу еще раз подчеркнуть, что никто и ничего за нас (я имею в виду граждан России) не сделает, пряники с неба не упадут, царь хороший не придет. Если гражданское сообщество не в силах осознать свои права и настаивать на этих правах, то ничего не изменится. И для того чтобы мы сами и наши дети (прежде всего, наши дети, наверное, это как цель) стали жить лучше нас, чтобы они не оказались через какое-то количество лет в тоталитарном государстве, я думаю, шаги какие-то предпринимать нужно уже сегодня. Может быть, даже уже поздно, но я хочу надеяться, что нет. И в связи с этим еще раз хочу подчеркнуть следующий свой тезис о том, что, несомненно, оперативно-розыскные мероприятия проводить нужно, это необходимо для общества. Но нужно делать это грамотно и профессионально, не нарушая при этом провозглашенных нашим государством гражданских прав и свобод, ибо сильное развитое государство нельзя построить руками бесправных и нищих рабов. Но я надеюсь, что разум все-таки восторжествует, и государство в лице всех его многочисленных чиновников все-таки поймет, что для этой страны, для нашей многострадальной страны, сейчас как никогда важно осознать то, что надо сперва дать людям нормально жить, нормально общаться, иметь какую-то долю privacy, ибо она биологически заложена природой, от этого никто никуда не уйдет (можно только приспособиться, скрепя зубы)" И все-таки надо дать гражданам возможность нормально жить и трудиться, иметь веру в светлое будущее. И я надеюсь, что когда-нибудь большинство из нас в этой стране сможет с гордостью сказать, что он гордится собой лично и своим государством, которое уважает его (гражданина) и заботится о его правах. Спасибо.

ВДОВИН Ю.И.: Спасибо большое, Наиль. Я два слова еще дополню. Здесь был еще распространен доклад коллеги и, можно сказать, уже друга Наиля -- адвоката, который вел его дело и который подготовил доклад, но, к сожалению, не смог приехать. Это "Опыт правовой защиты оператора связи от неправомерного внедрения СОРМ". Он был роздан вам. Мы его обязательно включим в стенографический отчет нашей конференции и распространим. Мы считаем, что этот доклад может быть полезен операторам связи и провайдерам в качестве документа -- обмена опытом. Это просто справка.

А теперь я прошу задавать вопросы.

МУРЗАХАНОВ Н.В.: Можно я дополню? Я совершенно упустил из виду это обстоятельство. Я отдал Юрию Иннокентьевичу доклад моего коллеги и забыл об этом. Я хотел бы просто пояснить. Дело в том, что по большинству позиций этого опыта моего адвоката Вячеслава Михайловича Жуковского мы с ним солидарны, но не во всем. Дело в том, что он -- юрист, а я -- предприниматель. Поэтому вполне разумно то, что в любом случае у него могут быть свое видение того, каким образом меня защищать. Может быть, я не со всем здесь кардинально согласен, но если это поможет отстоять мою позицию в суде, я непременно этим воспользуюсь. Спасибо.


ГРОМОВА М.В. ("Иркутск -- Деловая сеть"): Я просто хотела бы дать краткий правовой комментарий.

ВДОВИН Ю.И.: Марина, можно тогда мы сначала зададим вопросы, а потом вы дадите комментарий. Ладно?

АХМЕТШИН И.Х. (Радио "Свобода", Санкт-Петербург): В вашем предприятии работают люди, они, видимо, получали зарплату. Как-то они высказывали недовольство тем, что вы ведете судебные дела, ведь это наносит какой-то ущерб?

МУРЗАХАНОВ Н.В.: Хорошо, я сделаю заявление. Дело в том, что все эти перипетии, которые выпали на долю лично мою и долю нашей компании, безусловно, крайне отрицательно сказались на финансовом климате компании.

Мы понесли колоссальные убытки, которые (я не делаю из этого тайны) на сегодняшний день составляют порядка 120 тысяч, практически весь уставной фонд у нас лежит мертвым грузом в виде отключенной тарелки.

ВДОВИН Ю.И.: 120 тысяч долларов?

МУРЗАХАНОВ Н.В.: Да. Мы сейчас работаем по наземным линиям связи, пропускная способность которых ввиду нахождения Волгограда на окраине империи крайне неудовлетворительная. И поскольку мы не имеем возможности вследствие нарушения наших прав заниматься полноценно своей деятельностью, мы несем убытки, но тем не менее (и в этом состоит суть моего заявления) ни один клиент нашей компании, ни один сотрудник нашей компании не пострадал в финансовом отношении.

Где мы нашли для этого средства? Я сразу поясню. Личные средства акционеров. Дело в том, что до момента, если вдруг такое случится, закрытия компании ни один человек, который имел с нами дело, не пострадает в финансовом плане, это политика нашей компании. Более того, мы готовы вернуть всем нашим клиентам их авансовые платежи в случае полного прекращения деятельности.

НИКУЛИН П.С.: Вы сказали, что когда вы имели дело с работниками ФСБ, то они вам не показывали удостоверений. Я не совсем понял, к чему вы этот момент подчеркнули? Что это означает?

МУРЗАХАНОВ Н.В.: Я это подчеркнул в той связи, что в своем плане сотрудники ФСБ не предусмотрели, причем сделали это умышленно, как выяснилось при попытке обсуждения, предоставления списка круга лиц со стороны ФСБ, которые будут заниматься СОРМом на наших сетях документальной электросвязи.

НИКУЛИН П.С.: А каков уровень работников, с которыми вы имели дело?

МУРЗАХАНОВ Н.В.: Вы знаете, в нашей компании сложилось такое совершенно безобидное определение этих людей ввиду того, что они не представляются никогда -- если они скажут сегодня Николай Петрович, то завтра -- Николай Сидорович, также как номера на автомобилях они меняют, один и тот же номер на 18 разных автомобилях -- мы их называем "серые". Человек в сером пиджаке -- это человек в сером пиджаке.

НИКУЛИН П.С.: Как бывший работник КГБ я вам должен сказать: вы прочитайте закон о ФСБ. Они вообще должны представляться, они должны предъявлять какое-то удостоверение, если они к вам приходят с какими-то требованиями. Есть юридическая основа, на которой можно с ними работать.

Я уже ко всем обращаюсь. У нас в Конституции впервые записано право граждан на подачу коллективных жалоб. И вот этот момент использовать необходимо, особенно в таких случаях, подобно вашему.

И, наконец, я так и не понял: а почему вы не подали в суд?

МУРЗАХАНОВ Н.В.: На кого?

НИКУЛИН П.С.: На того, кто вам принес этот ущерб, да еще моральный вред причинил.

МУРЗАХАНОВ Н.В.: С чего начать ответ? Начну с того, почему мы не требовали с сотрудников ФСБ представиться и так далее. Мы это делали.

НИКУЛИН П.С.: Не представляются -- будьте здоровы!

МУРЗАХАНОВ Н.В.: Совершенно верно, мы так и поступали, но это было два года назад. Я просто думал, что это достаточно подробно освещено было и сейчас можно найти следы на "Либертариуме", когда мы с такого рода заявлением, что мы не хотим иметь дело с тем, кто не подтверждает своих полномочий, обратились к генералу Колесникову, который является главой Волгоградского УФСБ, он поручил тем же самым сотрудникам вызвать уже нас в свое ведомство. По их мнению, посещение нами одного из кабинетов ФСБ должно было убедить нас в том, что они не шарлатаны, вообще говоря.

НИКУЛИН П.С.: Уровень какой был в управлении ФСБ?

МУРЗАХАНОВ Н.В.: Попробуйте подать жалобу где бы то ни было на сотрудника ФСБ. Это нереально, к сожалению. У вас иск даже не примут.

ГРОМОВА М.В.: Предмет иска нужно сформулировать прежде всего.

ПУСТЫНЦЕВ Б.П. ("Гражданский Контроль"): Простите, пожалуйста, мне непонятно одно. Вы хотите сказать, что вы так и не знали, с кем имеете дело, то есть они вам отказались категорически представляться в течение всего этого времени?

МУРЗАХАНОВ Н.В.: Нет, они представлялись. Я хочу сказать о том, что опять-таки это же СОРМ, Борис Павлович. Это же СОРМ. Наше общество заставляют верить сотрудникам ФСБ на слово, что они не будут без необходимости и без законного решения осуществлять тотальный мониторинг всех наших граждан. Нас заставляют же в это верить? Точно так же нас заставляют верить в то, что они сотрудники ФСБ. По-моему, с их точки зрения это нормально.

ПУСТЫНЦЕВ Б.П.: Человек так и не представил вам удостоверение"

МУРЗАХАНОВ Н.В.: Удостоверение -- нет.

НИКУЛИН П.С.: Любой жулик так может прийти.

МУРЗАХАНОВ Н.В.: Мне дали убедиться в том, что он не жулик.

ГРОМОВА М.В.: Я скажу буквально два слова. Просто не хотелось перебивать во время доклада, но вы сказали, что больше прав у граждан. Действительно, посмотрите в сборнике, специальный раздел Конституции, определяющий правовой статус личности. Но в Конституции нет определения правового статуса юридического лица, поскольку юридическое лицо -- это вообще правовая фикция, это объединение имущества. И именно поэтому оно может защищать свои права лишь только в отношении какого-то имущества.

Просто мне кажется, что это проблема общества. Если граждане, которые пользуются какими-то новыми технологиями, осознают, наконец, что их права нарушаются, то тогда предмет иска будет. А юридическое лицо не может обратиться с иском о нарушении своих прав.

НИКУЛИН П.С.: Поэтому я и сказал о групповых исках граждан.

МУРЗАХАНОВ Н.В.: Я позволю себе реплику. Марина, дело в том, что я не случайно упомянул о том, что нашей компанией подача иска была предпринята сразу по двум разным судебным веткам: по линии гражданского суда (суда общей юрисдикции) и по линии арбитражного суда. Нам важен результат. Каким путем он к нам придет, это не важно, главное, что там и там есть свои резоны. И я советую вам все-таки взять и почитать тот документ, который подготовил наш юрист. Вы найдете там много для себя интересного и полезного.

ПУСТЫНЦЕВ Б.П.: Но все равно, совершенно прав г-н Никулин, что все процедуры должны тщательно соблюдаться обеими сторонами.

МУРДАСОВ А.Б. (ЛОНИИС, Санкт-Петербург): Меня интересует, какого типа оборудование у вас установлено?

МУРЗАХАНОВ Н.В.: На сегодня у нас имеются два маршрутизатора фирмы "Cisco" и три сервера. Один из них -- чисто Data Server (Сервер Данных), второй -- Proxy Server, третий -- Access Server (сервер доступа). Модемных пулов -- два, каждый из них -- по 24 номера, то есть у нас 48 телефонов дозвона, которые объединены в две модемные линейки.

МУРДАСОВ А.Б.: А сертифицировано это оборудование на СОРМ?

МУРЗАХАНОВ Н.В.: Да. И это уже, я не знаю, 15--18--40 раз проверено Госсвязьнадзором.

ПУСТЫНЦЕВ Б.П.: Есть ли еще вопросы?
Большое спасибо, Наиль.
Пожалуйста, следующий доклад Елены Константиновны Волчинской.

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2019