22 ноябрь 2017
Либертариум Либертариум

Открытые акционерные общества являются сегодня фундаментом экономики во многих странах. Однако сама модель акционерной корпорации вовсе не проста. Акционеры с контрольными пакетами, акционеры с блокирующими пакетами, миноритарные акционеры, наёмные менеджеры и (разумеется!)государство крепко спутаны сетью противоречий и конфликтов интересов. Какие виды конфликтов определяются вмешательством государства? Какие противоречия вскроются в случае уходя государства из регулирования ОАО? Возможно ли вообще существование публичных компаний в дерегулированной экономике?

  • Противоречия между акционерами и наёмным менеджером широко известны и уже давно публично обсуждаются в России. Какова истинная роль государства, берущегося выступать арбитром в этих спорах? Эффективно ли постоянно усложняющееся и ужесточающееся корпоративное законодательство? Есть ли альтернативные варианты?

  • В реформировании частично приватизированных компаний наличествует очень много интересов, и единственный способ действия в таких условиях – это принимать для себя этические, нравственные решения отдельно в каждом случае, а не просто работать на одну из «сторон» (число которых столько же, сколько влиятельных лиц в ситуации). По-другому просто не получится: все равно ни одна из сторон в таких условиях не сможет достичь своих результатов, а неудачи проведения чьей-либо политики прощены не будут.

    Экономист, занимающийся дерегулированием какой-либо отрасли, должен ответить на вопрос: «почему мы не можем произвольным образом централизованно перекроить структуру собственности в отрасли перед запуском рынка, используя все рычаги влияния (лоббистские и корпоративного управления), которые есть у государства перед завершением приватизации?»

    Рассмотренные в статье на примере энергоотрасли и РАО «ЕЭС России» проблемы актуальны и для таких сложных и конфликтных объектов, как РАО «Газпром», Связьинвест, а также для анализа последствий проектов реформирования МПС, почтовой службы и прочих государственных инфраструктурных отраслей.

  • Кодекс корпоративного поведения может быть задан государством, биржей, ассоциацией эмитентов, или принят добровольно акционерным обществом. Зарубежные кодексы существуют давно, появился и проект российского. Антименеджерский характер предлагаемого нам государством кодекса заставляет задуматься об обострении антипредпринимательских настроений. Однако, как обычно, строгость законов российских смягчается .....

  • Консолидация акций по российскому законодательству - страшный инструмент против миноритарных акционеров. Несмотря на то, что закон скоро подведёт черту под данным конкретным методом, анализ произошедшего весьма любопытен и показывает механизмы подлинного (а не мнимого!) нарушения прав акционеров. Только почему эти схемы прошли без политических скандалов, в отличие от менее жестоких, но более громких?

  • Каждое акционерное общество вынуждено искать путь между Сциллой и Харибдой. Сцилла называется «нарушение прав миноритарных акционеров», а имя Харибды - корпоративный шантаж. Однако о шантаже можно говорить только тогда, когда мелкий акционер нарушает какие-то этические нормы. Этическому анализу корпоративных войн посвящена эта статья.

  • Законодательство обставляет менеджеров рогатками, не позволяя делать сделки по своему выбору и отсылая их к директорам или акционерам за одобрением. Вот только выгодно ли это тем акционерам, права которых теперь "защищены"?

  • Case-study особенностей российского корпоративного законодательства: истории с российским телевидением. Государство вручает миноритарным акционерам дубину не просто так: при случае оно эту дубину в чужих руках с удовольствием использует.

  • Дополнительные эмиссии, размещения новых акций - сложно бывает рассудить, кому и когда это выгодно. И участие государства всегда серьёзно усугубляет ситуацию. Пример Сбербанка показывает, что анализ этих проблем не так прост.

  • Эта статья бросает вызов тем, кто полагает естественной связь между корпоративной социальной ответственностью и хорошим корпоративным управлением (corporate governance). Недавняя волна корпоративных скандалов в США и других странах лишний раз подчеркнула серьезность проблем агентирования, возникающих между менеджерами и акционерами. Эти скандалы напоминают, что, даже если согласиться на самое узкое представление об ответственности менеджеров (например, не признавать вообще никакой ответственности, кроме обязательства максимизировать цену активов акционеров), все равно остаются весьма серьезные трудности, связанные с эффективной институционализацией этого обязательства. В статье также показывается, что с расширением ответственности менеджеров и с включением в нее расширенных обязательств по отношению к другим группам заинтересованных лиц проблемы агентирования еще более усложняются, затрудняя тем самым эффективный контроль за менеджерами. Отсюда центральный вопрос: достижимо ли строгое следование корпоративной социальной ответственности институционально? В поисках ответа поднимается история государственного менеджмента и, в особенности, опыт социал-демократических правительств 1960-70х гг. с их попытками добиться социальной ответственности от менеджеров в национализированных отраслях. Результаты этого исследования менее чем оптимистичны для поборников корпоративной социальной ответственности. На самом деле история менеджмента в государственном секторе содержит ряд серьезных предупреждений, к которым при попытках сочетать жесткую социальную ответственность с эффективным корпоративным управлением следует отнестись весьма внимательно.

    Он-лайн версия статьи: http://www.creum.umontreal.ca/IMG/pdf/Heath_Norman_final_preproof.pdf
    Официальная версия статьи опубликована в: Journal of Business Ethics 53, pp 247-265, 2004

    28.10.2005
  • 10.03.2004
liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2017