16 июнь 2019
Либертариум Либертариум

> Поменьше лозунгов и демонстраций и побольше живой и плодотворной работы. Тогда и результат будет.

Полностью согласен: нужно идти судебным путем безо всяких лозунгов и демонстраций. Живая и плодотворная бюрократическая работа -- и результат (обязательно!) будет, и дурной нормативный акт будет изменен, и соответствующий опыт появится, и у интернет-общественности возникнет какая-никакая (инфра)структура для решения подобных РАБОЧИХ вопросов.

Я содержательно согласен с Отставновым (maksim): если одна из ветвей власти поломалась, то жаловаться на нее ей самой (договариваться) будет безрезультатно. Нужно идти стандартным для подобных ситуаций путем: подавать иск в Верховный Суд (стандартный способ институционального ремонта) и тем самым ПРАКТИЧЕСКИ решать вопросы ПОЛОМКИ.

Парламентская (Думская) процедура РАЗВИТИЯ законодательства предназначена для других ситуаций. Скажем, закон об электронном документообороте лучше делать через Думу. А осаживать ретивых силовых нормотворцев в их (надеюсь, случайном) рэкете -- через Верховный Суд. Мне кажется, что даже закон об ОРД легче менять не через Думу, а другими способами -- и даже общегосударственный референдум (который, замечу, является специальной возможностью для активистских групп влиять на законодательство) должен быть рассмотрен, как возможный.

Я, как бизнесмен, привык вещи употреблять по их непосредственному назначению -- так получается быстрее, удобнее, и дешевле. Скажем, суп вилкой есть неудобно, даже если с этой вилкой иметь специальные договоренности. Ложка для этой цели удобнее :)) Отменить приказ или закон -- для этого существует нормальная процедура разбирательства в Верховном Суде. Для того, чтобы разбирательство было по-возможности объективным, следует максимально раскрывать о нем информацию, делать процесс прозрачным. Для этого тоже есть свой инструмент -- public relations. Вот это, думаю, и будет сделано.

Про соотношение частного мнения и мнения организации: большинство представителей АДЭ уже давно лижут соответствующие места государству. Поэтому я присоединяюсь к мнению Максима о лижущей природе АДЭ. Про то, что СОИ начинает лижущие по отношению к основному органу государства движения, пока сказать ничего не могу -- мнение Романова пока единственное известное мнение представителя этой организации. Кстати, я считаю, что в процессе обсуждений и под влиянием аргументов люди (если они не сожгли за собой мосты :) могут менять свои мнения.

Лозунг "договариваться" объявляю просто лозунгом: крайне важно понимать, кто, от чьего имени и с кем, и по какому именно вопросу договаривается.

Термин "борьба" считаю в данной ситуации просто пропагандистским: в суде (даже Верховном) борьбы нет, есть отстаивание своей правоты. Бороться -- это против кого-то. А тут речь идет о том, чтобы забрать свое: собственную свободу. Она (какая-то, или хотя бы ее возможность) была, приказ 130 ее отнял. Следовательно, нужно приказ 130 отменить. Бороться и устраивать демонстрации не нужно: это делу только повредит, согласен с Андреем. Нужно провести ряд формальных мероприятий, и обеспечить при этом максимальную их открытость (для защиты участников: все-таки у представителей силовых органов наверняка будет соблазн использовать свои ОСОБЫЕ возможности, поэтому не нужно их искушать -- лишняя открытость тут не помешает).

31.08.2000

Комментарии (1)

  • Комментарии к Приказу Минсвязи РФ от 25 июля 2000 г. N 130

    -----BEGIN PGP SIGNED MESSAGE-----

    По приколу:
    План государственного дерегулирования тайны связи в России
    Версия 0.1
    1. Право на тайну связи признается частью неотъемлемых прав человека и гражданина.
    2. Обязанность активного контроля за соблюдением права на тайну связи снимается с провайдеров опосредованных средств телекоммуникаций (звуковой и документальной электросвязи). C провайдеров компьютерных сетей такая обязанность снимается немедленно, с провайдеров телефонной и пейджинговой связи - через X лет.
    3. Самозащита гражданских прав признается основным механизмом защиты права на тайну связи. Разработка, производство и импорт средств самозащиты права на тайну связи (включающих, но не ограниченных, криптографическими и стеганокриптографическими оборудованием и программным обеспечением, аппаратными и программными средства защиты информации, аппаратными и программными средствами маскировки путей коммутации) поощряется государством. Деятельность лиц, связанная с разработкой, производством и импортом таких средств, освобождается от обложения налогами.
    4. Нарушение права на тайну связи и попытки такого нарушения признается преступлением вне зависимости от того, воспользовались ли его жертвы правом на самозащиту гражданских прав и вне зависимости от того, кто его допустил.
    5. Законным ограничением права на тайну связи является мероприятие по его ограничению на основании законного судебного решения, проводимое в присутствии понятых и фиксируемое подписанным актом. Судебное решение обязательно для исполнения правоохранительными органами и третьими лицами, включая провайдеров опосредованных средств телекоммуникаций. Расходы на проведение таких мероприятий (включая разворачивание любых необходимых элементов инфраструктуры) финансируются из государственного бюджета (в котором проходят отдельной подстрокой) и (в случаях и рамках, определяемых законом) региональных бюджетов и внебюдетных фондов поддержки правоохранительной деятельности.
    6. Статистика (агрегированная информация) о количестве таких проведенных мероприятий и их эффективности подлежит обязательному раскрытию.
    7. Персонализированная информация о каждом проведенном мероприятии в обязательном порядке предоставляется лицам, в отношении которых проводилось такое мероприятие, после прекращения дела или прекращения действия тайны судебного следствия по этому делу. В случае, если в ходе мероприятия не были получены данные, могущие быть использованы в следственной и ОР деятельности или предъявлены в суде, полученные данные уничтожаются по акту. Копия акта об уничтожении прилагается к предоставляемой лицам-объектам мероприятия мнформации.
    8. Данные, полученные в результате законного мероприятия по ограничению права на тайну связи, являются допустимыми сведениями, на основании которых могут приниматься решения в следственной и ОР деятельности и допустимыми для предъявления в суде доказательствами. Данные, подлежащие защите тайны связи, полученные незаконным образом, не могут быть использованы в следственной и ОР деятельности или предъявлены в суде, за исключением случая следствия и суда по делу об их незаконном получении. В отношении данных, подлежащих защите тайны связи действует презумпция незаконности их получения; бремя доказательства законности возлагается на правоохранительный орган.

    -----BEGIN PGP SIGNATURE-----
    Version: PGP 6.5.2
    Comment: charset: mswindows-cp1251

    iQCVAwUBOa44EHGCEHWOiJDhAQHp9gQAmOh4ArKdVJwP4tClyM6DZBMP+MkTB6QS
    TTGEfITnUvO+Uh+DUadLJGcPA9p6FMggKtAYnGpc5471y61/Bt1fTKxGJhe/XLqu
    9Wok7p5qEYdSHIFKo6w5BfIMVW5I2mSchT+7tuTnWHbMcdMbsegdOvVmk8TaA4xt
    2/4IS0Ea0KU=
    =wDcB
    -----END PGP SIGNATURE-----

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2019