15 октябрь 2019
Либертариум Либертариум

Дополнительное обоснование искового требования о признании недействительным решения о предоставлении действия лицензии

ЗАО "Байярд-Славия Коммуникэйшнс"
400066 Волгоград, ул. Порт-Саида, 18
Телефон (8442) 36-42-54, 34-85-25
ИНН 3444063590, р/с 40702810200000000136
в АКБ ОАО "Нокссбанк", Волгоград
БИК 041806831, к/с 30101810000000000831
___ апреля 2000 года Исх. "______

Арбитражный суд Москвы
107802 Москва, ГСП,
ул. Новая Басманная, д. 10

Истец: Закрытое акционерное общество
"Байярд-Славия Коммуникэйшнс"
400066 Волгоград, ул. Порт-Саида, 18.

Ответчик: Лицензионная комиссия
Государственного комитета
Российской Федерации
по телекоммуникациям
103375 Москва, К-375, ул. Тверская, 7

ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ
искового требования
о признании недействительным решения о приостановлении
действия лицензии

Закрытое акционерное общество "Байярд-Славия Коммуникэйшнс" (свидетельство о государственной регистрации предприятия " 15644 серия В-395, далее -- Общество) зарегистрировано администрацией Центрального района Волгограда 25.09.96 г. (номер в журнале регистрации 192, регистрационный номер 5314). В соответствии с п. 1.5.1. своего Устава Общество предоставляет информационные услуги и услуги связи, действуя на основании лицензии " 5769 на предоставление услуг телематических служб, выданной Министерством связи Российской Федерации и действующей до 24.01.2002 года (зарегистрирована в Едином реестре лицензий по связи 24.01.1997 г.).

Согласно п. 1 Условий осуществления деятельности в соответствии с лицензией " 5769 (далее -- Условия лицензии) Общество уполномочено представлять услуги телематических служб сети связи общего пользования (службы электронной почты, службы телеконференций, службы доступа к информационным ресурсам) на территории Волгоградской области.

Решением лицензионной комиссии на деятельность по связи Государственного комитета Российской Федерации по телекоммуникациям (далее -- Гостелеком России) действие лицензии " 5769 приостановлено сроком на 90 дней со дня комиссии в связи с нарушением Условий лицензии -- невыполнением условий по внедрению СОРМ (протокол от 11.11.99 г. " 5).

О принятом решении стало известно из письма заместителя начальника Управления Госсвязьнадзора по Волгоградской области В.А. Гречишникова " 5-1/46 от 12.01.2000 г., полученного Обществом 12.01.2000 г.

Принятие решения о приостановлении действия лицензии
ненадлежащим органом

В соответствии с абзацем 6 ст.2 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" от 16.09.98 г " 158-ФЗ (в редакции Федеральных законов от 26.11.1998 " 178-ФЗ, от 22.12.1999 " 215-ФЗ, от 22.12.1999 " 216-ФЗ) лицензирующими органами являются федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, осуществляющие лицензирование в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Лицензирующие органы осуществляют полномочия как по лицензированию, так и по приостановлению действия лицензий (п.1 ст.6). Федеральные органы государственной власти, осуществляющие эти полномочия, определяются Президентом Российской Федерации и Правительством Российской Федерации в соответствии с их полномочиями (п.2 ст.6).

Согласно ч.3 ст.15 Федерального закона "О связи" от 16.02.95 г. " 15-ФЗ (с изменениями от 06.01.99 г. и 17.07.99 г.) выдача, изменение условий или продление срока действия лицензий на право деятельности в области связи, а также прекращение действия лицензий производится Министерством связи Российской Федерации. Правопреемником Министерства связи Российской Федерации стал сначала Государственный комитет Российской Федерации по связи и информатизации, а затем -- Государственный комитет Российской Федерации по телекоммуникациям (постановление Правительства Российской Федерации от 22.06.99 г. " 658 (в редакции постановления от 03.08.99 " 890) "Вопросы Государственного комитета Российской Федерации по телекоммуникациям").

В соответствии с подпунктом 22 пункта 7 Положения о Государственном комитете Российской Федерации по телекоммуникациям, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 17.09.99 г. " 1049, именно Гостелеком России осуществляет в установленном порядке лицензирование деятельности по предоставлению услуг связи и информатизации, переоформление лицензий, приостановление и возобновление действия лицензий, их аннулирование, ведение реестров лицензий, а также организует контроль за соблюдением лицензионных условий и требований.

Согласно п.2 Положения о лицензировании деятельности в области связи в Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 05.06.94 г. " 642, выдача лицензий на деятельность в области связи осуществляется Министерством связи Российской Федерации (ныне -- Гостелекомом России) на основании решений создаваемых им лицензионных комиссий. Каково участие лицензионных комиссий в принятии решений о приостановлении действия лицензий, в данном Положении не указано.

В приказе Гостелекома России от 23.08.99 г. " 39 "Об организации лицензионной работы" в целях организации лицензионной работы утвержден состав лицензионной комиссии. Положение о лицензионной комиссии нам недоступно и, следовательно, нам неизвестен ее правовой статус во всех его деталях.

Однако очевидно, что лицензионную комиссию Гостелекома России нельзя отождествить с Гостелекомом России как федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим межотраслевую координацию и регулирование в сфере телекоммуникаций. Тем более, что в ее состав входят должностные лица, не имеющие отношения к Гостелекому России (например, А.Р.Зурман, генеральный директор ОАО "Гипросвязь"). Следовательно, решение лицензионной комиссии по вопросу приостановления действия лицензии не может быть итоговым. Лицензионная комиссия может лишь сформулировать руководству Гостелекома России предложения о приостановлении действия лицензии.

Данное обстоятельство и позволяет нам ставить вопрос о принятии решения о приостановлении действия лицензии ненадлежащим органом.

Отсутствие оснований для принятия решения о приостановлении
действия лицензии

Основаниями для приостановления действия лицензии в соответствии с п.1 ст.13 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" являются:

  • во-первых, выявление лицензирующими органами, государственными надзорными и контрольными органами, иными органами государственной власти в пределах компетенции указанных органов нарушений лицензиатом лицензионных требований и условий, которые могут повлечь за собой нанесение ущерба правам, законным интересам, нравственности и здоровью граждан, а также обороне страны и безопасности государства;
  • во-вторых, невыполнение лицензиатом решений лицензирующих органов, обязывающих лицензиата устранить выявленные нарушения.

В так называемой выписке из протокола заседания лицензионной комиссии Гостелекома на деятельность по связи от 11.11.99 г. " 5 Обществу вменяется нарушение Условий лицензии, а именно невыполнение условий по внедрению СОРМ.

Обратим в связи с этим внимание на следующее:

  1. Ответчик не располагает документами о нарушении Обществом лицензионных требований и условий, которые могли бы повлечь за собой нанесение ущерба правам, законным интересам, нравственности и здоровью граждан, а также обороне страны и безопасности государства.
  2. Общество ни разу не получало решений лицензирующих органов (сначала Министерства связи Российской Федерации, затем Государственного комитета Российской Федерации по связи и информатизации и, наконец, Гостелекома России), обязывающих Общество устранить выявленные нарушения.
  3. В Условиях лицензии ничего не сказано о СОРМ (системе оперативно-розыскных мероприятий). "Спорный" п.23 Условий лицензии выглядит следующим образом:
    Лицензиат при разработке, создании и эксплуатации телематических служб обязан в соответствии с законодательством Российской Федерации оказывать содействие и предоставлять органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, возможность проведения оперативно-розыскных мероприятий, принимать меры к недопущению раскрытия организационных и тактических приемов проведения указанных мероприятий.
    В случае использования средств связи в преступных целях, наносящих ущерб интересам личности, общества и государства, уполномоченные на то государственные органы в соответствии с законодательством Российской Федерации имеют право приостановки действия телематических служб и средств связи лицензиата.
    Подключение пользователей должно осуществляться после выполнения требований в соответствии с Законом Российской Федерации "Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации".
    Содержание п.23 Условий лицензии практически в полном объеме воспроизводит положения ст.14 Федерального закона "О связи".
    О системе оперативно-розыскных мероприятий (именно о системе!) ничего не сказано и в Федеральном законе "Об оперативно-розыскной деятельности" от 12.08.95 г. " 144-ФЗ (в редакции Федеральных законов от 18.07.1997 " 101-ФЗ, от 21.07.1998 " 117-ФЗ, от 05.01.1999 " 6-ФЗ, от 30.12.1999 " 225-ФЗ).
  4. У Гостелекома России не было и не может быть претензий к Обществу по вопросу существования технических возможностей содействия следственно-судебным органам.
    Согласно акту по проверке выполнения пункта " 23 особых условий лицензии " 5769 на предоставление услуг телематических служб ЗАО "Байярд-Славия Коммуникэйшнс" от 23 ноября 1998 г., составленного государственными инспекторами по надзору за связью Управления Госсвязьнадзора по Волгоградской области Л.Г.Костяной и С.В.Серебряковым, установлено, что "при эксплуатации телематических служб лицензиата на узле передачи данных ЗАО "Байярд-Славия Коммуникэйшнс" при помощи аппаратно-программных средств реализована возможность контроля за сообщениями электронной почты и отслеживания маршрута перемещения пользователя по сети Internet, что является свидетельством наличия возможностей лицензиата в оказании содействия судебно-следственным органам.
    Более того, Общество с момента своего создания никогда не отказывало в содействии и предоставлении государственным органам, имеющим право осуществлять оперативно-розыскную деятельность (далее -- ОРД), возможности проведения оперативно-розыскных мероприятий (далее -- ОРМ) на своих сетях связи (справка генерального директора Общества Н.В.Мурзаханова от 04.02.2000 г. " 026/24).
  5. С момента образования Общества его сети связи никогда не использовались в преступных целях (справка генерального директора Общества Н.В.Мурзаханова от 04.02.2000 г. " 026/24, которая является достаточным подтверждением указанного обстоятельства согласно письма заместителя начальника Главного управления государственного надзора за связью в Российской Федерации В.Г. Осипова "О контроле выполнения условий лицензий в части СОРМ" от 02.99 (!?) " 00014).

Указанные факты и позволяют нам ставить вопрос об отсутствии оснований для принятия решения о приостановлении действия лицензии.

Ненадлежащее оформление решения о приостановлении действия
лицензии и несоблюдение порядка сообщения об этом решении

В соответствии с п.4 ст.13 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" решение о приостановлении действия лицензии доводится лицензирующим органом до лицензиата в письменной форме с мотивированным обоснованием не позднее чем через три дня со дня принятия решения. Лицензирующий орган обязан установить срок устранения лицензиатом обстоятельств, повлекших за собой приостановление действия лицензии.

  • Во-первых, носитель информации, который получен Обществом и который предложено рассматривать, как выписку из протокола заседания лицензионной комиссии, документом, а тем более федерального органа исполнительной власти, считаться не может. Из девяти страниц представлены только 8-ая и 9-ая страницы. Соответственно нет ни номера, ни даты. Отсутствует подпись начальника Управления организации лицензионной работы Н.М.Попова. Так называемый документ получен Обществом вместе с сопроводительным письмом заместителя начальника Управления государственного надзора за связью по Волгоградской области В.А.Гречишниковым от 12.01.2000 г. за " 5-1/46 только 12 января 2000 г., т. е. через два месяца со дня принятия решения.
  • Во-вторых, о приостановлении действия лицензии Обществу, якобы, сообщено письмом от 07.12.99 г. за " 7440 за подписью Заместителя председателя лицензионной комиссии Н.С.Мардера на бланке первого заместителя председателя Гостелекома России, т.е. спустя почти месяц со дня принятия решения. Более того, с данным письмом генеральный директор Общества Н.В.Мурзаханов впервые ознакомился в ходе проверки выполнения п.23 Условий лицензии, что нашло отражение в акте от 04.02.2000 г., подписанном госинспектором УГСН по Волгоградской области Л.Г.Костяной.
  • В-третьих, ни в так называемой выписке из протокола заседания лицензионной комиссии, ни в письме Н.С.Мардера нет мотивированного обоснования принятого решения. Как уже отмечалось ранее, СОРМ (именно как система оперативно-розыскных мероприятий!) неизвестна ни Условиям лицензии, ни Федеральному закону "Об оперативно-розыскной деятельности". Поэтому невыполнением условий по внедрению СОРМ и не может обосновываться решение о приостановлении действия лицензии.
  • В-четвертых, нам ничего неизвестно об опубликовании решения о приостановлении действия лицензии в органах печати, как того требует п.18 Положения о лицензировании деятельности в области связи в Российской Федерации.

Указанные факты и позволяют нам ставить вопрос о ненадлежащем оформлении решения о приостановлении действия лицензии и несоблюдении порядка сообщения об этом решении.

О существе разногласий по вопросу внедрения СОРМ

Общество никогда не уклонялось от разработки плана по реализации Условий лицензии по обеспечению ОРМ. Свидетельство тому -- акт от 04.02.2000 г., в котором записано: "Проверкой установлено: ... 2. ЗАО "Байярд-Славия Коммуникэйшнс" еще 21 апреля 1999 г. разработало "План реализации ЗАО "Байярд-Славия Коммуникэйшнс", предоставляющим услуги передачи данных на территории Волгоградской области, особых условий лицензии Госкомсвязи РФ " 5769 по обеспечению оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ)" и с сопроводительным письмом " 101/029 от 21.04.1999 г. направило в адрес начальника УФСБ РФ по Волгоградской области Колесникову В.П. Ксерокопии с отметкой получения (на обороте) прилагаются. ...".

План до сих пор не согласован только потому, что у Общества, с одной стороны, и Гостелекома России, Госсвязьнадзора России УФСБ Российской Федерации по Волгоградской области, с другой стороны, существуют диаметрально противоположные подходы к толкованию законодательных актов и, следовательно, к решению вопроса о внедрении на сетях электросвязи России технических средств системы оперативно-розыскных мероприятий (СОРМ).

Все разногласия сводятся к двум вопросам:

  1. Участие операторов связи в проведении ОРМ.
  2. Финансирование аппаратно-программных средств СОРМ.

-1-

УФСБ Российской Федерации по Волгоградской области в подготовленном им проекте плана претендует на то, чтобы:

  • а) получить данные о структуре организации системы передачи данных (СПД) на территории города и области и в последующем получать сообщения о происходящих или готовящихся планах ее изменения (п. 1.1.);
  • б) получить возможность временной работы на узле сети с целью изучения алгоритма функционирования узла, определять и представлять Обществу требования по необходимому объему контроля СПД для проведения ОРМ в ограниченном объеме (п. 1.3.), а затем определять требования к техническим средствам СОРМ для проведения ОРМ в полном объеме (п. 2.1.);
  • в) получать списки абонентов сетей не реже одного раза в месяц, а также любую другую информацию, представляющую интерес для ОРД (по запросу) (п. 1.9.).

Общество в подготовленном им проекте плана предполагает:

  • а) получить список сотрудников УФСБ, которые будут проводить ОРМ на узле передачи данных Общества (п. 2);
  • б) продемонстрировать сотрудникам УФСБ возможность проведения СОРМ на узле передачи данных Общества (п. 3);
  • в) организовать изучение сотрудниками УФСБ совместно с операторами Общества алгоритма проведения ОРМ на узле передачи данных Общества (п.4);
  • г) оценку УФСБ степени готовности аппаратно-программного комплекса к проведению ОРМ на узле передачи данных Общества и регистрацию УФСБ на узле передачи данных Общества с получением возможности удаленного доступа к данным, получаемым в результате проведения ОРМ на узле передачи данных Общества (п. 6).

Нетрудно заметить, что план УФСБ предусматривает такое построение СОРМ, которое позволяет при желании бесконтрольно и в любой момент времени проводить не только мониторинг почтовых сообщений, но и осуществлять управление СПД. План Общества предусматривает фиксирование каждого "сеанса" работы УФСБ.

При этом Общество исходит из следующих положений законодательства.

В соответствии с п.2 ст.23 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

В соответствии с п.1 ст.11 Федерального закона "Об информации, информатизации и защите информации" от 20.02.95 г. " 24-ФЗ не допускается сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни, а равно информации, нарушающей личную тайну, семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений физического лица без его согласия, кроме как на основании судебного решения.

В соответствии с ч.1 ст.32 Федерального закона "О связи" тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, охраняется Конституцией Российской Федерации.

В соответствии с ч.1 ст.5 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" органы (должностные лица), осуществляющие ОРД, при проведении ОРМ должны обеспечивать соблюдение прав человека и гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, неприкосновенность жилища и тайну корреспонденции.

В соответствии с ч.2 ст.32 Федерального закона "О связи" все операторы связи обязаны обеспечить соблюдение тайны связи. Применительно к рассматриваемой ситуации это означает, что, во-первых, информация о передаваемых по сетям электрической связи сообщениях, а также сами эти сообщения могут выдаваться только отправителям и адресатам или их законным представителям (ч.3 ст. 32) и, во-вторых, ознакомление с сообщениями электросвязи допускается только на основании судебного решения (ч.4 ст.32).

Согласно п.21 Условий лицензии лицензиат обязан обеспечить соблюдение тайны связи. Информация о передаваемых с использованием телематических служб лицензиата сообщениях, а также сами эти сообщения могут выдаваться только отправителям и адресатам или их законным представителям. Ознакомление с сообщениями электросвязи, получение сведений о них, а также иные ограничения тайны связи допускаются только на основании действующего законодательства Российской Федерации.

Работники связи, допустившие нарушения указанных положений, привлекаются к ответственности в порядке, установленном законодательством Российской Федерации (ч.5 ст.32).

Возложение ответственности на работников оператора связи (если оператор связи юридическое лицо) за допущение ознакомления с сообщениями электросвязи без судебного решения объективно предполагает вовлечение работников оператора связи в осуществление такого оперативно-розыскного мероприятия как снятие информации с технических каналов связи. Это первый и основной аргумент в пользу участия работников оператора связи в ОРМ.

Второй аргумент: оператор связи должен быть вовлечен в процесс снятия информации с технических каналов связи, чтобы не допустить снижения качества услуг связи или прекращения доступа пользователя связи к сети электросвязи и, соответственно, претензий пользователя связи к оператору связи, в том числе требований о возмещении ущерба (ч.1 ст.38 Федерального закона "О связи").

Согласно п.15 Условий лицензии лицензиат несет ответственность перед пользователями в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения им своих обязательств в порядке и размерах, предусмотренных действующим законодательством Российской Федерации.

Два первых аргумента особенно актуальны в свете такого принципа деятельности в области связи как соблюдение интересов пользователей связи (ст.5 Федерального закона "О связи").

Третий аргумент: отсутствие координации действий работников оператора связи и оперативных работников может поставить на грань срыва снятие информации с технических каналов связи в ситуации, когда при нарушении пользователем связи правил эксплуатации оконечного оборудования сети электросвязи, использовании на сети несертифицированного оборудования, а также при несвоевременной оплате услуг связи оператор связи приостановит доступ пользователя к сети электросвязи до устранения недостатков (ч.4 ст.37 Федерального закона "О связи").

Необходимым условием вовлечения работников оператора связи в снятие информации с технических каналов связи является предъявление соответствующего судебного решения.

ОРД представляет собой сферу повышенного риска ущемления и нарушения прав и свобод граждан. Поэтому всякое вмешательство в личную жизнь человека в рамках ОРД должно быть строго выборочным, а не общепоисковым. Оно не может носить всеобъемлющий, тотальный характер. Такое вмешательство должно быть достаточно обоснованным как в данных конкретных обстоятельствах, так и в отношении конкретного гражданина, при максимально возможном ограничении степени усмотрения должностного лица и при наличии реального вневедомственного контроля, в том числе судебного.

В соответствии с ч.2 ст.8 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" проведение ОРМ, которые ограничивают конституционное право человека и гражданина на тайну сообщений, передаваемых по сетям электрической связи, допускается на основании судебного решения.

Вместе с тем ни судебный контроль, ни прокурорский надзор (ст.21 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности"), ни тем более ведомственный контроль (ст.22 того же закона) не смогут стать препятствием для произвольного либо неограниченного по времени снятия информации с технических каналов связи, если возможность контроля не будет обеспечена технически и с участием операторов связи.

Уже сегодня Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности" в ч.5 ст.6 говорит о том, что должностные лица органов, осуществляющих ОРД, решают ее задачи посредством личного участия в организации и проведении ОРМ, используя помощь должностных лиц и специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными знаниями. Это ничто иное, как правовое основание для участия в ОРМ работников операторов связи.

Известен закону и механизм защиты сведений об органах, осуществляющих ОРД (ст. 12 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", раздел VI "Защита государственной тайны" Закона Российской Федерации "О государственной тайне").

В этой связи выглядят вполне оправданно, во-первых, положение о том, что лицензиат принимает меры к недопущению раскрытия организационных и тактических приемов проведения ОРМ (ч.1 п.23 Условий лицензии), а, во-вторых, положения п.1.2. плана реализации условий по обеспечению ОРМ, предлагаемого УФСБ Российской Федерации по Волгоградской области, согласно которого Общество согласовывает с УФСБ список лиц из числа сотрудников, обслуживающих оборудование СПД, которые будут допущены к работе по обеспечению ОРМ, принимает меры к недопущению раскрытия организационных и тактических приемов проведения указанных мероприятий.

-2-

УФСБ Российской Федерации по Волгоградской области в подготовленном им проекте плана претендует на то, чтобы Общество:

  • а) закупило, смонтировало и сдало в эксплуатацию УФСБ необходимое оборудование (персональные ЭВМ, модемы и др.), создало при необходимости дополнительное программное обеспечение для проведения мониторинга сообщений электронной почты (п.1.5.);
  • б) закупило и смонтировало оборудование СОРМ, оборудование для передачи информации между СОРМ и ПУ СОРМ, профинансировало закупку ПУ СОРМ (с последующим возмещением УФСБ расходов на закупку ПУ), предоставило УФСБ при необходимости специальное помещение в здании размещения аппаратуры СПД (п. 2.4.);
  • в) обеспечило обучение специалистов УФСБ работе с СОРМ СПД и обеспечило всей необходимой документацией по СОРМ СПД (п. 2.5.).

Общество возражает против каких-либо финансовых затрат, связанных с внедрением СОРМ.

Основным аргументом при рассмотрении и решении вопроса "кому платить?" является Соглашение между Министерством связи Российской Федерации и Федеральной службой безопасности Российской Федерации по вопросу внедрения технических средств системы оперативно-розыскных мероприятий на сетях электросвязи России, которое предписано к исполнению всем предприятиям и организациям связи независимо от ведомственной принадлежности и форм собственности приказом Министерства связи Российской Федерации от 18.02.97 г. " 25 "О порядке взаимодействия организаций связи и органов ФСБ России при внедрении технических средств системы оперативно-розыскных мероприятий на сетях электросвязи России". Согласно ст.5 указанного Соглашения основное бремя расходов несут операторы связи, с чем нельзя согласиться.

В соответствии со ст.19 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" финансирование ОРД осуществляется из федерального бюджета. Законодательные и исполнительные органы государственной власти субъектов Российской Федерации вправе самостоятельно за счет собственных бюджетов и внебюджетных целевых фондов увеличивать размер средств, выделяемых органам, осуществляющим ОРД на территории соответствующих субъектов Российской Федерации. Аналогичные положения содержатся в ст.22 Федерального закона "Об органах федеральной службы безопасности Российской Федерации".

Согласно ч.4 ст.6 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" ОРМ проводятся с использованием оперативно-технических сил и средств органов федеральной службы безопасности, органов внутренних дел и, в пределах своих полномочий, федеральных органов налоговой полиции в порядке, определяемом межведомственными нормативными актами или между органами , осуществляющими ОРД. Речь идет не о чужих, заимствованных или арендованных, средствах, а о собственных оперативно-технических средствах органов, осуществляющих ОРД. В случае отсутствия таких средств у одного из органов и предусматривается взаимная поддержка в рамках соглашений, участниками которых являются только органы, осуществляющие ОРД.

Когда ч.4 ст.15 Федерального закона "Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации" предписывает всем юридическим лицам в России, предоставляющим услуги связи, по требованию органов федеральной службы безопасности включать в состав аппаратных средств дополнительное оборудование и программные средства, это вовсе не означает, что юридические лица должны оплачивать это оборудование и эти средства.

Наконец, в соответствии с п.4 Указа Президента Российской Федерации от 01.09.95 г. " 891 "Об упорядочении организации и проведения оперативно-розыскных мероприятий с использованием технических средств" развитие оперативно-технических возможностей на объектах связи должно осуществляться органами федеральной службы безопасности или органами внутренних дел Российской Федерации при долевом финансировании других органов, осуществляющих ОРД.


Решением о приостановлении действия лицензии нарушены права и законные интересы Общества, созданы препятствия для полноценного осуществления Обществом предпринимательской деятельности.

Истечение 90-дневного срока на согласование плана мероприятий по внедрению СОРМ и отсутствие такого согласования влечет за собой обязанность Гостелекома России обратиться в суд с заявлением об аннулировании лицензии (ч.3 п.4 ст.13 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности"). В этой связи первый заместитель председателя Гостелекома России Н.С.Мардер ошибочно полагает, что, если по истечении 90-дневного срока Обществом не будет согласован план мероприятий по внедрению СОРМ, на лицензионной комиссии будет рассмотрен вопрос о прекращении действия лицензии (письмо от 07.12.99 г. " 7440).

Следствием принятого решения о приостановлении действия лицензии стала очередная проверка выполнения п.23 Условий лицензии (письмо начальника Управления УГСН по Волгоградской области В.С. Петрова от 03.02.2000 г. " 5-1/342, акт от 04.02.2000 г.). Данная проверка была произведена безосновательно, т.к. в письме Н.С.Мардера говорилось со ссылкой на решение лицензионной комиссии (в так называемой выписке из протокола заседания лицензионной комиссии нет решения о проверке!) о поручении Главсвязьнадзору России организовать проверку деятельности по предоставлению услуг связи Обществом по окончании срока приостановления действия лицензии, т.е. после 11.02.2000 г..

На основании всего изложенного и ставится вопрос о признании решения лицензионной комиссии Гостелекома России о приостановлении действия лицензии " 5769 недействительным.

Приложение (дополнительно):

  1. Копия письма В.Г.Осипова от 02.99 г. " 00014.
  2. Копия (рукописная) письма Н.С.Мардера от 07.12.99 г. " 7440.
  3. Копия письма В.С.Петрова от 03.02.2000 г. " 5-1/342.
  4. Копия акта проверки от 04.02.2000 г.
  5. Копия письма начальника УФСБ В.П.Колесникова от 14.04.98 г. " 14/556 с приложением.
  6. Копия плана ЗАО "Байярд-Славия Коммуникэйшнс" от 21.04.99 г.
     Генеральный директор                                                        Н. В. Мурзаханов
     Представитель, адвокат                                                      В. М. Жуковский
     Адвокатское бюро " 25 "Кобзарев, Прохоров и партнеры" Волгоградской областной коллегии адвокатов. 400131 Волгоград, ул. 13 Гвардейская 1 "А", офис 54, тел. 34-86-96.
liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2019