20 ноябрь 2019
Либертариум Либертариум

Проблемы обеспечения конституционных прав граждан при внедрении СОРМ

"Конфидент", январь-февраль N 1, 2000г. /тема номера/
всех видов может использовать такие приемы, как перлюстрацию почты, проникновение в жилище подозреваемых и разрабатываемых оперативными службами граждан, прослушивание их телефонных переговоров, телеграфных сообщений, контроль за обменом информацией в сетях документальной электросвязи (Internet, электронная почта). Любое из этих действий по определению является нарушением фундаментальных и конституционных прав граждан, и осуществляться оно может только в соответствии с нормами Конституции и законов РФ - то есть только с разрешения суда.

Любое государство в целях обеспечения безопасности граждан, государственной безопасности, предотвращения преступной деятельности всех видов может использовать такие приемы, как перлюстрацию почты, проникновение в жилище подозреваемых и разрабатываемых оперативными службами граждан, прослушивание их телефонных переговоров, телеграфных сообщений, контроль за обменом информацией в сетях документальной электросвязи (Internet, электронная почта). Любое из этих действий по определению является нарушением фундаментальных и конституционных прав граждан, и осуществляться оно может только в соответствии с нормами Конституции и законов РФ -- то есть только с разрешения суда.

Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина -- обязанность государства.
Конституция Российской Федерации, статья 2

Закон РФ "Об оперативнорозыскной деятельности" (ОРД), также как и Федеральный Закон "Об органах ФСБ в РФ" указывает, что нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений возможно только на основании судебного решения, но ни в каких нормативных актах не описана система контроля за наличием судебного решения, дающего право на такие действия. Сложившаяся система оперативно-розыскных мероприятий в телефонии (СОРМ) и складывающаяся система оперативно-розыскных мероприятий в сетях документальной электросвязи (СОРМ СДЭС) в том виде, в котором они запроектированы в соответствующих нормативных актах, несут в себе техническую возможность несанкционированного прослушивания сотрудниками соответствующих служб ФСБ телефонных переговоров и осуществление контроля за информационным обменом в Internet, и с помощью электронной почты. В настоящее время техническое оснащение систем связи определяется документами, принятыми Госкомсвязи РФ совместно с ФСБ и Минсвязи РФ, например: письмо Минсвязи " 252у от 11 ноября 1994 г. с "Техническими требованиями к системе технических средств по обеспечению функций оперативно-розыскных мероприятий на электронных АТС", приказы Госкомсвязи РФ " 47 "Об утверждении Общих технических требований к системе технических средств по обеспечению функций оперативно-розыскных мероприятий на сетях (службах) документальной электросвязи" от 27.03.99 и " 70 "О технических требованиях к системе технических средств для обеспечения функций оперативно-розыскных мероприятий на сетях электросвязи Российской Федерации" от 20.04.99. В соответствии с этими документами все операторы связи и провайдеры обязаны включить в состав коммутационного оборудования, с помощью которого они предоставляют услуги связи потребителям, так называемые выносные пульты управления, с которых соответствующие подразделения ФСБ автономно от оператора связи или провайдера могут осуществлять прослушивание или контроль за обменом информацией любого абонента или пользователя.

Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.
Конституция Российской Федерации, статья 23

Для реализации СОРМ и СОРМ СДЭС выпущено несколько ведомственных и межведомственных документов. Однако законность этих документов в значительной степени сомнительна. Во-первых, они находятся в противоречии со ст. 15, п. 3 Конституции РФ, где сказано: "Законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения". Однако эти документы, затрагивающие фундаментальные права человека на неприкосновенность частной жизни, тайну переписки, телефонных переговоров и иных сообщений как правило не публиковались в установленном порядке и не регистрировались в Минюсте РФ. В Постановлении Правительства РФ от 13.08.97, сказано: "издание нормативных правовых актов в виде писем и телеграмм не допускается", однако некоторые документы, касающиеся СОРМ и СОРМ СДЭС, оформлены в виде совместных писем Минсвязи РФ и ФСБ. В этом же постановлении указано, что государственной регистрации подлежат нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, ... имеющие межведомственный характер, независимо от срока их действия, в том числе акты, содержащие сведения, составляющие государственную тайну или сведения конфиденциального характера. Тем не менее, целый ряд документов, регламентирующих СОРМ и СОРМ СДЭС, не только не публиковались, но и не регистрировались в Минюсте РФ, а, следовательно, все действия, основанные на этих документах, противозаконны. Не прошли регистрацию в Минюсте РФ и упомянутые приказы Госкомсвязи РФ " 70 и " 47.

Информация о почтовых отправлениях и передаваемых по сетям электрической связи сообщениях, а также сами эти отправления и сообщения могут выдаваться только отправителям и адресатам или их законным представителям.
Федеральный закон "О связи", статья 32

Следует вспомнить, что в соответствии с действующим законодательством (ст. 32 Закона РФ "О связи" и ст. 138 УК РФ) именно операторы связи и провайдеры несут ответственность (вплоть до уголовной) за нарушение тайны связи, выражающееся в предоставлении сторонней организации (в данном случае Федеральной службе безопасности) возможности несанкционированного доступа к обмену информацией между гражданами и организациями, пользующимися услугами операторов связи и провайдеров Internet. Ни в законе об оперативно-розыскной деятельности, ни в документах Госкомсвязи, ни в совместных документах Минсвязи и ФСБ не предусмотрены механизмы контроля за оперативными службами ФСБ, осуществляющими в рамках ОРД доступ к информации, которой обмениваются абоненты оператора связи или пользователи услуг провайдера, а наличие разрешения на перехват информации оказывается существенным только в случае предоставления материалов перехватов для рассмотрения в суде. В результате внедрения СОРМ на телефонии ФСБ уже получило возможность бесконтрольно прослушивать любого гражданина РФ, накапливать о любом гражданине любую информацию, включая самую интимную и коммерческую, почерпнутую из несанкционированного прослушивания телефонных переговоров, и использовать ее совершенно произвольно, в том числе во вред гражданину. В результате реализации СОРМ СДЭС ФСБ получает аналогичную возможность несанкционированного контроля за информационными контактами и обменами граждан и организаций, пользующихся услугами Internet и электронной почтой. Рядом таких документов с сомнительной легитимностью, а также Указом Президента РФ N 891 от 1.09.95 года "Об упорядочении организации и проведения оперативно-розыскных мероприятий с использованием технических средств", именно на ФСБ возложены функции обеспечения оперативно-техническими возможностями и контроля всех служб, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Иными словами, все службы, проводящие оперативно-розыскные действия, будут обращаться в ФСБ после получения у суда разрешения на доступ к информации. Сама же ФСБ как субъект, осуществляющий оперативнорозыскную деятельность, будет сама себя и обеспечивать, и контролировать. В этом принципиальная ошибка всей идеологемы обеспечения оперативно-розыскных действий на предприятиях связи. Здесь заранее заложена именно для сотрудников ФСБ возможность осуществления несанкционированного доступа к любым частным сообщениям граждан в сетях связи, что является грубейшим нарушением прав человека на неприкосновенность частной жизни и тайну переписки, телефонных переговоров и иных сообщений. Правом предоставления доступа к информации по разрешению суда совместно с Госкомсвязи РФ должна распоряжаться организация, нейтральная по отношению к службам, осуществляющим ОРД. И происходить это должно как при перлюстрации почты: под контролем связистов, в присутствии понятых, с соблюдением необходимых мер по обеспечению секретности ОРД.

Должностные и иные лица, работники связи, допустившие нарушение указанных положений, привлекаются к ответственности в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.
Федеральный закон "О связи", статья 32.

Это могла бы быть, например, специально созданная в штате Минюста РФ служба, обеспечивающая одновременно и контроль и секретность таких мероприятий. В этом случае можно обеспечить защиту прав граждан и организаций от несанкционированного съема информации. А в сложившейся системе мы все зависим от честности и порядочности сотрудников ФСБ, работающих на выносных пультах управления. Но не может система, ограничивающая права человека по закону, строиться на принципах доверия к человеку, работающему в системе. Человек, в том числе и сотрудник ФСБ, слаб и грешен. Система, ограничивающая права граждан по закону, должна иметь четкий механизм с прописанными процедурами, исключающими любую возможность обхода закона.

Именно заложенными возможностями нарушения фундаментальных прав граждан при внедрении СОРМ и СОРМ СДЭС объясняется стремление авторов этих нормативных актов скрыть все за завесой секретности и конфиденциальности. Хотя любому здравомыслящему человеку ясно, что нуждается в засекречивании только исполнение процедур по доступу к информации, сам факт, что на такой-то срок к абоненту телефонной сети подключена прослушивающая аппаратура, а к пользователю Internet -- устройства и программные средства. Но никак не сами процедуры, которые целиком и полностью лежат в сфере действия ст. 15 п. 3 Конституции РФ, должны быть засекречены и конфиденциальны. Это как раз должно быть прозрачно, и все должны знать, что съем информации может быть осуществлен только с санкции суда. Кстати, что касается Указа Президента РФ " 891 от 1.09.95 г., так и он, вопреки другому Указу Президента РФ " 763 от 23.05.96 г., был опубликован только летом 1999 года, когда с него по распоряжению Президента был снят гриф "Для служебного пользования", не предусмотренный действующим законодательством.

Деятельность ФСБ России осуществляется на основе принципов законности, уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина, гуманизма, конспирации, сочетания гласных и негласных методов и средств деятельности, централизации управления органами федеральной службы безопасности.
Положение о Федеральной службе безопасности Российской Федерации

А недавно в России, в Москве была создана Ассоциация документальной электросвязи (АДЭ). Это общественная организация провайдеров Интернета. Эта организация принимала участие в обсуждении технических требований к системе технических средств по обеспечению функций оперативно-розыскных мероприятий. И именно эта организация в целом одобрила эти технические требования. Организаторы работы над техническими требованиями Центрального научно-исследовательского института связи ссылаются на активное участие АДЭ в обсуждении проекта технических требований, и даже на то обстоятельство, что по настоянию АДЭ на выносных пультах управления будет вестись учет подключений, но показывать его, правда, никому нельзя.

На конференции "Интернет и право: теория и практика" мне довелось делать на эту тему доклад, который затем активно опровергался неким координатором из АДЭ. В кулуарных беседах, на мою просьбу представиться и рассказать, в какой фирме он работает, он, показав свое удостоверение, представился работником ФСБ. На вопрос, как он оказался в ассоциации и какие функции он в ней выполняет, мой собеседник сообщил, что "консультирует бестолковых провайдеров Internet".

Может быть, стоит посмотреть, а как в мире-то обстоят дела? Ведь не мы первые начали подслушивать и подглядывать. И тут надо поблагодарить наших польских и украинских друзей по правозащитной деятельности. В результате их исследований стала возможной публикация Харьковской правозащитной группой книги "Прослушивание телефонов в международном праве и законодательстве одиннадцати европейских стран". Утешительного в этой книге мало: мир не блещет достижениями в обеспечении недопустимости несанкционированного прослушивания телефонов. Но есть и очень приличные страны, например Германия. Спецслужбы всего мира стремятся создать себе режим наибольшего благоприятствования в работе. Но на Западе распространена практика судебных разбирательств, судебная власть достаточно независима и суд по правам человека в Страсбурге действует. В сборниках документов по решениям Европейского суда по правам человека приводится прецедентное дело Класса против ФРГ как раз по процедуре прослушивания, в решении по которому сказано: "Для того, чтобы процедура прослушивания телефонных разговоров соответствовала восьмой статье Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод, оно должно применятся только при необходимости защиты демократических институтов, осуществляться на основании доступного и предсказуемого закона, имеющего адекватные и эффективные гарантии против злоупотреблений". Там, кстати, есть еще один примечательный элемент. Прослушивание производит независимая служба, которая передает оперативникам, получившим разрешение на прослушивание, только те фрагменты записи, которые указаны в запросе на прослушивание. Все остальное стирается.

Соответствует ли нормативная база России, регулирующая вопросы прослушивания и доступа к информации в Internet, этому процитированному постулату из решения Европейского суда по правам человека? Очевидно, что нет, но рано или поздно ее придется приводить в соответствие с требованиями Совета Европы.

В сложившейся ситуации необходимо незамедлительно отменить незаконные незарегистрированные и неопубликованные документы и нормативные акты, по которым осуществляется ограничение прав граждан, скорректировать действующее законодательство и обеспечить защиту конституционного права граждан на тайну телефонных переговоров, телеграфных и электронных сообщений. В противном случае мы снова возвратимся в неправовое пространство тоталитарного государства.

И еще. Спецслужбы, работающие вне правового поля, добивающиеся своих целей любыми путями, быстро теряют квалификацию и профессионализм. Таким образом, строгое соблюдение ими существующего законодательства не только сможет гарантировать защиту наших прав, но и убережет их самих от профессионального несоответствия.

Комментарии (1)

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2019