19 август 2018
Либертариум Либертариум

Кандидаты в стационарные бандиты

"Компания", рубрика ФАС!, 4 августа 1998г.


(С) журнал КОМПАНИЯ 4 августа 1998, " 27 (28), рубрика ФАС!

Кандидаты в стационарные бандиты

Михаил Леонтьев

ГРУППА российских политиков, очень разных, но известных своим "конструктивным" отношением к нынешним чеченским властям, выступила с резким заявлением по отношению к нашей политике в Чечне. Черномырдин, Лебедь, Шаймиев и Березовский потребовали накануне встречи премьера Кириенко с так называемым президентом Ичкерии Масхадовым "незамедлительно сформулировать ясную для общества позицию по отношению к Чечне". Мотив - в Чечне непрерывно ухудшается социально-экономическая и политическая ситуация. Кроме этого сказано, что "Россия не имеет права вновь возвращаться в середину 90-х годов".

В первую очередь следует обратить внимание на состав участников - он крайне неоднородный. Но этих людей объединяет то, что все они в той или иной степени совершили по отношению к Чечне действия капитулянтского характера, имевшие необратимые последствия.

На Викторе Степановиче Черномырдине, при всем моем огромном к нему уважении, лежит страшное пятно. Это его разговор с Басаевым и последствия этого разговора. Все помнят: "Але, это Басаев?.."

Есть связь между проигранной военной операцией в Чечне с действиями Черномырдина. Потому что никаких явных препятствий для успешного завершения военной операции в Чечне не существовало. Три раза российская армия стояла на волосок от успеха, и именно в этот момент ее останавливали. Одним из таких моментов был Буденновск. Есть связь между шахтерами на рельсах и разговором с Басаевым. Есть связь между этим разговором и практически всеми случаями массового саботажа легального порядка в России. Я надеялся, что Черномырдин, который собирается стать президентом России, сделает все, чтобы сгладить последствия этой совершенно недопустимой ошибки в своей политической биографии. Похоже, его убедили, что надо сделать наоборот.

У Ментимира Шаймиева в этой ситуации роль разыгрывающего, и с него спрос маленький. Татарстан - это территория в России, которая максимальным образом добилась для себя свободы от общероссийского законодательства. Татарстан - чемпион по торгу с Российским государством. Это мягко-чеченский вариант. Любое установление действительно ясных отношений с Чечней, что означает: либо откровенно враждебное признание независимости, либо физическое подавление там криминального режима, для Шаймиева является страшной опасностью.

Александр Иванович Лебедь в Чечне попал как кур в ощип. В ситуации, когда ему было поручено "немедленно восстановить конституционный порядок", и поставить крест на себе как политике, он выбрал свою политическую судьбу Выбор стоял между его политическим будущим и элементарным выполнением долга перед государством, которое само себя защитить уже практически не могло. Он принял философское решение. А Борис Березовский реализовал его философское хасавюртское решение в максимально циничных формах - с призывом заплатить. То есть выплатить бандитам контрибуцию за не выигранную ими войну.

На самом деле подписанты: это компания прямых или косвенных пораженцев чеченской войны. Это люди, которым на разных этапах их политической карьеры было выгодно, чтобы Россия эту войну проиграла.

"Ухудшается социально-экономическое положение в Чечне" - с чего вдруг такая забота? Это же прекрасно, что оно ухудшается. Это замечательно для России. Это язва, а когда у язвы ухудшается ее состояние как язвы, это означает, что она рассасывается.

"Ваххабиты, чувствуя свою безнаказанность, поднимают голову на всем Северном Кавказе". А режим Масхадова, чувствуя свою безнаказанность, уже давно своей головы не опускает. В чем вина ваххабитов? Ваххабиты - это достаточно мерзкое порождение (не в философском, теоретическом, а в конкретном наполнении) исламского экстремизма. Ваххабитам плевать - что чеченский режим, что российский, потому что они вообще не признают никакой национальной власти. Это чистого розлива исламский экстремизм. Поэтому для России в настоящий момент ваххабиты в Чечне чрезвычайно полезны. А в Дагестане еще полезнее, потому что они консолидируют практически все дагестанские народы против себя.

Сегодня Масхадов стал формулировать практически те же задачи, которые формулировало российское руководство накануне вторжения. И когда в этом заявлении сказано, что "нельзя возвращаться в середину 90-х годов", то авторы как бы не замечают, что это Масхадов возвращается в середину 90-х годов. Но при этом он хочет в своих интересах за наш счет еще нас и использовать.

Никакая стационарная власть не может существовать в условиях криминального офф-шора. В лучшем случае криминальный офф-шор должен контролировать один человек. Вот это есть живое воплощение теории "стационарного бандита". Если в стране гибнет легальный порядок, то все правовые функции начинают выполнять самодеятельные силовые структуры - бандиты. Порядок и государство в этой ситуации реставрируются согласно известной теории стационарного бандита:

"Я граблю эту деревню, мой сын будет грабить эту деревню, мой внук будет грабить эту деревню - я заинтересован в существовании некоторого порядка, чтобы отнимали не все. Я заинтересован в том, чтобы создавать условия для воспроизводства благ на данной территории, потому что их будут жрать мои потомки".

Масхадов в данном случае выступает как первый кандидат в стационарные бандиты. Опасность состоит в том, что при нашей помощи - к этому призывают подписанты - Масхадов состоится как стационарный бандит в Чечне. И будет единственным на всем этом экономическом пространстве, и у него будет конкурентное преимущество не только в Грозном , но и в Москве.

А группа товарищей, которые обратились с письмом, собираются сделать все, чтобы в этой своей роли Масхадов был как можно влиятельнее на территории России. То есть Россия сначала заключила мир в Чечне, а потом выяснилось, что это капитуляция. Одной капитуляции оказалось мало. Теперь на основании того, что у Масхадова возникли проблемы, предлагается капитулировать еще раз.


[Партия свободы]

[Московский Либертариум]

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2018