19 август 2018
Либертариум Либертариум

Чем выше квартплата, тем выше пенсия

Оригинальное предложение по инвестированию денежных средств с пенсионных счетов государственной накопительной пенсионной системы.

ЧЕМ ВЫШЕ КВАРТПЛАТА, ТЕМ ВЫШЕ ПЕНСИЯ... На первый взгляд кажется наоборот. Но это только на первый взгляд.

"Российская газета" 5 октября 2000 г. озаботилась тем, что в связи с нестабильностью нашей экономики 28 процентов отчислений со стороны предприятий в Пенсионный фонд уже недостаточно для высоких и стабильных пенсий. И предприниматели, и предприятия уже не могут и не хотят отчислять в Пенсионный Фонд такие грабительские проценты. Слишком неподъемная цифра. Вот и приходится работникам расписываться в лучшем случае за 500 рублей, а получать в конверте раза в три-четыре больше. При этом работник невольно соглашается с тем, что размер его пенсии должен быть занижен, а предприниматель живет под угрозой уголовной ответственности за уклонение от уплаты положенного в Пенсионный Фонд. Невыгодно никому.

Наше Правительство предлагает перейти на накопительную пенсию. Как во всем цивилизованном мире. Это, когда заранее сделанные каждым работником либо работодателем отчисления в Пенсионный фонд накапливаются на специальном индивидуальном счете работника.

Проблема в том, как сохранить и не обесценить накапливаемые средства?

Та же "Российская газета" пишет, что в США 95% денег на старость разрешено инвестировать только в высоконадежные ценные бумаги. Российские же активы по международным стандартам не относятся к надежным.

Получается, что Пенсионному фонду некуда размещать пенсионные деньги, чтобы обеспечить их рост. Отдавать банкам? Так те запросто могут обанкротиться. Вкладывать в предприятия? Те еще хуже банков. А рынка земли и частной собственности не хотят наши левые депутаты.

Дело дошло до того, пишет далее "Российская газета", что одна из думских фракций вызвалась подготовить законопроект, который позволит свободно вывозить пенсионный средства за рубеж и вкладывать их в иностранные ценные бумаги. Чтобы наши деньги работали на иностранную экономику.

Что же делать?

Нужно создать для Пенсионного Фонда надежный объект именно в России для прибыльного размещения предварительных пенсионных платежей граждан. А такими объектами на первом этапе развития рыночной экономики может быть только земля и недвижимость в виде наших с вами квартир.

А для того, чтобы действительно появился рынок квартир, нужно, чтобы квартиры буквально все наниматели арендовали по рыночным ставкам, а не надеялись получить от государства дотацию. Собственники же квартир должны платить рыночную ставку налога на недвижимость.

Многие встанут на дыбы от такого предложения. Но почему подрастающее поколение, не имеющее квартир, должно платить рыночные ставки за свое арендуемое жилье, а те, кто квартиры уже имеет, должны получать от государства дотацию по квартирным и коммунальным платежам? И ведь молодежь арендует квартиры как раз у старого поколения. Этим самым оно отдает дань уважения старикам, возразят мне. Возможно, но при таком положении вещей рынка жилья у нас в стране никогда не будет и не будет уверенности в надежной и высокой пенсии. Одиноким же старикам нужно отдать дань уважения тем, что, как и сейчас освободить их от уплаты рыночного налога на недвижимость.

Если мы будем уверены в том, что наши предварительные пенсионные платежи Пенсионный фонд сможет вложить в приобретение любой квартиры и эту квартиру потом сможет выгодно сдавать в аренду по рыночным ставкам, мы будем уверены в том, что получим в пенсионном возрасте вложенное сейчас и даже с лихвой. Либо в деньгах, либо в виде приобретенной Пенсионным фондом на наши деньги квартиры.

Но для этого нужно, чтобы все население (и студент, и губернатор, и депутат) платило за свое жилье одинаковую рыночную арендную (квартирную) плату и рыночные ставки налога за недвижимость. Пока же получается так, что государственный чиновник может иметь бесплатно даже не одну, а две квартиры. Платит за эти квартиры государству около 15 центов за один квадратный метр, а сам сдает одну из этих квартир студентам либо молодоженам по полтора доллара за квадратный метр.

Для создания рынка жилья, необходимо ввести также возможность быстрого выселения за неплатеж арендных (квартирных) платежей не только студентов, но и тех, кто им эти квартиры сдает.

Кроме того, рыночная ставка налога на недвижимость поможет резко уменьшить налогообложение оборота товаров, работ и услуг и сделать ненужной значительную часть чиновничества, регулирующего этот оборот.

Нас нужно заинтересовать в налоговых платежах

Причем заинтересовать не сами предприятия, а каждого гражданина -- будущего пенсионера.

Каждый из нас будет заинтересован платить налоги с действительного дохода при условии, если определенный процент от уплаченного им добровольно налога будет зачисляться на его персональный счет в Пенсионном Фонде.
Например, государство устанавливает единую ставку подоходного налога, равную, допустим 10 или 20%. Работник знает, что если он со своего ежемесячного дохода в две или четыре тысячи рублей уплатит подоходный налог в размере 400 рублей, то 25 или значительно больше процентов от этих 400 рублей будут зачислены на его персональный счет и будут выплачены либо ему в виде пенсии, либо его наследникам в случае его смерти.

Мы более уверенно пойдем на такие добровольные платежи, если будем знать, что Пенсионный Фонд будет иметь возможность очень прибыльно разместить наши платежи на рынке недвижимости.

Михаил Лусников, юрист
Адрес в Интернете - www.lusnikov.com

Комментарии (4)

  • Чем выше квартплата, тем выше пенсия

    Только не надо смешивать две вещи. Налог на недвижимость, вне зависимости от ставки и базы налога, идет в бюджет. И никакого отношения к пенсии иметь не должен, иначе мы опять приходим к бюджетной пенсионной системе.

    Коммерческая аренда недвижимости - хороший бизнес, который может быть открыт и для пенсионных фондов. Притом для всех, и для Пенсионного Фонда с большой буквы, и для негосударственных ПФ, как во всем цивилизованном мире, гдн фондов много.

    Однако не надо забывать, что сначала должна пройти налоговая реформа, потом люди станут сдавать частное жилье в аренду за белые деньги, тогда определится прозрачная "рыночная цена", и только тогда станет возможен рынок коммерческой аренды, возродятся доходные дома, и в них уж можно будет инвестировать.

    И последнее. Вызывает удивление праведный гнев по поводу "законопроекта, который позволит свободно вывозить пенсионный средства за рубеж и вкладывать их в иностранные ценные бумаги. Чтобы наши деньги работали на иностранную экономику."

    Вы что-то путаете. Это не Ваши деньги. Это деньги пенсионера, он их заработал честным трудом и вложил в фонд. И если он хочет, чтобы они были вложены в иностранные бумаги. это его право собственника. Для тех, кто не хочет, возникнут фонды, придерживающиеся патриотических принципов инвестирования, и не пользующиеся этим правом.

  • Чем выше квартплата, тем выше пенсия

    Ну, насчет "всего цивилизованного мира"; автор преувеличивает. Перераспределительная пенсионная система - это "головная боль" многих развитых стран, включая США (последние к реформе только подступаются).

    По поводу того, как может решаться проблема надежности инвестирования принудительных пенсионных сбережений, обращаю внимание автора на статью Хосе Пиньеры "Шанс для трудящихся: приватизация социального обеспечения в Чили".

    Кстати, превращению сдачи жилья в нормальный бизнес, мешает действующий жилищный кодекс и институт прописки, которая является фактически "частичной собственностью" на муниципальные (и даже чужие частные!) квартиры. Вообще, приватизация квартир при одновременной муниципальной собственности на "все остальные части дома" - нонсенс, проявление некоторой разновидности общественной шизофрении. Пока этот нераспутанный клубок прав существует, инвестирование в недвижимость не будет надежным в долгосрочном плане.

  • Чем выше квартплата, тем выше пенсия

    Во-первых, непонятно, почему автор рассматривает именно проект, связанный с арендой жилья? Это не самый привлекательный способ использования массовых денег, связанный с недвижимость. К тому же он предполагает создание некоей структуры, которая будет держать на балансе все эти квартиры, следить за ними, решать, где их надо покупать, а где нет и так далее. А это трансакционные издержки, которые будут выплачиваться из карманов будущих пенсионеров. Гораздо разумнее данные средства направить в проект строительства дешевого жилья с продажей в "долгосрочную рассрочку". Вот за это молодое поколение действительно будет платить, и платить будет все, что у него есть.
    Во-вторых, избежать черной выплаты заработной платы вам неудастся. Я рассчитывал на примере конкретного промышленного предприятия показатели "тяжести" разного рода налогов (это зависело в том числе и от возможности к уклонению от них). Выяснилось, что налоги на фонд оплаты труда - это 45 % от всей суммы выплачиваемых налогов (даже с учетом того, что формальная з/пл ьыла в 4 раза ниже реальной). Кто же в таких условиях будет покащывать заработную плату? Снизить же ставки этих налогов вам в ближайшие лет 10 неудастся, так как государству необходимо выполнять уже накопленные пенсионные обязательства. Не случайно разработанная при непосредственном участии А. Илларионова (принципиального противника высоких налогов) правительственная программа хоть и ввела единый социальный налог, но его общую ставку оставила примерно на о же уровне. А не будет белых платежей заработной платы - не будет и пенсионных отчислений. И от работников тут ничего не зависит. В условиях, когда предложение рабочей силы превосходит спрос для работника одна главная проблема - с работы не вылететь.
    И последнее. Предложенная вами в конце статьи схема вовсе не гарантирует отчислений в фонды. Я лично на таких условиях 400 рублей платить не буду. Я лучше куплю на них долларов, или золота, или квартиру, или еще чего-нибудь - и эти ценности уж точно достанутся мне в старости или моим детям. И достанутся полностью, а не 20-25 %.
    Я не спорю с правильностью вывода о необходимости развития накопительной системы пенсионных фондов. Но эта проблема будет посложнее проблемы подъема российской промышленности (хотя и тесно с ней связана).
  • Бодался юрист с налоговиками и Путиным

    Цена иска была - миллиард. Это сулило в том памятном процессе выигравшей стороне значительный гонорар.
    Истец нисколько не сомневался в получении солидного куша в виде предусмотренных договором штрафных санкций, но не учитывал такой нюанс как новацию, то есть замену первоначального обязательства другим.
    Глеб - опытный юрист, выступавший на стороне ответчика, сразу увидел недочеты истца и пообещал своему доверителю значительные шансы в выигрыше дела. Но какового же было его изумление, когда в качестве представителя уверенного в успехе истца он увидел своего начальника - председателя коллегии адвокатов. Председатель не был специалистом в области гражданского права и его привлек в арбитражный суд сверхвысокий размер заработка при незначительных затратах времени.
    Глеб же хотел иметь собственную контору, открытие которой не могло состояться без благоволения его противника в том памятном процессе.
    Глеб тот процесс выиграл и вместо того, чтобы подать заявление об открытии конторы, подал - об увольнении по собственному желанию. Так из адвоката Глеб переквалифицировался в независимого юриста - индивидуального предпринимателя.

    Поначалу все было хорошо. Налогообложение ненамного выше, чем у адвокатов, однако, нет никакой зависимости ни от каких адвокатских коллегий. Но вот с 1 января 2001 года грянула новация, уже налоговая: «индивидуалы» наряду с организациями были призваны под знамена плательщиков налога на добавленную стоимость.
    Налоговый кодекс, правда, освободил мелких налогоплательщиков от уплаты НДСа, но не автоматически, а по усмотрению налоговых органов.
    Адвокаты же, как и раньше, с 01 января 2001 года не являются ни плательщиками налога с продаж, ни плательщиками НДС. Хотя, так же как и индивидуальные предприниматели могут специализироваться на арбитражных процессах и открывать такие же специализированные, но адвокатские бюро. Раньше государство не оплачивало работу адвокатов по осуществлению защиты безденежных подсудимых и этим можно было оправдывать значительные налоговые льготы для коллегий адвокатов. Но сегодня каждый день такой работы уже оплачивается и осуществление защиты по назначению может приносить довольно сносный доход.
    Добросовестно пробыв членом коллегии адвокатов 20 лет, и имея юридический стаж работы по обслуживанию предприятий в 30 лет, Глеб обоснованно негодовал против постановления Конституционного Суда, запретившего не членам коллегий адвокатов защищать обвиняемых на предварительном следствии. Думаю, что и читатели согласятся с абсурдным выводом конституционных мужей, по мнению которых молоденький выпускник института, по блату пробравшийся в коллегию адвокатов, окажет более квалифицированную помощь, чем Глеб.
    Но дело даже не в том, что, попавшие за решетку по обвинению в налоговых преступлениях, лишены были возможности обратиться за помощью к Глебу: он и так был по уши занят в арбитражных делах.
    Гораздо интереснее то, что, зарабатывая не намного больше начальника налоговой инспекции, Глеб вынужден был идти к нему на поклон и с помощью сложной процедуры добиваться от этого начальника права не уплачивать НДС.
    Опять обоснованное негодование со ссылкой на статью 19 Конституции РФ, предоставляющей равные права всем гражданам независимо от должностного положения: почему одно физическое лицо, зарабатывая меньше, должно испрашивать у другого физического лица с лычками на погонах и не уплачивающего НДС, благоволения не платить самому эти непомерные 20 %?
    И не только кланяться этому начальнику, но и выполнять совершенно абсурдную процедуру: предоставлять одному налоговому инспектору справку об отсутствии задолженности по налогам, подписанную другим инспектором из этой же инспекции.

    Освобождение от уплаты налога на добавленную стоимость Глеб так и не получил по той простой причине, что налоговики потребовали в качестве обязательного условия такого освобождения уплатить НДС за первый квартал, а у Глеба не только не было лишних 20 %, но и желания их платить. Однако официальный отказ звучал издевательски: якобы Глеб не предоставил полного пакета для освобождения от уплаты НДС (справку-то ему так и не дали).
    В арбитражном суде, куда Глеб обратился с иском и судей которого знал ни один десяток лет, тоже посоветовали отстегнуть президенту и правительству НДС за первый квартал 2001 года: им же так нужны живые деньги, чтобы переправить их Международному валютному фонду для погашения долгов. А тот факт, что Глебу, нечего брать к вычету и в бюджет придется отдавать к обычному уровню налогов дополнительные двадцать процентов, абсолютно никем не учитывался.
    Вот только тогда Глеб понял, что зря голосовал за тех, кто придумал такой Налоговый кодекс и привлекательно обозвал его диктатурой закона.

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2018