27 апрель 2017
Либертариум Либертариум

В качестве основной причины внесения изменений в закон О правовой охране ТИМС называется приведение законодательства  РФ в соответствие с требованиями ВТО. Однако данный законопроект не только усложняет ситуацию, используя запутанный и нелогичный понятийно терминологический аппарат, но и вводит положение, которое прямо противоречит нормам Соглашения об Аспектах Интеллектуальной собственности, связанных с торговлей (TRIPS, ТРИПС), которое является частью соглашений ВТО.

В статье 1 п. 1 дано определение Использования топологии в целях получения прибыли. Данное определение является тавтологией, т.к. таким использованием является воспроизведение, распространение любым способом топологии, ИМС или изделия, включающего топологию в целях получения прибыли!?

В п. 2 этой же статьи Исключительные имущественные права заменяются на Исключительное право на охраняемую топологию. Совершенно непонятно, что такое Исключительное право, полученное в силу закона или договора. Практически все права в сфере Интеллектуальной собственности делятся на личные неимущественные и имущественные. Имущественные права могут быть исключительными и неисключительными. Закон об охране ТИМС признает право Авторства на топологию (ст. 4), т.е. система охраны ТИМС признает личные неимущественные  права (право Авторства является бессрочным и неотчуждаемым, см.  Ст. 4 Закона). Иными словами это право не может быть передано в соответствии с договором. Однако если исходить из смысла поправок, то Исключительное право включает в себя как имущественные права, так и неимущественные и тогда становится совсем непонятно, как оно может возникнуть в силу договора, т.к. неимущественное право не может передаваться. Подобная замена способна внести полную неясность в отношении прав на Топологию и затруднит договорные отношения в этой сфере. Более того, данная поправка вносит внутреннее противоречие в текст закона.  

Поправка к п. 2 Статьи 3, которая устанавливает критерии оригинальности Топологии (т.е. признаки ее охраноспособности), вносит дополнительное условие для предоставления охраны Топологии, неизвестность автору и (или) специалистам в области разработки топологий на дату ее создания. Такой подход не только идет вразрез с принципом оригинальности, но и противоречит нормам ВТО. Статья 35 Соглашения TRIPS определяет, что к отношениям по охране Топологий применяются определенные нормы Вашингтонского договора 1989 Об Интеллектуальной собственности в отношении Интегральных микросхем, являющиеся таким образом составной частью TRIPS.  Вашингтонский договор в ст. 3(2) устанавливает критерии оригинальности Топологий: они являются результатом творческой деятельности автора и не являются обычными (общеизвестными) среди их создателей и разработчиков на момент их создания.  Законопроект, использую критерий неизвестности фактически подчиняет условия охраны Топологий принципам Патентного права, именно там используется критерий абсолютной новизны. В отношении Топологий используются лишь принцип отсутствия общеизвестности, что предполагает, что топология все-таки могла быть известна ограниченному числу лиц, но не была известна широкому кругу разработчиков.

Таким образом, подобный подход не только противоречит международным нормам охраны Топологий, в том числе и нормам ВТО, но и затрудняет правовую охрану топологий в нашей стране, устанавливая неоправданно высокие требования для охраноспособности топологий.

Далее законопроект заменяет Имущественные права на Исключительные и Право использовать топологию на Право на охраняемую топологию (ст. 5)  Неясно, какие положительные моменты несут в себя подобные изменения, но как уже говорилось, они вносят путаницу в терминологический аппарат и создают неустранимые противоречия в самом законе. 

Статья 6 п.1. абзац 1 излагается в новой редакции, а именно предусматривает возможность передачи права на использование, а также исключительного права на охраняемую топологию другим лицам по договору. Опять, что же все-таки понимается под Исключительным правом, которое может передаваться? Очередное противоречие, если следовать логике, под такое право может подпадать право Авторства, которое неотчуждаемо  в соответствии со ст. 4, но отчуждаемо в соответствии со ст. 6?

Далее получается еще больше неясностей. П. 2 Ст. 6 Имущественные права заменяются на Исключительные (скобки Имущественные???). Теперь получается, что Исключительные и Имущественные синонимы?  Хотя ранее в Ст. 5 п. 1 говорилось, что Исключительное право на охраняемую топологию включает в себя Право использовать топологию. Т.е. право на топологию включает в себя право на использование и какие-то другие права. Очередное противоречие в законе.

Наконец, самое волнующее положение проекта, права на топологию созданную при выполнении Госзаказа. В соответствии с законопроектом, Исключительное право на охраняемую топологию  в такой ситуации принадлежит исполнителю, если только государственным контрактом не предусмотрено иное. Опять это загадочное Исключительное право. Однако, в любом случае обладатель этого непонятного права обязан по требованию государственного заказчика заключить с указанными последним лицами договор о безвозмездном предоставлении права на использование топологии.

Таким образом, в любом случае интересы разработчика защищаются слабо: либо все права по контракту передаются госоргану либо исполнитель обязан будет заключить безвозмездный договор.

Подведем небольшой итог:

Вместо усовершенствования существующих положений Закона проект вносит полную неразбериху в терминологию, последняя в свою очередь порождает внутренние противоречия в тексте проекта. Совершенно непонятно, что такое Исключительное право на топологию (имущественные + неимущественные права? Но тогда получается полный абсурд). Если это право собственности, то непонятно каким образом возможно осуществление права собственности на топологию? Право собственности может быть лишь в отношении экземпляра топологии или изделия, включающего в себя топологию.
Декларируемая цель о необходимости приведения нормативной базы в соответствие с требованиями ВТО не может быть достигнута, т.к. одно из положений проекта прямо противоречит нормам соглашения TRIPS (ТРИПС).
Разработчики топологий по Гос. Контрактам практически лишены возможности защиты своих прав, в случае если права на топологию принадлежат им (опять непонятно какие права), то они будут обязаны заключать безвозмездный договор на основании указания государства.

Принятие законопроекта в таком виде приведет к отрицательным последствиям в данной сфере, лишит разработчиков Топологий эффективной защиты их прав, создаст правовую неопределенность в области договорных отношений, вызовет противоречия  между отдельными положениями закона и затруднит вступление России в ВТО.

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2017