11 декабрь 2018
Либертариум Либертариум

Партия Свободы. Что, и, главное, как?(Перевод с теоретического на политический)

Обсуждаются возможные ходы по созданию радикально-либертарианской партии в реальных российских условиях.

Обсуждая вопрос о создании гипотетической Партии Свободы, кажется важным уже предварительно уточнить какой политический проект имеется в виду.

I. Партия или политический клуб?

Целью организации может быть теоретическая работа, просвещение населения, влияние на СМИ, на уже существующие политические структуры, осуществление отдельных либеральных проектов и т.п. или же задачей может быть непосредственное и самостоятельное участие в политической борьбе с надеждой привлечь на себя существенную часть электората.

О партии мне кажется осмысленным говорить только если выбрано второе. Если остановиться на первом варианте, имеющем, с моей точки зрения, все права на осуществление, то разумнее назваться клубом, обществом, фондом или программой. Еще один вариант реализации подобного выбора создание группы (клуба, фракции) внутри более крупной и политически влиятельной организации. (Так существую например троцкисты внутри Лейбористской партии в Великобритании. Многие либертарианцы в США тоже предпочитают действовать в рамках Республиканской партии.)

Чем больше разноцелевых структур всех видов существует, тем лучше для родной либеральной (либертарианской) идеи. Понятно, что идея эта может прорабатываться в такого рода организациях достаточно глубоко. При этой глубокой проработке все сто цветов ее плюралистического понимания могут холиться и лелеяться.

Совершенно иным должен быть сюжет, если пытаться создавать настоящую партию - активного участника борьбы за непосредственное управление государственными институтами, бренд, присутствующий в народном сознании. Создать ее, конечно, на несколько порядков сложнее. Самое забавное, что для создания успешной партии иногда очень важно "забывать" про красивые идеи, которые подвигли Вас на участие в ее создании.

Если речь идет о проекте такого рода, то предметом обсуждения при создании партии могут быть не только либеральные идеи, проекты и современная политико-экономическая ситуация.

II. Долой идеологию

Кажется малоосмысленным в деталях обсуждать конкретные черты светлого будущего, как его хотелось бы видеть партийным сотоварищам. Почти столь же малоосмысленно пытаться в деталях выработать программу действий идеального либерального правительства.

Программы партий, как известно, зачастую не знают в подробностях даже их активисты. И это, в большинстве случаев, последним ничуть не мешает. Излишняя детализация программы может скорее повредить. Грубо говоря, не слишком осмысленно спорить любителям традиционного налогообложения без прогрессивной шкалы и по низким ставкам, сторонникам преимущественного налогообложения недвижимости и адептам концепции "никаких налогов". По этому поводу можно будет разделиться в более светлом будущем. На сегодняшний день для того чтобы объединиться достаточно согласия в том, что государственные расходы должны быть сокращены и сокращены не на проценты или десятки процентов, а в разы.

Программа, с этой точки зрения, должна быть приемлемой для всех, кто, грубо говоря, является сторонником резкого расширения личных и экономических свобод, принципиального уменьшения роли государства в жизни общества, не приемлет шовинизм, а оценивая политическую жизнь России на сегодняшний день, считает себя радикальнее ДВРа ("Правового блока" и т.п.). Основная программа не обязана быть больше странички. "Агитационным тараном" она все равно не будет.

Более интересно в практическом плане обсуждение возможной партийной стратегии и "агитационных таранов".

III. Перевод с теоретического на политический

Насколько не важна партийная программа, насколько несущественно для старта представление о деталях конечной "идеальной" цели, настолько важно, по-моему, правильно выбрать ограниченный круг свежих, простых для восприятия идей, педалирование которых позволило бы потенциальной Партии Свободы вначале привлечь к себе внимание а затем и завербовать массового сторонника. Назовем их "агитационными таранами".

По-моему, главная претензий к Гайдару и товарищам, как к политикам, не недостаточная радикальность действий. В узком окне политических возможностей, которые у них были в каждый конкретный момент, часто трудно было сделать больше. Главный их грех это неспособность связать абстрактные либеральные ценности с жизненными интересами простого неполитизированного человека. Ведь

Катастрофическое падение популярности умеренных либеральных ценностей может быть не очень точно и глубоко, но зато успешно распропагандированных "прорабами перестройки", только отчасти обусловлено неизбежным разочарованием тех, кто ожидал, что прихода с реформами райской жизни без всяких усилий со своей. Ведь в российском обществе есть (до недавнего времени они были куда крупнее) группы населения не только духовно, но и материально серьезно выигравшие в процессе реформ. А электоральная база либералов (для простоты скажем ДВР) все сокращалась и на сегодня свелась к части интеллигенции (материально от реформ мало выигравшей, но способной воспринимать либеральные идеи "без перевода") и очень небольшой части предпринимателей. Ну и окно политических возможностей для реформ соответственно тоже все время сжималось пока не закрылось совсем.

Так что задача потенциальной Партии Свободы адаптированный перевод с теоретического на политический. В практическом плане это означает поиск в массовом сознании устоявшихся ценностей, с которыми либеральные идеи можно связать и пустить как вагоны за локомотивом. Не кривя при этом душой.

Пример:

На теоретическом языке (цитирую "Либеральную Хартию" Лебедева, Найшуля, Сапова):
"Право дееспособных лиц на свободное владение и ношение оружия не подлежит ограничениям. Законы, однако, могут ограничивать применение оружия"
Ожидаемая реакция населения на подобный лозунг, приведенный без объяснений: массовое отторжение (предположим, что у 95 % женщин и 70 % мужчин.)

На политическом языке:
"Вооружим честных людей, разоружим преступников. Никто нас не защитит кроме нас самих."
Ожидаемая реакция - заинтересованность (предположим, что 20 % за, 30 % против, 50 % в недоумении, но темой заинтересованы и готовы послушать.)

Ну и естественно комплекс объяснений.

Милиция представляет из себя...... и защитит Вас как........ . Вы (честный человек) сегодня честно и безоружно дрожите перед преступником, который вооружен и безнаказан (от наказания за хранения отвертится), а надо, чтобы все наоборот. Чтобы Вы были вооружены легально, могли носить, применять не только для самообороны, но и для защиты собственности. А он (злодей) с судимостью, если вооружится, то под крутую статью и т.д. и т.п. Отдельная группа аргументов для групп изначально менее склонных поддержать идеи гражданского вооружения (женщины, пожилые люди) может базироваться на том, что оружие больше всего поможет именно им, поскольку компенсирует разницу в физической силе. (В соответствии со старой американской историей о Боге, который создал человека и полковнике Кольте, который сделал их равными.)

Этот "локомотив" "агитационного тарана". За ней уже могут идти и "вагоны" - весь комплекс соображений о свободе личности и гарантиях от тирании, который вполне может быть воспринят широкими массами. Надо лишь чтобы Вас уже начали слушать.

Ниже еще несколько примеров. Часть из них малоудачны и приводятся лишь для иллюстрации и возбуждения воображения:

  • Декриминализации наркопотребления - в переводе на политический
  • Остановим СПИД
  • Не дадим мафии набивать карманы
  • Мало Вам антиалкогольной кампании, суки драные?
  • Детишек жалко
  • Снижение государственных расходов
  • Остановим воровство. Снизим цены. Не дадим чиновникам решать за нас....
  • Свобода передвижения
  • Мы полноправные граждане. Лужковы и Кондратенки не сделают из нас людей второго сорта. Россию им развалить не дадим
  • Не мешайте найти работу
  • Хватит вымогать взятки
  • "Локомотив" может и по "путям" сомнительного происхождения. Здесь правда трудно соблюсти границу между эксплуатацией бытующей старой идеей и ее стимулированием

Скажем могут ли активно использоваться для борьбы за свободу передвижения распространенные в провинции "антимосковские" чувства? В случае с московской пропиской это морально может быть и оправдано (большинство москвичей против ее отмены) но потенциально чревато...

А иногда благодаря такой эксплуатации старая идея может благотворно подкорректироваться новой.

Ну скажем, антизападнические чувства и державная ностальгия позволяют использовать как "локомотив" критику современных социальных западных государств и отстаивать особый ни на кого не непохожий ультралиберальный путь развития, который Россия откроет остальному человечеству, став примером для подражания.

Есть конечно и такие либеральные идеи, ценность которых ясна для массового сознания и без адаптации (отказ от воинской повинности, например). Но они в подавляющем меньшинстве.

Поиск идей "агитационных таранов", выбор наиболее удачных из них, правильная последовательность применения, решение о том, какие их них будут основными, а какие вспомогательными, кажутся мне важной частью маркетинга политической партии. Уверен, что можно найти сильные и неочевидные варианты.

Выбор оружия в агитационном арсенале, во многом, определяется базовой стратегией.

IV. Большинства и меньшинства

Возможны две базовые стратегии. Естественно в реальной жизни они осуществляются не в чистом виде. Политики применяют их, смешивая в той или иной пропорции.

Выбирая стратегию ориентации на большинство политик пытается обращаться ко всем основным социальным, национальным, половым, возрастным группам. Когда в обществе существует достаточно глубокий раскол, то, принимая решения, политик всегда принимает в расчет позиции лидирующих групп (сторонников распространенных религий, а не сектантов, людей преобладающей национальности, а не нацменьшинств, гетеросексуалов, а не гомосексуалистов, граждан с ограниченными доходами, а не миллионеров и т.д.)

Сразу хочу подчеркнуть, что вышесказанное вовсе не значит, что такой политик будет враждебен меньшинствам. Просто их мнение для него не основное. Он часто борется за голоса меньшинств, может даже выступать активным защитником их специфических интересов, но делая это, прежде всего старается не раздражать большинство.

Другая стратегия это принципиальная ориентация на позиции меньшинств (часто обозначаемые как группы интересов). Недовольство основных групп будет полностью проигнорировано, если те или иные предложения имеют сильную поддержку внутри групп интересов.

Естественно это не означает, что партия придерживающаяся такой стратегии всегда будет в меньшинстве на выборах. Ведь одни и те же люди входят в большинство по одним критериям и являются меньшинством по другим. А для меньшинств обычно позиция политической партии по их частному интересу куда важнее, чем для большинства. (Предположим, что некая партия предлагает посадить в лагеря всех гомосексуалистов или наоборот легализовать гомосексуальный брак. Для гетеросексуального большинства это лишь одна из многих позиций определяющих решение на выборах, а для гомосексуалистов может быть решающий фактор.)

Удачная комбинация меньшинств может оказаться большинством. Скажем, Демократическая партия в США считается до некоторой степени партией меньшинств. Негры, католики, евреи, члены профсоюзов и т.п. образуют значительную часть ее электоральной базы. Это мешало ей десятилетиями завоевывать большинство в палате представителей Конгресса.

Сразу хочу оговориться, что речь не обязательно идет о чисто оппортунистических стратегиях. Учет позиций избирателя не означает готовности следовать за ними. Правда при выборе 2-й стратегии - ориентации на группы интересов - принципиальная политика имеет больше ограничений. Почти невозможно, не скатившись в оппортунизм, подобрать коалицию "идейно близких" меньшинств, которые были бы совместимы друг с другом и в комбинации составляли бы большинство.

Зато добиться поддержки небольшой группы избирателей таким путем куда легче. При наличии пропорциональной избирательной системы стратегия опоры на группы интересов самый быстрый путь к частичному успеху. (Классический пример это Израиль с его религиозными партиями, а теперь и с "Русской" партией.)

Выбор стратегии для Партии Свободы будет определять и набор "агитационных таранов", которые она может использовать в своей борьбе. Простой пример. Если выбирается стратегия ориентации на группы влияния, то одним из "агитационных таранов" может стать борьба за декриминализацию потребления наркотиков. Очевидный адресат такой кампании группа потребителей наркотиков. Менее очевидный, но зато более широкий адресат - молодежь вообще (не потребляющее наркотики, но и не считающая такое поведение криминальным). Если выбирается стратегия ориентации на большинство, то декриминализация наркотиков "агитационным тараном" быть не может. Быстро, малой кровью перешибить устойчивый массовый стереотип нельзя. У большинства избирателей неизбежна первая реакция отторжения. Соответственно и основные "агитационные тараны" должны быть, в принципе, приемлемыми для большинства (разрешение оружия, воинская обязанность, московская прописка и т.п.)

V. Электоральное поле
(Неудобья)

Успех или неуспех потенциальной Партии Свободы будет зависеть от способности расширить электоральную поддержку либеральных идей. Нынешняя их база это культурный слой. Да и то ограниченный несколькими крупнейшими городами. Ориентироваться на эту группу населения наверно имеет смысл только для поиска активистов.

Электоральную базу там вряд ли стоит искать, потому что, во-первых, сам слой не так велик, во-вторых именно в нем люди зачастую имеют довольно твердые партийные пристрастия, убедить переменить которые куда труднее, чем преуспеть на полупустом месте. И, наконец, в третьих, и это главное, кажется малооправданной цель отщипнуть по кусочку электората от умеренных системных либералов (ДВР--"Правый блок") и несистемных псевдолибералов (Яблоко). В практически-политическом плане непосредственный результат такой активности для общества может быть и отрицательным.

Значит нужно уходить от мощенных площадей, от стен за которыми стреножен сознательный и политизированный избиратель, знающий иногда даже более чем одного лидера своей любимой партии и помнящей ее полное название. Нет устремиться стоит туда, на простор, на великие равнины, где медленно и тяжело, издавая низкие трубные звуки, оставляя глубокие следы в жирном черноземе, ведя за собой густые рои мелкого гнуса шествуют крепкие хозяйственники, туда, где стремительным зигзагом мечется неуловимая лебедь-птица, где бесконечной лавиной волна за волной уныло тащится по кругу красно-серо-коричневая конница, где воздух то и дело наполняется острым брынцаловским духом, а в темноте в кустах золотого карликового кедра таинственно шепчут свои заклинания древние шаккумы, туда где возле ручья вечернюю тишину нарушает лишь дружное кваканье имиджмейкеров, да изредко дико и пронзительно, словно в кошмарном сне прокричит одинокая доренка.

Иначе говоря успешная партийная кампания сегодня, как мне кажется, не может не быть ултрапопулистской по форме.

VI. Коалиционная стратегия

В случае, если Партия Свободы когда-нибудь возникнет, то на первом этапе для нее вряд ли будет разумно формальное блокирование с умеренно-либеральными силами. Один из ее ресурсов это антисистемность и радикальность (назовем это эффектом Жириновского). Да и системным либералам такой формальный союз мог бы повредить. Часть их электората это может оттолкнуть.

На этапе выборов поведение будет диктоваться ситуацией, но кажется, что символическое выставление непроходных кандидатов и списков там где у умеренных либералов есть реальные шансы, вряд ли можно будет считать ответственной политикой.

VII. Эпилог

Честно говоря, я вовсе не уверен, что создание Партии Свободы на сегодня реальная задача. Поле еще почти не культивировано. Структур, на которые можно было бы, хотя бы в каком-то смысле опираться, сегодня почти нет. Я могу быть не в курсе, но на сегодяшний день не знаю ничего кроме пары тройки институтов, да может быть условно говоря примерно 1/4-й части одной небольшой телевизионной программы ограниченного распространения. Ну и кое-что в Интернете, конечно. Последний в такой слабой стартовой позиции вообще выглядит чуть ли не единственной надеждой.

Так что очень может быть, что создание радикально либеральных структур непартийного типа на сегодняшний день более оправдано. Живи мы где-нибудь в Чехии, я бы считал это непреложным. Россия однако неоднократно доказывала свою способность к самому быстрому и радикальному восприятию новых идей. Может получиться и настоящая партия. Чем черт не шутит...

Комментарии (3)

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2018