19 август 2018
Либертариум Либертариум

Замечания по поводу текста "Программа реформ - второй заход"

Борису Львину

Начнем с названия.

"Программа реформ" это что-то из эпохи хозрасчета, Абалкина и польских реформ Гайдара. Удивителен самогипноз реформаторов продолжавших пользоваться термином "реформа" и в 1989, и в 1991, и в 1993, и в 1995, и в 1998 годах. Но, в конце концов, такая вещь как тетеревиный эффект есть факт медицинский, а потому простительный. Что совсем поразительно, так это самогипноз заказчика, продолжавшего держаться за окончательно опустевший фантик "реформ" все эти годы. Может, это военная хитрость?

По сути публикуемого текста он, конечно, же "Первоочередные задачи новой России" или "Главные задачи после установления нового порядка вещей". Дело в том, что в нынешнем своем виде ни Центробанк, ни бюджетные или фискальные ведомства, ни тем более вооруженные силы или силы охраны порядка нен могут ни преобразоваться в предлагаемое, ни быть преобразованными. Собственно, преобразователя пока нет, но это малость по сравнению с содержанием преобразований, которые и являются узким местом.

Далее. Жанр.

Возможно это трудно понять, но я различаю программу и текст программы.

В предельном случае программа может существовать вообще без текста, например в форме небольшого числа принципов или, наоборот, в форме большого числа документов, генерируемых в процессе ежедневной работы государственной машины.

Помню, великое постановление правительства РФ номер 601 от 1991 года, о порядке регистрации уставов акционерных обществ, конечно же было программой быстрого и безболезненного устранения с политического рынка министерств и ведомств. Его принятие не сопровождалось шумом ни до, ни после. А вот вторая Программа приватизации (на 1994 год) активно обсуждалалсь в обществе, составлялись и представлялись ее варианты, вокруг них шла борьба, которая освещалась в печати. Однако, будучи не программой, а только текстом программы, немедленно после принятия правительством и одобрения Думой в июне 1994 г. она была грубо нарушена и навеки забыта еще до наступления осени.

В данном документе я вижу смешение черт как "программы", так и "текста программы"

Программы действительно угадывают направление движения общества и артикулируют это движение, порождая лавину документов и событий второго порядка, в том числе тексты программ, законов, статьи и речи, повестки заседаний и проекты решений, но не только их. Может быть чем удачнее программа, тем меньше последующих государственных бумаг требуется для последующего воплощения ее в жизнь.

Текст программы является документом "второго порядка", пишется на бумаге (иначе это не текст), иногда властью маркетируется как программа (как было с явлинской "500 дней", типичный текст программы), иногда нет.

Данный документ, повторяю и не вполне программа, но и не просто текст. Я бы определил этот жанр как провоцирующий текст, замаскированный под такой текст программы, который маскируется под программу.

Предварительные замечания

>стала очевидной

Пропущено: "мне", так как очевидное одному не очевидно другому. Сторого говоря, "очевидно" без указания на того, кому это очевидно, не бывает.

>попытался обратиться

Во-первых, обратился. Во-вторых, лично я никакой попытки "объединиться для выработки приемлемой платформы" как тогда не усмотрел, так и сейчас не усматриваю. Так тексты пишут и дают друзьям почитать, а не "пытаются объединиться с единомышленниками для выработки приемлемой платформы, одновременно практической и принципиальной".

Конечно, без текста трудно. На одних словах далеко не уедешь. Написание текстов отдельная, вполне почетная деятельность.

Но жизнь текста в некотором смысле начинается после того, как он написан. Например, надо организовывать выход текста на публику. Если же фаза выхода на публику по мнению автора еще не наступила и хочется услышать "вопросы-добавления-замечания", то автор посылаемый текст сопровождает припиской - "друзья, жду вас для работы там-то тогда-то. Мероприятие займет около N часов".

Об опубликовании в газетах. Помимо фактора купленности газет и сопутствующего неизбежного оттенка, искажающего восприятие ("в свете последних отставок и слухов: против кого это и по чьей инициативе?" ), существует еще один важный момент. Для гарантированного с минимальными искажениями опубликования текстов в газетах, тексты должны иметь авторитетное авторство. Иначе они - мнение частного лица, пусть и правильное, и доказательное. Но ни правильность, ни доказательность, ни оригинальность или новизна, ни все это вместе взятое для газетной полосы не основание. Для того, чтобы иметь авторитетное авторство, надо быть встроенным в политический процесс, причем не вообще, а в его отвратительной московско-тусовочной форме, или быть нобелевским лауреатом, или бывшим диссидентом, или не знаю кем еще.

>не встретил никакого понимания

Мне кажется, что реакция на этот и подобные тексты слабо связана с их содержанием.

>соображения более ясным языком

Не в соображениях дело, а в намерениях. Они не были изложены никак никаким языком. Пытаясь смотреть на этот заход глазами неинформированного читателя, фиксирую, что весь этот жалобный и неясный абзац чрезвычайно ослабляет текст.

>Кризис наступил, продолжает бушевать - но никакой вразумительной программы >так и не существует. Те документы, которые были предложены вниманию >властей предержащих и читающей публики, были составлены крайне наспех, >страдают серьезнейшими внутренними противоречиями.

Мне кажется, что никакой возможности спокойно (не "наспех") составлятьь во время кризиса внутренне непротиворечивые документы не существует, иначе это не кризис. Кроме того, я не уверен, что составление документов есть самая важная задача в период острой фазы кризиса. Пафос правильных документов состоит, как ты сам писал, в изменении взглядов людей путем ознакомления их с другой, часто не известной им, точкой зрения. Для большей доходчивости правильный документ можно завернуть и в фантик "программы". Но сердиться при этом на ритуальные политиков, это все равно, что сердиться на попсового музыканта за то, что он не играет классику.

>Во-первых, не следует ожидать здесь количественных расчетов.

С этого "во-первых" и начинается, собственно, текст. Насколько он бы выиграл, начни ты его с этого места.

>наивно ожидать, что авторы программ, не имея доступа к оперативной, меняющейся каждый день и час информации, вообще способны осуществлять сколько-нибудь содержательные и нетривиальные количественные прогнозы.

Способность авторов программ сочинять содержательные и нетривиальные прогнозы находится в обратной зависимости от доступности им оперативной информации, поверь моему опыту. Вторая часть абзаца об этом и говорит.

>представление о возможности разделения политической и экономической платформ изначально ложно.

Какой-то выскочивший кусок внутреннего монолога. Кто этот "чистый экономист"? Зачем он тут появился? Экономические тексты публикуют в экономических журналах. Причем чисто экономические - в чисто экономических, желательно на английском языке и в принятом в таких журналах формате.

У тебя же выше - вполне понятные немытые "авторы программ". Они и пишут политические программы (те самые, публикуемые газетами), замаскированные под экономические тексты. Газеты это чуют, поэтому и публикуют.

>Программа может быть реализована только в том случае, если нацелена на актуализацию тех процессов, которые уже идут в обществе.

По-моему, здесь либо противоречие, либо тавтология. Если известно, какие процессы идут в обществе и программа нацелена на их актуализацию, то она может быть реализована. Ну? Может быть, а может и не быть. Реализована. То есть не будет отличаться по итогам от такой программы, которая "не нацелена на актуализацию..." и не может быть реализована. Значит с точки зрения результата (реализованность) это деление (программы, нацеленные на актуализацию процессов, которые уже идут, и не нацеленные на такое хорошее дело) не имеет значения.

Короче, пытаясь понять этот абзац, я запутался и разрыдался ("а как же принцип методологического индивидуализма?!" вопил я, размазывая слезы кулаками. "Вон, у него уже "процессы идут", скоро "структура экономики начнет требовать", а объективные причины "не позволят".

>Суть подлинной программы состоит не в том, чтобы навязать обществу какое-то идеальное устройство - в этом, собственно, нет ничего плохого, просто это задача теоретиков, идеологов, публицистов - а в том, чтобы понять, какие именно тенденции общественно-экономического развития необходимо высветить, закрепить, оформить. Ведь наша задача состоит не в том, чтобы заставить людей жить так, как нам представляется правильным. Надо сделать так, чтобы люди могли сами обустраивать свою жизнь в соответствии со своими идеалами и предпочтениями.

Если соединить первую и последнюю фразу абзаца, получим противоречие. "Надо сделать так, чтобы" - совершенно нормативная фраза, содержит описание желательного, но не имеющего места (т.е. идеального) состояния (в нем "люди могут сами обустраивать свою жизнь"). Но суть подлинной программы не состоит в том, чтобы навязывать идеальные устройства! Как же быть? Суть программы состоит в том, чтобы понять... Мешает жанр! По-моему, "чтобы понять", не нужно никаких программ, а вот чтобы "закрепить и оформить" нужно. Но это и есть навязать, что, собственно, и делают политические программы фактом своего претворения в жизнь (поскольку, повторю, всегда есть другие точки зрения на то, какие "на самом деле" в обществе идут процессы и тенденции).

1. Вопросы денежного обращения и кредитной сферы

>практические меры

Читатель ждет уж практических мер, а ему в следующем абзаце:

>Теоретически доказано, ....

Мне кажется более реалистичным вариант денежной реформы (с параллельным хождением старых и новых денег или без такового). При этом естественно происходит выделение в отдельное производство проблема всех денежных остатков, в том числе социально нагруженных, как вклады в Сбербанке. При сохранении нынешней денежной единицы надо дополнительно объяснять и мотивировать неизбежный особый порядок обращения с накоплениями в банках.

>Таким образом, весь объем рублевых вкладов населения - с возможным введением верхней границы на уровне, эквивалентной, скажем, 10 000 долларов - должен быть принят на себя центральным банком и быть полностью включен в расчет денежной базы, покрытой валютными резервами. Эти вклады выводятся за баланс коммерческого банка, который становится просто депозитарием соответствующих средств.

То, что доктор прописал! Но, боюсь, всероссийский депозитарий невинно обманутых вкладчиков коммерческих банков придется заводить в ...Сбербанке. А оттуда уже не достать, по многим причинам.

>Депозитарные счета граждан и юридических лиц составят основу платежной системы. Так как средства на этих счетах будут полностью поддержаны центральным банком, то в ходе осуществления платежей не будет возникать системный риск.

Уточняющий вопрос. Что значит "полностью поддержаны Ценртальным банком"? Что под них есть резервы (в силу currency board), или что ЦБ мне компенсирует потери, если держатель депозитария сбежит? Вообще, здесь есть проблема, связанная с анонимностью денег: в депозитарии, где хранятся ценные бумаги, они, как правило, именные.

2. Вопросы государственного бюджета

>реформа фискальной сферы - ключевой экономический вопрос сегодняшней России. >Именно несоответствие государственных доходов и расходов порождает...

А чем же порождается это последнее несоответствие?

Напомним факты из недавнего прошлого.

В советской экономике проблемы несоответствия доходов государственного бюджета и его расходов не существовало. Государственный бюджет представлял собой ритуальный институт, наподобие Комитета мира или Верховного совета. Реальное управление экономикой было подчинено задачам военно-стратегического соперничества с США. Партийно-государственное руководство справедливо рассматривало страну как бездонную бочку ресурсов для достижения и удержания военно-стртатегического паритета.

Помню, лет десять назад один тогдашний сотрудник Уринсона, в бытность того зам. начальника ГВЦ Госплана, рассказывал мне про свой сводный-пресводный натурально-финансовый баланс всех-превсех доходов-расходов государства, который он составляет без всякого сочуствия и внимания со стороны бюрократов из Госплана и Совмина.

Правильно эти "бюрократы" чихать хотели на его таблички. "Когда нужно, мы и без табличек обеспечим". А уж Государственный-то бюджет, вообще никого не интересовал, даже пропагандистов (в силу убежденности последних, что скептический советский слушатель этому фрагменту государственной пропаганды не верит в наибольшей степени и разубеждать его в этом месте - растрата сил и времени).

Помню, когда партия решила быть "не хуже других" и завела представительную демократию (съезд депутатов и его верховный совет) попытки составить реалистичный и качественный бюджет встречали не столько сопротивление, сколько недоумение у аппаратчиков (аппарат Верховного совета, усиленный прикомандированными госплановцами был весьма квалифицированным). "Все равно он не будет выполнен, причем это невыполнение начнется прямо с 1 января, безотносительно к качеству бюджета: всего ведь не предусмотришь").

В этой позиции была глубокая правда, причем двоякая.

Во-первых, правда либеральная. Любой "макродокумент" бессмысленен и опасен в качестве "направляющей силы".

Во-вторых, правда бюрократическая. Реальное управление остается ручным, ну, будет расхождение, ну и шут с ним. Там, глядишь, новый план, виноват бюджет, будем принимать.

Я это вот к чему. Поскольку государственный бюджет остается "ихним" (по крайней мере уж точно не моим, думает каждый нормальный россиянин), а какие-то доходы и расходы собираются, возникает вопрос, какими механизмами это обеспечивается и на каких основаниях зиждется этот порядок вещей. Я думаю, что здесь имеет место старый добрый, не до конца описанный и понятый административный торг. Первичный импульс задается в контуре "Касьянов, МВФ, Минфин, ЦБ", там определяется "план по сдаче долларов", затем он разверстывается по неким сгусткам силы (Москва, Тюмень, Техноснабимпорт, Росвооружение, Газпром, нефтяные компании, ГТК, МВД). Каким образом в казну попадут доллары, через финуправление Ханты-Мансийского округа или переводом из Ост-Вест Хандельсбанка, дело техническое, впрочем кормящее немало олигархят. Более того, я думаю, что контуры типа "челноки-алкоголь-"бандиты"- местное начальство-зерно-ГСМ" встроены в процесс выполнения плана по сдаче долларов так же крепко, как и верхние.

Таким образом, попытки усилить собираемость, конечно же имеют место. Они, конечно, же успешны или были таковыми до самого последнего момента, но в более широком понимании (корабли не арестовывают? Значит собираемость какая надо).

Поэтому - не

>провести глубочайшую фискальную децентрализацию

(в рамках нарисованной картины это будет внешним, довольно слабым возмущающим воздействием), а перейти к твердому плану по сдаче долларов. Даешь твердый план. (А под него и твердый курс).

А центры силы... В одном случае это регионы, в другом нет. У меня есть сильное подозрение, что "регион" мистифицирующее слово, если речь идет о чем-то кроме прописки людей и регистрации предприятий.

Про пенсии.

Выплата пенсий, помимо тяжелой обязанности, дает голоса, причем чувствительные всего к одному параметру: график выплат песний. Везде, где есть подобный эффект, появляется эффективная система перераспределения (а какими еще механизмами может пользоваться губернатор?). То же и с региональной едой. И даже с филиальной сетью Сбербанка - убыточные содержатся за счет прибыльных.

О децентрализации.

Мне кажется, децентрализация должна заключаться не в передаче на уровень регионов, а в изъятии ее у федерального центра. А уж куда попадет, жизнь подскажет. В логике передачи бюджетно-фискальной части от центра к регионам заложена гипотеза о неизменном "объеме" такой власти. Часть, ведь, может и никуда не попасть. Ведь?

Не люблю революций и потрясений, но, чую, они грядут. А как иначе все это может отмениться, перераспределиться, там отняться с тем, чтобы тут прибавиться?

О региональных бюджетах.

Очень хорошо. Есть ряд вопросов технического характера.

Например, про сбалансированность региональных бюджетов. Видимо, какие-то будут, а какие-то нет. Самостоятельность властей региона позволяет им кредитоваться у населения, в том числе принудительно (какое-нибудь Коми), кредитоваться друг у друга (убыточный Волгоград у профицитной Самары) или у иностранцев (Карелия у Финляндии, Калининград у Германии, Сахалин у Японии). Федеральный центр в таком случае принимает совершенно изумительный минималистский вид, являясь порученцем кредиторов: населения, выбирающего президента, регионов, нуждающихся в межрегиональных судах, иностранцев, ждущих возврата им федеральных долгов.

Вопрос на уточнение. Про право региона изменять величину перечислений в течение года. Имеется в виду то, что написано? (Тогда это требует пояснений). Или имеется в виду право региона самостоятельно устанавливать внутригодовой график ежегодных перечислений?

>Постсоветский долг.

Приватизация, регионализация, реструктуризация, распродажа активов, все что угодно, но никаких федеральных налогов на те или иные виды деятельности. Помимо нелиберальности, есть и хозяйственный аргумент: рента перестает быть гарантированным источником доходов., в том числе и связанная с наличием в земле ископаемых ресурсов.

3. Вооруженные силы и охрана порядка

>Внутренние войска и аналогичный структуры

Это запас, следовательно с этим надо что-то делать, просто "ликвидировать" можно только в тексте программы написать. Регионализируются, передаются вооруженным силам, что-то с ними происходит.

4. Межрегиональное согласование

Когда все в порядке, вопросов нет. Но: что обеспечивает соблюдение регионами этих обязательств? Не возникает ли опасность появления заботливого и все более могущественного социалистического федерального центра (как это происходит в Европе), готового защищать права граждан беспрепятственно передвигаться в обмен на реальные полномочия, подкрепленные ресурсами? Вообще, кто гарант? И почему?

При царе понятно кто. Более важно, что понятно почему. Мы тут все божьи христиане, а он тут на Земле божий заступник и от всяческих притеснений защитник.

В Древнем Риме и революционной Франции тоже понятно кто. Мы, народ. Захотим, проголосуем, и наделим Совет Федерации правом все это отменить. Или изменить. Ну не все, а например, избирательное право.

При Сталине тоже понятно кто. Мы тут коммунизм с бомбой-ракетой констролим. Хозяин сверху сидит и все видит.Если местные балуют, он поправит. Ведь я из региона в региона не по своей же надобности перебираюсь, а в поисках дефицитных запчастей для бомбы-ракеты. Важное дело? Тогда сели меня в гостиницу, вот тебе и предписание.

А у тебя?

Межрегиональный совет? А зачем ему это? Для него-то как раз спокойнее, если все живут согласно прописке. Налоги опять же как собирать, если они туда-сюда шныряют?

В общем, пункт этот висит.

>В то время как федеральные избираемые органы воспринимаются как максимально оторванные от подлинных результатов волеизъявления населения, как максимально коррумпированные и подверженные влиянию частных интересов, - именно на уровне руководителей регионов, городов и поселений происходит реальная ротация руководства.

Cтранное противопоставление. По моим ощущениям, все органы всех уровней, начиная с местных и самых что ни на-есть субмуниципальных воспринимаются (не мной!) как "оторванные от подлинных результатов волеизъявления, макисмально коррумпированные и подверженные". При этом никакой разницы между избираемыми и назначаемыми органами в восприятии нет. Тот факт, что ходят на выборы, сам по себе, а работы гос.машины между выборами - сама по себе.

Да, есть реальная ротация руководства. Но ее значение как индикатора некоторой большей "здравости" регионального уровня гос.власти для меня выглядит преувеличенным.

>Кроме того, совету федерации должно быть предоставлено чрезвычайное право вмешательства в политические процессы на территории региона.

Для этого нужен внесистемный президент. Номенклатура эффективна, но без внесистемной угрозы быстро глупеет, жаднеет и вырождается.

5.Либеральные реформы

Хорошо и плодотворно. Каждая есть поэма.

6. Собственность, приватизация, "естественные" монополии

Вопрос на уточнение. "Ликвидировать монополию" имеет два смысла: правильный и принятый на практике. Правильный смысл - права, монопольно принадлежащие монополии, должны перестать монопольно принадлежать только ей. Неправильный, но принятый: Вяхирева (Чубайса, Исмаилова) поменять на "своего" человека, который и разберется с доходами, поставщиками и перспективными направлениями. К сожалению, публика поймет в соответствии с этим, вторым смыслом, тем более, что у всех на памяти Немцовско-Чубайсовские наскоки. С точки зрения пожарной безопасности текст содержит не так уж много опасных мест, но это - самое опасное.

См. также (1)

  • Кризис наступил, но никакой вразумительной программы так и не возникло. Те документы, которые были предложены вниманию властей предержащих и читающей публики, были составлены крайне наспех, страдают серьезнейшими внутренними противоречиями. В этой ситуации автор еще раз предложил набросок программной платформы - на этот раз несколько более развернутой.

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2018