17 август 2019
Либертариум Либертариум

Колпак для паутины (Спецслужбы пытаются поставить современные средства коммуникации под тотальный контроль)

Виктор Костюковский, "Новые известия", 12 апреля 2000г.
Провайдеров Интернета часто толкают на нарушение законов, защищающих право граждан на тайну переписки.
22--23 апреля в Санкт-Петербурге прошла конференция на тему "Обеспечение конституционных прав граждан при внедрении системы оперативно-розыскных мероприятий (СОРМ) на сетях связи". Ее провела правозащитная организация "Гражданский контроль". На вопросы корреспондента "Новых Известий" отвечает заместитель председателя этой организации Юрий Вдовин.

24.04.2000

-- Юрий Иннокентьевич, ваша организация активно работает в сфере взаимоотношений государства и общества, государства и гражданина, конкретного человека. Острейших проблем в этой сфере множество. Тем не менее вы уже не первый раз обращаетесь к теме СОРМ. Это действительно столь важная, насущная проблема? Не слишком ли узок круг людей, которых она затрагивает?

-- Вы имеете в виду пользователей Интернета? Ну, во-первых, даже и этот круг теперь уже не так узок, речь идет о правах тысяч и тысяч людей. Во-вторых, контроль государства за компьютерными сетями -- это только часть СОРМ, а вообще эта система так или иначе затрагивает всех, кто говорит по телефону, передает или принимает факсимильные, пейджинговые сообщения. И мы видим проблему не в самом по себе наличии такого контроля. Более того, любой здравомыслящий человек не может не понимать его необходимости в определенных случаях. Мы же сами требуем от государства борьбы с преступностью, это прямая функция государственной машины. И, наверное, было бы странно, если бы государство не имело ни прав, ни возможностей контролировать связи преступников или подозреваемых в совершении преступлений. Весь вопрос в том, что такая система не может, не должна приводить к тоталитарному контролю государства над частной жизнью граждан.

-- А что может внушать такие подозрения? В Законе "Об оперативно-розыскной деятельности" прямо говорится, что она основывается на конституционных принципах законности, уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина, что проведение мероприятий допускается только на основании судебного решения.

-- Да, в законе именно так. А в жизни? Сама система СОРМ в нашей стране строится так, что граждане не гарантированы от произвола прослушивающих служб. Ведь в их руках пульт, а бесконтрольная возможность съема информации заложена в технических условиях на аппаратуру. Широко известны факты незаконного, несанкционированного прослушивания, причем они стали настолько привычными, что упоминания о них иногда звучат даже в судебных процессах. Прямо вот так, как в старину говорили, ничтоже сумняшеся, прокурор может заявить: а вот такого-то числа подсудимый разговаривал с таким-то человеком на такую-то тему. И тут же выясняется, что разговор был прослушан задолго до возбуждения уголовного дела и без всяких предусмотренных законом санкций. Закон законом, а техника техникой. И в ней не предусмотрено никаких устройств, позволяющих определить, самовольно данный оператор снимает информацию или по решению суда. Ни в каких технических условиях эти устройства не предусмотрены. И мы не знаем ни одного случая наказаний за незаконную прослушку.

-- Кажется, именно такая бесконтрольность спецслужб была предметом острейшего их конфликта с волгоградской фирмой-провайдером "Байярд-Славня Коммуникейшнс" ("БСК"), о котором мы писали в мае прошлого года? (См. "Новые Известия" от 27 мая 1999 года). Это была публикация "Покушение на Конституцию"...

-- Да, я напомню, в чем дело. В то время как практически все провайдеры Интернета и операторы связи безропотно пошли на нарушение действующей Конституции и законов, защищающих право граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, генеральный директор волгоградской "БСК" Наиль Мурзаханов заявил, что он готов оказывать содействие спецслужбам в проведении оперативно-розыскных мероприятий, но только в полном соответствии с действующим законодательством. Мало того, проявил решимость в соответствии с тем же законодательством защищать права граждан от несанкционированного доступа спецслужб к информации, доверенной компании ее клиентами. Еще его предшественник Олег Сыров, наивно полагая, что спецслужбы должны действовать в рамках закона, послал на имя начальника управления ФСБ по Волгоградской области заявление с просьбой разработать "План мероприятий по СОРМ" для узла передачи данных компании. Этот план прислали очень нескоро, причем с грифом "конфиденциально". Вот и первый вопрос: а почему собственно? Понятно, при проведении конкретных оперативно-розыскных мероприятий должна быть обеспечена скрытность. Но сама процедура их проведения должна быть прозрачной! Ведь она связана с ограничением прав граждан, а в соответствии со статьей 15 Конституции любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.

-- Но ФСБ для связистов -- не начальник. Мало ли что могли написать сотрудники службы, есть еще и Министерство по связи...

-- Так ведь и конфликт был, по сути дела, не со службой, а именно с Минсвязи. Министерство выпустило приказ, по сути дела, нарушающий и ограничивающий права человека. В нем предписано "мероприятия по внедрению СОРМ проводить по согласованию с территориальными подразделениями ФСБ" и руководствоваться соглашением между Минсвязи и ФСБ. Смысл и дух "плана" волгоградского управления ФСБ, которым откровенно попирались конституционные права граждан, полностью соответствовал и другим документам министерства. Все это вместе взятое сводилось к предоставлению оперативникам из УФСБ за счет провайдера выносного пульта, с которого УФСБ может бесконтрольно и нерегламентированно осуществлять доступ к интересующей его информации. С таким пультом ничто не мешает УФСБ несанкционированно контролировать информационные массивы, которыми обмениваются граждане и организации -- клиенты компании. В общем, Олег Сыров, еще раз напомню, бывший руководитель "БСК", оценив все эти "прелести" с точки зрения действующего законодательства, отказался подписать этот план.

-- Почему он ушел с работы?

-- Более года переговоров, ведущихся как бы на разных языках, да еще в сопровождении постоянных угроз, слежки отразились на здоровье Сырова. Он ушел. Генеральным директором "БСК" назначен с 17 марта прошлого года Наиль Мурзаханов. И вся история повторяется на новом витке. Госсвязьнадзор снова требует представить согласованный с УФСБ "План мероприятий по внедрению СОРМ". Мурзаханов уже составил такой план сам и направил его в УФСБ для согласования, но ответа нет. Вместо этого управление Госсвязьнадзора проводит в "БСК" целую серию проверок, "находит" 36 нарушений. Ну, например, отсутствуют надписи с указанием номинального напряжения на штепсельных розетках и т.д. в том же духе. Пункт 36 ключевой: "требования в отношении СОРМ не выполняются".

-- Тем не менее компания работает?

-- Да, но как! Дело доходило от отключения спутникового канала связи, из-за чего "БСК" не могла предоставлять услуги своим клиентам. Так самое интересное, что именно это временное непредоставление услуг тоже ставили им в вину!

-- Что же было целью этих проверок?

-- Отзыв или приостановка лицензии. Уже после вашей публикации, после нескольких других, после вмешательства "Гражданского контроля" и Фонда защиты гласности в августе прошлого года волгоградское управление Госсвязьнадзора выписало свое заключение: из-за того, что СОРМ так и не установлен, лицензию " 5769, принадлежащую "БСК", приостановить. Еще раз хочу подчеркнуть: Наиль Мурзаханов вовсе не против установки СОРМ. Он просто-напросто хочет установить систему, полностью соответствующую Конституции России, законам страны. Такую систему, которая не позволяла бы спецслужбам бесконтрольно снимать информацию, касающуюся частной и деловой жизни граждан -- любых граждан! И у него есть план именно такой системы, однако этот план никто и не собирается согласовывать и внедрять.

-- Чем же закончилась эта история?

-- Я не считаю, что она закончилась, хотя промежуточный результат все же есть. И он обнадеживает. Только что, 6 апреля, в Арбитражном суде Москвы состоялось заседание по иску ЗАО "Байярд-Славия Коммуникейшнс" о признании недействительным решения о приостановлении действия лицензии. Ответчик на заседание суда своего представителя не прислал, посчитав инцидент исчерпанным: за день до суда Минсвязи представило суду отзыв на исковое заявление... Это вообще тоже довольно смешная история. Первый заместитель министра Ю.Павленко сообщает, что "...Минсвязи письмом от 03.04.2000 " 1514 проинформировало генерального директора ЗАО "Байярд-Славия Коммуникейшнс" Н.В.Мурзаханова об отзыве письма от 07.12.1999 за " 7440, в котором сообщалось о приостановлении действия лицензии " 5769 сроком на 90 дней..."

-- Какая-то казуистика... Ну, понятно, позиция министерства изменилась, конфликт как бы исчерпан, пусть даже а самый канун суда. Так это же хорошо. Что тут смешного?

-- Хотя бы то, что Мурзаханов не получал даже и того самого письма No 7440, хотя оно ему вроде бы и адресовано. Но главное, отменив приостановку лицензии, замминистра поручил начальнику Госсвязьнадзора... еще раз провести проверку лицензионной деятельности! Вот вам и перемена позиции. Оказывается, несколько проверок, проведенных в течение двух лет, так и не дали ответа на вопрос, выполняет ли компания условия осуществления деятельности. В связи с тем, что Минсвязи не предоставило Арбитражному суду ни один весьма важный для рассмотрения дела документ, судебное заседание перенесено на 31 мая.

-- О каком же результате вы говорите, ведь его еще нет?

-- Судебного -- нет. Но есть отмена приостановки лицензии! Если Минсвязи пошло на такую отмену, стало быть, чиновники чувствуют свою неправоту. На мой взгляд, это очень важный прецедент, которого добились волгоградцы.

-- Вернемся к вашей конференции. Можно ли ждать от нее какого-то практического результата?

-- Смотря что под этим понимать. Мы предполагаем обсудить конкретные шаги по корректировке сложившейся системы оперативно-розыскных мероприятий, сформулировать предложения по внесению изменений в действующие нормативные документы. Этого результата ожидать можно. А немедленного изменения законов -- боюсь, что нет. В каком-то относительном будущем -- надеюсь, что да. Но в этом и состоит суть всей правозащитной деятельности -- капля по капле точить всяческие антиконституционные "камни".

Санкт-Петербург.

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2019