19 август 2018
Либертариум Либертариум

Львину и Сапову - о жанре "заходов"

Комментарии к предложениям Бориса Львина заняться разработкой программы реформ и ответу Григория Сапова.

Боря, если я тебя правильно понял, ты бы хотел инициировать некую групповую активность, которая бы потом переросла в политическую. Но групповая активность не проявилась. Ты недоумеваешь и возмущаешься: страна катится в пропасть, а ее граждане - к тому же либералы - не хотят обсуждать, как ее остановить.

Я изложил причины своего личного нежелания участвовать в реформаторстве в отдельном тексте, и при отсылке его в "Либертариум" обнаружил, что Гриша Сапов откомментировал твои "заходы".

Гриша, ты ставишь вопросы о жанре "заходов", о соотношении "программ" и "текстов программ" и - неявным образом - о соотношении между активной жизненной позицией и наблюдением за естественным ходом событий. Эти темы мне интересны, в отличие от экономики и финансов, в которых ничего не понимаю.

Гриша, ты вводишь противопоставление "программа - текст программы", которое мне представляется не совсем четким. Мне кажется, имеет смысл говорить о тройном противопоставлении "теория - программа - текст". В рамках этого противопоставления возникают следующие логические реалии:

  • теория, использованная при разработке программы
  • теория, изложенная в текстах
  • программа, изложенная в текстах
  • теоретически обоснованная программа
  • текст, излагающий теорию
  • текст программы

Определяя жанр "заходов", ты используешь два различения из возможных шести: "провоцирующий текст, маскирующийся под текст программы, маскирующийся под программу", но это определение не полно. Ты констатируешь, что текст программы может существовать без программы, в то время как теоретически обоснованная программа (такая как постановление 601), может реализоваться и вне корпуса текстов, ее интерпретирующих.

Есть ли у тебя гипотеза о том, зачем Боре такая сложная система маскировки? И вообще непохоже, что Боря намерен что-то маскировать. Это ему не свойственно. Может быть, стоит попробовать определить "заходы" в рамках какой-то другой логики? Мне тексты Бори и интерпретирующая тексты активность напоминают миссионерство.

Заметь, теория, на основе которой разрабатывается предложенная программа, упоминается Борисом как-то вскользь. Такое возможно, если считается само собой разумеющимся, что теория есть, и она принимается по умолчанию. Из контекста следует, что эта либеральная теория.

Но здесь возникают вопросы у меня. Если либерализм есть объясняющая теория, то где онтология этой теории? Либерализм основан на произвольной посылке, афористически изложенной Геной Лебедевым "Возьмем отдельного человека...". Но кто бы мне объяснил, как вычленить "отдельного человека" из совокупности институциональных, корпоративных, генетических и прочих связей, вне которых нет никакой отдельности. Хочу заметить, что именно описание людей в этих аспектах (и многих других) составляет содержание позитивного знания. Но это позитивному знанию нет места в либерализме, как, впрочем, и в любых других измах.

Если либерализм есть описывающая аналитическая теория, то будьте добры, либералы, укажите, как и каким образом она фальсифицируется - хотя бы в смысле Поппера, уж не говорю о современных требованиях к критерию фальсификации.

Если нельзя явным и непротиворечивым образом задать онтологию либерализма и/или описать границы применимости и условия фальсификации либеральной теории, то возникает сомнение в ее существовании вообще в статусе теории.

Я думаю, что существует либеральная мифологема, оформленная в лучших позитивистских традициях в виде теории. В рамках этой традиции некоторые научные факты, наблюдения и эмпирические обобщения включаются непосредственно в структуру мифологемы, теряя свой научный статус. В первой половине нашего века мифологемы марксизма, дарвинизма, фашизма, либерализма, и пр. доминировали в общественном сознании.

Либерализм отличается от марксизма тем, что основывается на догмате первичности самоопределяющегося человека, в отличие от марксизма и фашизма, основывающихся на догмате первичности группы.

Если моя гипотеза - либерализм является мифологемой - верна, то жанр "заходов" можно определить как пропаганду либерализма. Боря, мне кажется, что ты выступаешь в роли либерала-проповедника, миссионера, объясняющий аборигенам преимущества общепринятых верований перед варварством. Отсюда нормативность "заходов", вызвавшая соответствующую Гришину реакцию.

Мне кажется, что твое, Боря, выступление на летнем семинаре у Найшуля имело миссионерский характер. "Заходы", соответственно, можно рассматривать как текст проповеди. В любой проповеди - как вербализации мифологемы - есть констатирующие, объясняющие и направляющие части, однако оценивается проповедь скорее по эстетическим критериям, по соразмерности частей и непосредственно переживаемому единению с проповедником.

Мне проповедь не понравилась. Мне кажется, что ты готовился к встрече с неофитами либерализма, а присутствующие сумбурно обсуждали факты, имеющие для тебя служебный характер, и рефлектировали по поводам, ставящим под вопрос мифологическую онтологию и святость миссионеры. Участники встречи отнеслись к твоему выступлению не как к проповеди, а как к научному докладу, они не смогли (или не захотели) тебе поверить.

Меня не оставляет ощущение несоразмерности структуры "заходов". В констатирующей части - и в тексте "заходов", и в выступлении - верное тривиально, а нетривиальное спорно. В экономической части многое оспорил Гриша. Объясняющая часть как-то растворена в направляющей части. Последняя экономоцентрична и, наверное, в этом качестве хороша, но не могу этого оценить по причине экономического кретинизма.

В этой стране написано множество программ. Но Гриша уже сказал, что нет политической воли, некому делать. Людей, которые говорят "есть такая партия", очень много. Но мы то знаем, что нет таких партий, и не может быть. Попытки что-то сделать - писал уже об этом, - приводят к неожиданным для акторов результатам. Ты предлагаешь совокупность финансовых и институциональных преобразований, которая должна продрать страну до пяток и сделать невозможным житие по внеэкономическим законам. Но страна у нас устроена как луковица - советскость снимается послойно. В 1991 слез один слой, сейчас слезает второй. И сколько их еще, бог его знает.

Наверное, оккупационная армия или ее экономический эквивалент "валютное управление" могли бы ускорить снятие советских оболочек, но для этого нужен настоящий внешний управляющий. Мне кажется, что в мире сейчас нет ресурсов для введения внешнего управления на такой территории как наша. И поэтому бессмысленно обсуждать то, какой могла бы стать страна, если бы в этой стране была хоть какая-нибудь позитивная власть, которая бы вдруг приняла либеральную программу своего собственного уничтожения. И уж тем более бессмысленно писать программы.

Боря, ты призываешь к объединению единомышленников. Но у меня создалось ощущение, что под единомышленниками ты имеет в виду единоверцев. Именно от единоверцев можно ожидать совместных усилий по разработке программы и по претворению программы в жизнь. Но чем эти единоверцы-либералы будут, по сути, отличаться от последователей Виссариона, Дэвы Марии-Христос, и сотен (если не тысяч) групп других сектантов? С другой стороны, для личного выживания, наверное, необходима секта. Иначе как выживать? Либерализм, как мне кажется, далеко не лучшая мифология с точки зрения обоснования способов выживания.

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2018