19 октябрь 2018
Либертариум Либертариум

Покушение на Конституцию

"Новые Известия", 7 июня 1999г.
Нарушая Основной закон страны, спецслужбы пытаются установить тотальный контроль над российскими пользователями всемирной компьютерной сети Интернет.

07.06.1999

Люди с холодной головой, чистыми руками и горячим сердцем смело и бесцеремонно входят в виртуальный мир. Недавно наша газета уже рассказывала о том, как в Тульской области местное управление ФСБ недвусмысленно намекнуло местным интернет-провайдерам о необходимости самого тесного сотрудничества. Под сотрудничеством имелся в виду свободный и бесконтрольный доступ к корреспонденции их клиентов. Без санкции прокуратуры и решения суда!

Сегодня мы публикуем материал наших корреспондентов в Санкт-Петербурге и Волгограде, где на основе конкретных фактов и документов рассказывается о том, как ФСБ пытается внедрить в жизнь систему СОРМ-2 (система оперативно-розыскных мероприятий) и привлечь к этому интернет-провайдеров. Несогласных запугивают лишением лицензии.

Могут возразить, что подобные системы есть и на Западе. Есть. Но они жестко регламентированы законодательством и используются для шпионажа, а не для тотальной слежки за гражданами собственной страны.

Недавно из Волгограда в Санкт-Петербург, в правозащитную организацию "Гражданский контроль", приезжал со своими заботами Наиль Мурзаханов -- генеральный директор ЗАО "Байярд-Славия Коммуникейшнс", провайдер Интернета, то есть поставщик услуг пользования всемирной компьютерной сетью. Не так давно он сменил на этой должности Олега Сырова, не выдержавшего неравной борьбы с органами ФСБ и Госсвязьнадзора.

Борьба шла и идет по поводу системы СОРМ-2. Но чтобы ввести читателя в курс дела, мы начнем с ее предшественницы -- СОРМ, что расшифровывается как "система оперативно-розыскных мероприятий".


СОРМ: телефонное бесправие

Она действует в России с 1995 года. Согласно ей, спецслужбы, в первую очередь ФСБ, дают технические задания на производство АТС: изготовители станций обязаны оснащать спецслужбы аппаратурой, позволяющей им со специального пульта управления подключаться к любой телефонной линии, снимать не только статистическую информацию (кто, кому и когда звонил), но и прослушивать, записывать любые разговоры. При этом система не предусматривала никакой процедуры, обеспечивающей контроль за законностью этих подключений. О какой законности идет речь?

В нескольких нормативных актах РФ (в том числе в законе об оперативно-розыскной деятельности) имеются указания на то, что проведение такого рода мероприятий допускается только на основании судебного решения. Даже если дело не терпит отлагательства, органы, начав оперативно-розыскное мероприятие, должны в течение 48 часов получить такое решение. Но сама система СОРМ строится так, что граждане не гарантированы от произвола прослушивающих служб. Ведь в их руках пульт, а бесконтрольная возможность съема информации заложена в технических условиях.

Вот история, которая прозвучала на одном из семинаров "Гражданского контроля". В процессе расследования дела о "шпионаже" эксперта норвежской организации "Беллуна", отставного капитана первого ранга Александра Никитина ему предъявили расшифровку телефонного разговора с неким американцем. По мнению адвоката Ю.Шмидта, там не было никакого криминала, вообще никакой проблемы, но защитник решил стать на сугубо формальную точку зрения. Покажите, сказал он, разрешение суда на прослушивание, которое проводилось еще до возбуждения уголовного дела. В результате эпизод из дела был изъят. Значит, закон действует? Да, но только задним числом, произвольно снимать информацию он не мешает, ведь за незаконную прослушку так никто и не наказан.

А теперь представим: и дела-то никакого нет, но на основании каких-то подозрений (вполне возможно, в результате незаконных прослушек) человека, не называя причин, ограничивают в правах. Скажете, такое невозможно? Недавно газета "Петербургский Час пик" рассказала именно такую историю. Американское генконсульство отказало во въездной визе одному питерскому бизнесмену без объяснения причин. Однако конгрессмену США, к которому обратились американские компаньоны бизнесмена, причина была названа: этот человек числился в некоем списке "криминальной иерархии", который был передан консульству Управлением по борьбе с организованной преступностью. Только благодаря настойчивости консульства рубоповцы нехотя признали, что бизнесмен не судим, ему не было предъявлено никаких обвинений и он не арестовывался. После этого визу в США он получил, съездил и вернулся, но когда решил поехать в другие страны, та же история...

Кто может поручиться за то, что оператор-офицер, сидящий за тем самым пультом, не использует незаконно полученную им информацию для своих целей, продиктованных то ли любопытством, то ли меркантильным интересом? Что его коллеги не попытаются вас вербовать с помощью этой информации? Никто, потому что нет никаких механизмов, позволяющих определить, самовольно этот оператор снимает информацию или по решению суда. Ни в каких технических условиях эти механизмы не предусмотрены.

СОРМ-2: компьютерный беспредел

Но мы сейчас не о телефоне, а о системе документированного оборота информации. То есть о факсах, компьютерах, электронной почте, сети Интернет. В 1998 году разработаны технические условия на следующую систему -- СОРМ-2. Она должна создаваться уже и на сетях документальной электросвязи. С ее помощью можно контролировать не только электронную переписку, но и обращения к сайтам Интернета. О любом пользователе "паутины" можно знать: имеет ли он пристрастие к политическим новостям, или к порнографическим картинкам, или неравнодушен к людям своего пола. Можно проследить его "электронные" покупки, банковские платежи. В условиях есть и раздел о защите информации от несанкционированного доступа. Но это не относится к спецслужбам, подразумевается, что их доступ -- заведомо санкционированный.

До поры до времени об этом знали единицы. Утечка информации о СОРМ-2 произошла летом прошлого года. И очень обеспокоила компьютерную общественность.

Из телеконференции (свободном обмене мнениями) на сайте "Московский Либертариум":
-- Все это очень грустно и печально. Я живу на границе с Китаем, и Интернета у них нет. А ведь многие наши политические деятели призывают равняться на них. Отрежут Москву от внешнего мира, и будем мы барахтаться в нашем местном дерьме. Это делается очень просто. Просто и дешево... Я благодарен тем силам, которые "пробили" Интернет в нашей стране -- я не чувствую себя оторванным от всего мира. Но если отключат нас от внешнего мира, останется только бежать из тюрьмы под названием Россия.

-- Мы здесь выпускаем пар, а эти козлы уже пытаются воровать чужую информацию... Мне кажется, нам всем давно пора объединиться для того, чтобы противостоять этой нечисти.

А что, собственно, так уж обеспокоило? Причем, судя по всему, не шпионов, не бандитов, а вполне приличных людей? Неужели не понятно, что речь идет о борьбе с преступностью, и в таком случае любое государство может и должно дать все возможности правоохранительным органам, вплоть до ограничения некоторых прав и свобод подозреваемых людей? Разве не то же происходит и в других странах?

Наиль Мурзаханов говорит:
-- Мы не против того, чтобы осуществлялась розыскная деятельность, но нас заставляли делать это без санкции суда! То есть дать полностью им в руки весь механизм работы нашего узла, что позволило бы в любой момент, когда им этого захочется, проверить корреспонденцию любого клиента, узнать, какую информацию он смотрит, и дать им возможность управлять этим клиентом. Если они захотят, они просто могут отрезать этому клиенту выход во внешний мир -- навсегда. Просто выключат его из Интернета, несмотря на то, что он заплатил деньги и имеет право на информацию согласно Конституции.

Все дело именно в этом -- покушении на Конституцию.

Как это делается: история в документах с комментариями

Документ 1. Письмо начальника УФСБ по Волгоградской области В.Колесникова генеральному директору ЗАО "Байярд-Славия Коммуникейшнс" О.Сырову с приложением технических требований на мероприятия по обеспечению СОРМ. Апрель 1998 г. Документ не приводится, поскольку на нем стоит гриф "Конфиденциально".

Комментарий Н.Мурзаханова:
-- В представленных Управлением ФСБ технических требованиях нет никакого механизма контроля за их действиями. А ведь в законе об оперативно-розыскной деятельности говорится, что проведение мероприятий, которые ограничивают конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, допускается только на основании судебного решения. У прокуратуры или суда нет даже возможности контроля, потому что средства для него не заложены в технических требованиях. В общем, мой предшественник Олег Петрович Сыров решил, что они противоречат закону. Вдобавок он, а теперь я, да и любой провайдер, как гражданин и как должностное лицо -- мы несем ответственность перед нашими клиентами и перед законом за обеспечение тайны переписки. Если я это нарушу, то мне, согласно закону о защите информации, согласно Уголовному кодексу, грозит три года.

Документ 2. Из ответа О.Сырова начальнику УФСБ. Октябрь 1998 г.:
"... сообщаю, что администрация ЗАО... готова рассмотреть возможность сотрудничества с Вашей организацией, как с одним из субъектов оперативно-розыскной деятельности... при наличии плана, не содержащего противоречий нормам Конституции Российской Федерации, Гражданского кодекса РФ и других законов Российской Федерации".

Документ 3. Из письма начальника УФСБ В.Колесникова начальнику Управления Госсвязьнадзора РФ по Волгоградской области В.Петрову. Октябрь 1998 г:
"В связи с отказом оператором связи ЗАО "Байярд-Славия Коммуникейшнс"... выполнить требования п. 23 условий осуществления данного вида деятельности лицензии " 5769 от 24.05.97 года, по оказанию содействия и предоставления органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, возможности проведения оперативно-розыскных мероприятий, прошу Вас принять меры к приостановке коммерческой эксплуатации узла передачи данных ЗАО... и отзыве лицензии на право предоставления услуг телематических служб".

Комментарий Н.Мурзаханова:
-- Неясностей в этом деле до сих пор множество. Само понятие электронного документа еще не имеет полной юридической основы -- что считать электронным документом, кому приписать авторство, как проверить его на адекватность информации, то есть действительно документ изначально был таким или кем-то внесено изменение" Но, несмотря на эти неясности, существует уже соглашение между Министерством связи и ФСБ, и в деле внедрения СОРМ Госсвязьнадзор и ФСБ действуют в тесной связке.

Документ 4. Из предписания начальника Управления Госсвязьнадзора В.Петрова О.Сырову. Февраль 1999 г.:
"В срок до 25.04.99 представить в УГСН по Волгоградской области согласованный с УФСБ по Волгоградской области план мероприятий по внедрению СОРМ на сети телематических служб ЗАО "Байярд-Славия Коммуникейшнс".

Комментарий Н.Мурзаханова:
-- Олег Петрович направил этот план для согласования в УФСБ, но они уже перестали с нами разговаривать. Поняв, что просто так, бесконтрольно, доступ они не получат, предпочитали общаться только с Госсвязьнадзором.

Документ 5. Из ответа О.Сырова В.Петрову. Февраль 1999 г.:
"Направляю Вам светокопии проекта плана мероприятий... и сопроводительного письма в адрес УФСБ..."

Комментарий Н.Мурзаханова:
-- Для Олега Петровича вся эта нервотрепка была очень неприятна. Ну, например, ему звонят, допустим, ночью домой, намекают на какие-то обстоятельства, угрожают ему -- и в то же время проверить эти звонки невозможно" Например что-то вроде: "Олег Петрович, вы зря вот так поступаете, доводите до сведения общественности ту нелегкую, трудную негласную работу, которую мы проводим. Мы очень вами недовольны и не хотели бы, чтобы вы это продолжали впредь, во избежание каких-то неурядиц"" Не могу сказать, что он ушел только по этой причине, но... Ну, а мне не легче, поскольку у меня та же позиция, что и у него.

Документ 6. Из письма В.Петрова Н.Мурзаханову. Апрель 1999 г.:
"...Вам необходимо представить... согласованный с УФСБ... план-график мероприятий... В случае невыполнения... к Вам будут применены самые строгие меры административного воздействия..."

Документ 7. Из ответа Н.Мурзаханова В.Петрову. Апрель 1999 г.:
"...повторно направляю Вам светокопии проекта плана... и сопроводительного письма в адрес начальника УФСБ... За сроки согласования проекта Управлением ФСБ... ЗАО... нести ответственности не может..."

Документ 8. Из постановления по делу об административном правонарушении в области связи. Апрель 1999 г.:
"Я, старший государственный инспектор УГСН по Волгоградской области Петров В.С. ... установил: Мурзаханов Н.В. -- генеральный директор ЗАО "БСК" не выполнил предписания УГСН по Волгоградской обл., поэтому... постановил: наложить предупреждение..."

Комментарий Н.Мурзаханова:
-- Вообще-то Госсвязьнадзор оказался в нелепом положении. Если у меня будут отбирать лицензию, то я в суд подам, и тогда эти начальники могут своих кресел лишиться. Поэтому, видимо, они избрали тактику "мелких пакостей": то у меня электричество "отрубается" на узле связи (мы, конечно, меры предприняли, и на качестве предоставления услуг клиентам такие отключения не сказываются), то чинятся препятствия всевозможными проверками. Кто нас только не проверял! И пожарная охрана, и электрики, и Госсвязьнадзор, неоднократно. С нас даже требовали каких-то сертификатов на гайки (!), которыми скреплена "тарелка" наверху. Но на них-то ведь тоже давят, да, наверное, еще как...

"Мы свое право отстоим"

На специальном "круглом столе" "Гражданского контроля" по проблемам СОРМ председатель этой организации Борис Пустынцев говорил:
-- В России ситуация с подконтрольностью и подотчетностью спецслужб сложилась катастрофическая. Парламентский контроль неосуществим из-за политических пристрастий думского большинства -- ему привычнее иметь спецслужбы, построенные по старому тоталитарному принципу. Общественный контроль невозможен из-за неразвитости гражданского общества и отсутствия механизма воздействия на власть. Формально контрольные функции принадлежат в данном случае президенту, но все эти годы он предпочитал иметь спецслужбы, ориентированные на служение его личным интересам. В результате российские спецслужбы постоянно нарушают конституционные права граждан. Фактически они создали параллельное правовое поле, в котором не действуют законы, игнорируется Конституция.

Между прочим, на этот "круглый стол" были приглашены около тридцати питерских провайдеров и операторов связи. Их оповестили дважды -- от "Гражданского контроля" и от имени депутата Госдумы Ю.Нестерова. Ни один не пришел. Мы пробовали побеседовать с некоторыми из них на эту тему. Ответы были такие:
-- Ну, а что делать? Лицензия дороже...
-- Да Бог с ними, этими кагэбэшниками, им же тоже как-то работать нужно.
-- Господи, меня больше волнует проблема "мусора" в Интернете и вирусов в электронной почте.
-- Ну и что, везде так. Вы что, не слышали об "Эшелоне"?

Слышали. Это, судя по прессе, американская система, позволяющая перехватывать, регистрировать и расшифровывать сообщения, посылаемые по электронным сетям из любой точки планеты. Английская правозащитная организация "Омега" передала информацию об "Эшелоне" в Европарламент, и в сентябре 1998 года он признал, что проблема существует, предложил своему комитету по оценке научно-технических нововведений еще поработать над ней. Неспешно... И это у "них", где каждое покушение на "прайвеси" (это английское слово означает одно из самых святых на Западе понятий -- частная жизнь, уединенность) -- событие. Но западные спецслужбы разворачивают эту систему для шпионажа, а не внутри страны, не для слежки за собственными гражданами. Трудно представить себе ситуацию, при которой Агентство национальной безопасности США попыталось бы обязать своих провайдеров, как это делается у нас, своими же руками и за свой счет внедрять такую систему, да еще направленную против налогоплательщиков. Это был бы такой скандал!..

У нас он тоже разгорелся, но в основном в сетях.

Из телеконференции на "Московском Либертариуме":
-- У меня теперь складывается мнение, что этот вопрос как дискуссионный просто надуман и используется в качестве пугала для дискредитации ФСБ.

-- За СОРМ надо винить не ФСБ, а тех, кто голосовал за Конституцию. Но... контролировать Интернет, даже только по судебному решению, это большой геморрой.

-- Ты пишешь, что... нужно винить тех, кто голосовал за Конституцию. Да за нее никто не голосовал -- это ваше кагэбэшно-мафиозное изобретение... А то, что контролировать Интернет для ФСБ "большой геморрой", как ты выразился, так здесь я с тобой согласен. Интернет -- одно из многих мест, которое недоступно для ФСБ, как бы они совместно с бандитами ни утверждали обратное. И это касается не только технических вопросов, но в более широком смысле. Во всех цивилизованных странах вылавливают российских бандитов, а доблестные органы даже полслова информации против бандюг не предоставили.

-- Это же все равно, что стоять перед стадом слонов, несущихся прямо на тебя, и пытаться их остановить. Неужели это не понятно? С таким объемом информации они просто не справятся. Тем более что весь traffic криптуется очень просто, и раскодировка просто будет убыточным делом.

-- Я надеюсь, что внедрение СОРМ ускорит процесс отдаления от России Калининградской области.

-- Я лично в Калининградской области был. В центре Восточной Пруссии, где пахнет Кантом и братьями Гримм, запах русского духа, в общем, не слишком прослеживается. Там достаточно покрутить головой по сторонам, и сразу видно, что Европа. Поэтому я не удивляюсь приведенному комментарию: отдаляться от России для Калининградской области -- это отдаляться от родных до боли силовиков с их СОРМ-2 и приближаться к европейской интеграции. Я живу в Москве и поэтому вынужден искать другие способы ухода от СОРМ...

Из провайдеров в этих разговорах принимает участие разве что тот же самый Наиль Мурзаханов. Почему? Провайдер -- бизнесмен (или предприниматель, кому как понравится) несколько особого рода. Он не из той когорты, что стремится к контактам хоть с бандитскими "крышами", хоть с властью. И вообще-то очень понятно нежелание такого интеллектуального бизнесмена иметь дело с "политикой". Но рано или поздно она сама, грязная или чистая, его и настигает. Наиль это, кажется, понял. Кроме того, у него есть еще один веский мотив, чтобы не молчать:
-- Наша компания поднималась буквально с копеек, со своих собственных вкладов, мы очень долго и трудно шли к развитию своей компании. А большинство провайдеров было спонсировано какими-то крупными фирмами. Ведь известно, что те, кто находился у власти, имели (они или их родственники) какие-то капиталы на разгар перестройки, то есть деньги, на которые создавались эти фирмы, были не последними. Мы же свои деньги зарабатываем сами и тяжело, и поэтому отдавать их просто так никому не собираемся. Если нас закроют, то мы дойдем вплоть до международных судов, но свое право отстоим.

Комментарии (1)

  • Покушение на Конституцию

    Vadim Ionov, 24.06.1999
    в ответ на: текст Покушение на Конституцию
    На Конституцию покусились давно. Т.е. с той самой милисекунды, когда она вступила в силу. Обращяет на себя внимание то, что с незаконным прослцшиванием телефонных переговором уже все смирились и воспринимают это как некую данность (от природы, значить, данность). Собственно и письмам никто в этой стране ничего онфиденциального доверять не намерен. Оттого и "умные" реплики - "КГБ надо подумать...что делать...а то секретные материалы будут передавать..." и т.д.

    Т.е. то что в письмах секретные материалы передавать не стоить - аксиома, но с ней жить можно. И вот с перлюстрацией Сети жить,, как оказалось, невозможно.

    Разумеется, контроль за почтооборотом при надлежащей организации качественно отличается от контроля за телефонами и даже перлюстрации почтово-телеграфной екорреспонденции - большим охватом и значительно большей автоматизацией процесса. Но все эти явления (СОРМ-1, 2 КПТП, негласное проникновение в жилище)явления суть одного порядка - нарушения охраняемых Конституцией прав. И до тех пор, пока в обществе не вызреет неприятие к этому явлению (прочно вошедшему в нашу жизнь с далеких довоенных) вряд ли гэ-бэ (обобщающий термин) бросит свое занятие. Ради Сети.

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2018