21 июнь 2018
Либертариум Либертариум

Необходимость дерегулирования

начало 1993г.

Сегодня общественное мнение указывает на инфляцию как на главную угрозу не только экономической реформе, но и функционированию экономики вообще. Правительство предполагает посвятить все свои усилия борьбе с инфляцией, которая разрушает нормальную мотивацию предприятий и граждан.

Но односторонний отказ Правительства от инфляционного финансирования отраслей, регионов и прочих групп давления был бы недостаточен и невозможен. Опыт прошлого года демонстрирует нам, что заинтересованные группы способны мобилизовать достаточно убедительно звучащие аргументы, чтобы вырвать нужные им дотации, налоговые льготы и фактически дармовые кредиты. Результатом стало бы повторение скачков инфляции и стабилизации, то есть увеличение непредсказуемости в денежной и финансово-кредитной областях.

Надо признать, что в сегодняшней России от инфляции страдают все, но точно так же все и выигрывают от нее. В среднесрочной перспективе такая ситуация станет гибельной для экономики, в которой производители ищут не способы производства новых товаров, не способы сокращения затрат, а всего лишь способы первыми добраться до бездонного кошелька Центробанка и Минфина. В краткосрочной перспективе и для каждого конкретного производителя, к сожалению, циничное использование возможностей, предоставляемых инфляционными механизмами, всегда будет выгоднее всех остальных путей зарабатывания денег. Именно такова природа так называемого "кризиса неплатежей", в ходе которого предприятия смогли успешно профинансировать свои непомерные издержки инфляционным налогом.

В нормальной экономике принципиальными противниками инфляции являются владельцы денежных сбережений, которым грозит угроза разорения. В нашей стране существенных сбережений в национальной валюте попросту нет, и обесценение денежных запасов в глазах их владельцев несущественно по сравнению с ростом их текущих доходов. Иными словами, Правительство в борьбе с инфляцией и инфляционными коалициями не может опереться на антиинфляционную общественную коалицию.

Наконец, надо признать, что инфляционные требования отраслей и регионов имеют серьезное обоснование в исторических обязательствах Правительства. Эти исторические обязательства в явной и неявной формах могут иметь место по отношению к сельскому хозяйству, угольной промышленности, армии, военно-промышленному комплексу и т.д.

Таким образом, в борьбе с инфляцией Правительство должно опираться прежде всего на самого себя и стараться апеллировать непосредственно к народу России, а не к представителям его отдельных групп. Также необходимо отказ от инфляционного финансирования исторических обязательств Правительства сопровождать компенсирующими мероприятиями.

Общим понятием, охватывающим способы решения указанных проблем, традиционно является "дерегулирование".

Опыт успешных экономических преобразований во всем мире однозначно свидетельствует, что экономическая реформа складывается из двух параллельно реализуемых и взаимно друг друга дополняющих направлений: финансовой стабилизации и дерегулирования. Первое невозможно без второго. Дерегулирование заключается в последовательном сокращении государственного вмешательства в экономику, упрощении и унификации условий хозяйственной деятельности.

Собственно говоря, именно этот процесс и проходил в нашей стране последние десятилетия. Борьба предприятий за самостоятельность пронизывает советскую и российскую экономическую историю, начиная уже с шестидесятых годов. Необходимо только быть последовательным. Если кто-то требует самостоятельности, то он должен принять на себя и ответственность за самостоятельно принимаемые решения. И наоборот - если Правительство, прекращая дармовое выделение ресурсов (а сегодня главный ресурс - это деньги), снимает с себя ответственность за финансовое состояние бывших и предполагаемых получателей этих ресурсов, оно должно гарантировать и обеспечить их полноценную самостоятельность и свободу в изыскании необходимых им средств.

Можно сказать, что размеры руководства экономикой в некотором смысле постоянны. Если принятие решений все больше переходит на уровень предприятий и граждан, соответственно должны уменьшаться масштабы деятельности государства. Инфляция - это результат несоблюдения такого соотношения, то есть ситуация, в которой приобретение предприятиями права тратить деньги по своему усмотрению не сопровождались отказом государства от обязательства давать эти деньги по требованию предприятий.

1992 год стал годом одновременно и расширения самостоятельности предприятий, и беспорядочного роста государственного регулирования экономики. Спасением экономики оказались слабость государственных институтов и чрезвычайно низкое уважение к их постановлениям - большая часть противоречащих друг другу решений о регулировании экономики реальными ее субъектами игнорировалась. Но такая ситуация чрезвычайно опасна в долгосрочном плане - массовое неуважение к поспешно принимаемым решениям государства фактически криминализирует хозяйственную деятельность.

Правительство должно принять на вооружение политику сознательного сокращения своего вмешательства в деятельность самостоятельных субъектов экономики, юридических и физических лиц. В деятельности Правительства принцип финансового самоограничения должен сочетаться с принципом административного и регулятивного самоограничения.

Существует очевидная технология проведения политики дерегулирования.

Прежде всего она заключается в прекращении самостоятельного нормотворчества государственных органов и законодательной чехарды, ставшей основной характеристикой последних двух лет. Дерегулирование не должно стать самодовлеющей догматической целью Правительства, как это произошло с приватизацией; дерегулирование должно стать языком ответа Правительства на обращенные к нему инфляционистские призывы.

Требования дотаций должны парироваться освобождением цен на производимые продукцию и услуги, облегчением возможности экспорта, включением в оборот тех ресурсов предприятий, которые остаются замороженными (прежде всего недвижимости).

Три области, в которых дерегулирование представляется особенно необходимым и жизненно важным, это - внешняя торговля, административная подчиненность и свобода законных сделок.

1. Дерегулирование внешней торговли необходимо из-за катастрофического несоответствия структуры отечественного производства и реального спроса. То, что может и умеет производить национальная промышленность, не находит платежеспособного спроса в России. Реальный экспортный потенциал России еще неизвестен. С другой стороны, только свободный импорт позволит преодолеть монополизм отечественных производителей продукции, необходимой российскому населению, - возможности административной борьбы с монополизмом, как показал опыт Антимонопольного комитета, в России отсутствуют.

2. Дерегулирование административной подчиненности должно освободить реальных производителей от отягощающих их бесчисленных государственных контор, старательно и неуклонно расширяющих перечень своих прав и полномочий. Бескрайние масштабы бюджетной сферы порождают огромный штат низкооплачиваемых государственных служащих, наделенных каждый в своей области фактически монопольными правами. Коррупция становится для них просто средством выживания. При этом практически все традиционно бюджетные учреждения и органы стремительно коммерциализируются, изыскивая и предусматривая возможности оказания платных услуг, прав по реализации используемого ими государственного имущества. "Вирус" коммерциализации заразил налоговую службу, МИД, армию, милицию.

Надо решиться на последовательные шаги в этой области, проведя полную коммерциализацию подавляющей части государственных учреждений с передачей им всех используемых ими ресурсов, но с лишением безусловных административных прав. Так следовало бы поступить с большинством органов отраслевого управления и регулирования, прежде всего с Минэкономики. Если эти органы располагают квалифицированными кадрами, предприятия сами предъявят спрос на их организационные, консультационные, коммуникационные услуги. Если квалификация кадров этих органов недостаточна, тем более следует избавить государство от дискредитирующих его учреждений, а предприятия - от невежественного надзора.

Элементом административного дерегулирования в перспективе должен стать отказ от фикции государственной собственности на государственные предприятия. Если государство не отвечает, согласно гражданскому законодательству, по долгам юридических лиц, каковыми являются госпредприятия, если госпредприятия последовательно получали в свою фактическую собственность денежные средства, готовую продукцию, запасы сырья и материалов, то вполне естественным шагом выглядит формальное закрепление факта собственности госпредприятия и на основные его средства, в том числе землю, здания и сооружения.

Такое госпредприятие может самостоятельно преобразоваться в акционерное общество, если это будет вызвано его потребностями, в первую очередь - в дополнительных инвестициях при угрозе разорения. Приватизация станет естественным процессом, тогда как сегодня, проводимая по приказу государства и в его интересах, она сохраняет за предприятиями право требовать от насильно "приватизировавшего" его государства постоянной поддержки и подпитки.

3. Дерегулирование свободы законных сделок означает отмену всех видов контроля за условиями тех контрактов юридических и физических лиц, которые не затрагивают законных интересов третьих лиц. В частности, свобода ценообразования и выбора метода и валюты платежа должны стать безусловными.

Провозглашенная в конце 1991 года и ставшая относительно популярной в 1992 году теория о том, что ограничение сферы применения иностранной валюты укрепляет валюту национальную, абсолютно ложна и не соответствует действительности. Именно поэтому, в частности, ее и не удалось практически реализовать, несмотря на многочисленные попытки и декларации.

Более того, свобода валютных операций и ограничение монопольного контроля Центробанка за банковской деятельностью - единственный способ избавиться от постоянной угрозы дезорганизующих эффектов инфляции. Ведь сегодня Центробанк, несмотря на все попытки поставить его последовательно под контроль Правительства, парламента или Президента, демонстрирует, что самоограничение государственной конторы по распоряжению и раздаче монопольно принадлежащего, дефицитного и бесплатно ей достающегося ресурса - в России невозможно. Если нельзя расплачиваться ничем, кроме инфлирующих рублей, рубль и будет инфлировать. Если рубль станет нежелаемой и неиспользуемой валютой, то это будет означать только, что предприятия и граждане нашли к своему удовольствию иные средства платежа, а плохо идут дела не у них, а только у Центробанка. В этой ситуации станет невозможным абсурдный бизнес Центробанка, заработавшего огромную прибыль при крайне безобразном выполнении своей законной задачи - укрепления рубля.

Широкомасштабное дерегулирование означает, что Правительство доверяет своим гражданам и предприятиям. Они сами могут осознать и понять свои собственные интересы и интересы своих соседей. Они сами могут и должны решать свои проблемы. Государственный аппарат в России себя дискредитировал. Он не может эффективно управлять, так пусть хоть не мешает.

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2018