21 июнь 2018
Либертариум Либертариум

Заключение на проект концепции движения "К новому согласию"

начало 1993г.

Рабочий центр экономических реформ поддерживает идеи укрепления связей между новыми государственными образованиями на территории бывшего СССР.

Вместе с тем нельзя согласиться со многими выводами и предложениями, содержащимися в документе.

Необходимо отдавать отчет в исторической неизбежности распада и ликвидации СССР. Судьба, с одной стороны, Югославии и Чехословакии, а с другой - ГДР, неоспоримо подтверждает общую тенденцию к созданию государств на единой национально-этнической основе.

В реальной политике нет необходимости цепляться за пропагандистские клише, которыми полон представленный документ. Не говоря уже о прямых выдумках (типа того, что войны внутри бывшей империи носили особо мягкий характер или что народы вместе отражали нашествие не существовавших "врагов с Востока"), в документе отражены стандартные для поверхностной публицистики стереотипы.

Так, большая часть связей между регионами СССР складывалась не "веками", а начиная с индустриализации, то есть с тридцатых годов, и нацелена не на эффективное взаимовыгодное сотрудничество, а на автаркию и самодостаточность в условиях военного и полувоенного времени. В этих связях не было ничего "естественного" - иначе для их создания не потребовалась бы невиданная нигде в мире машина государственного принуждения. Разрыв этих связей произошел не столько из-за появления республиканских валют, сколько из-за того, что с этим введением на полгода, год и дольше республики запоздали. Особенно это относится к России, безрезультатно пытавшейся поддержать экономически абсурдную идею "единой рублевой зоны". Ведь различие валют никак не препятствует интенсивной торговле внутри Европы или внутри нового экономического союза НАФТА (США, Канада, Мексика). А сохранение единой валюты в отсутствие единого планового и распорядительного центра неизбежно привело к стремлению ограничить потоки наиболее ликвидных и ценных товаров в пользу внутриреспубликанского потребления.

Что касается таможен, то их наличие отражает только масштабы бюрократического регулирования цен. Страна, даже в одностороннем порядке либерализирующая внешнюю торговлю, получает только выгоду от участия в международном разделении труда. Так что создание таможенной цепи, как и барьеров на путях российского экспорта - целиком на совести России, и ликвидация их не требует многосторонних акций. Свобода перемещения товаров и денежных средств - единственный механизм, позволяющий выявить подлинно естественные, взаимовыгодные экономические связи.

Безосновательны утверждения авторов документа о "социальной катастрофе", "росте агрессивности", "росте безработицы". Эти факты присутствуют в основном в оппозиционной публицистике, а реальным наблюдением не подтверждаются.

Нарушения прав человека, беспорядки, конфликты - все это характерно не для собственно России, а для регионов становления новых национальных государств с неопределившимися еще границами. Уже в силу этого интересы России лежат скорее вне этих регионов.

Слова о "некоей целостности" Евразийской общности имеют содержание только в том смысле, что эта противоестественная с точки зрения транспортных, культурных, религиозных, демографических отношений целостность за год распалась еще не до конца. Нигде и никогда насильно объединенные народы еще не соглашались на новое объединение. Не собираются объединяться Норвегия со Швецией или Данией, Финляндия с Россией или Швецией, Ирландия с Великобританией, Словения с Австрией или Сербией, Пакистан с Индией, Корея с Японией, Греция с Турцией.

Знаменательно, что в поддержку фактического воссоздания Союза, кроме кругов, близких к бывшей Межрегиональной депутатской группе и до сих пор воображающих себя ответственными за все, происходящее на территории бывшего СССР, высказываются движения, поддерживающие эту идею не принципиально, а инструментально, как оружие в конкретном региональном споре - балкарцы в споре с кабардинцами, карабахцы в споре с Азербайджаном и т.д. Такая поддержка недорого стоит и только втягивает Россию в новые конфликты, обостряя ее отношения с гораздо более многочисленными народами бывшего СССР.

Необходимо признать, что, вопреки ложным иллюзиям, противоречия между народами и государствами бывшего СССР гораздо сильнее и болезненнее, чем их противоречия со странами "дальнего зарубежья". Создание новых военных и экономических союзов с единым координирующим центром, хотя бы и на паритетных началах, - нереально. Доказательством этому может служить хотя бы полное бесплодие механизмов СНГ в решении реально существующих проблем экономического, военного и политического взаимодействия.

Тезисы Евразийской Хартии представляют собой набор скорее добрых пожеланий и благородных принципов, попытка применения которых в условиях незавершенного процесса становления новых государств неизбежно приводит к конфликтам типа кавказских.

Если Россия действительно привержена этим принципам, то следовало бы начать их реализацию в одностороннем порядке, не дожидаясь совместных действий менее подготовленных государств. Уже далее все желающие сопредельные и несопредельные государства, даже и не входящие ранее в СССР, могли бы присоединяться к этим принципам, если найдут их привлекательными.

Первым шагом могло бы стать последовательное сближение режимов взаимодействия России со государствами бывшего СССР и с прочими государствами. Направление сближения этих режимов должно идти по линии наибольшего благоприятствования установлению естественных и добровольных связей государств и их резидентов. В отношении перемещения граждан должны использоваться нормы СНГ, в отношении свободы выбора используемой валюты - нормы отношений с заграницей, перемещение товаров необходимо облегчить в обоих случаях.

Этот путь - единственная возможность реализовать рациональный прагматизм в межгосударственных отношениях.

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2018