13 декабрь 2017
Либертариум Либертариум

Многовалютные конкурентные денежные системы

Доклад на экспертном совете Рабочего центра экономических реформ правительства РФ 19.03.1992.
Первая русская работа по проблемам денежных систем. Анализ достоинств и недостатков одно- и много-валютных систем.

Оглавление В нынешний момент формируется облик будущей денежной системы России и содружества. Принципиально важно понять, какая из нормативных моделей, с одной стороны, более аддекватна нашей экономике, а с другой -- соответствует представлениям современной науки.

Критерий:
Деньги -- это товар-посредник, оказывающий содействие обменам (уменьшающий сопряженные с ними transaction costs -- операционные затраты).
Мера эффективности денежной системы -- низкие операционные расходы как по текущим платежам, так и по платежам на срок.

(Заметим, что операционные затраты, которые в этой стране велики в сравнении с другими государствами и составляют существенную долю в общих затратах, просто не упоминаются в профессиональных разговорах экономистов!!?)

Одно- и многовалютность

По словам Ф.фон Хайека и Дж.Хикса -- деньги -- теоретическая абстракция, за которой стоит континуум объектов различной степени ликвидности, являющихся деньгами в той степени, в которой они способны обмениваться на товары.

Тем не менее большинство существующих в мире национальных денежных систем могут с некоторой натяжкой характеризоваться как одновалютные, поскольку в них имеется выделенный производимый государством товар, за которым закон признает уникальное положение на рынке платежных средств.

Как и всякая другая государственная монополия, денежная монополия не является абсолютной. В экономике всегда используются и иные платежные средства. Государство, однако, блюдет свою монополию и ограничивает развитие иных платежных средств, которые могут создать конкуренцию или помехи госвалюте. Его реакция, таким образом, напоминает брежневские запреты на всякую деятельность, мешающую слаженной работе плановой системы. С другой стороны, во всем (рыночном) мире сектора экономики, связанные с внешними рынками, а их становится все больше и больше, все равно работают в многовалютной системе вне зависимости от позиции своего правительства.

Преимущества одновалютности очевидны. Она устраняет неопредленность, связанную с обменными курсами, снижая операционные затраты. Поговорим о ее проблемах.

Сегментированная экономика и функциональные валюты

В большинстве стран валюта является государственной. Все государственное, как мы знаем, будучи взращены в стране социализма, бывает, как правило, только одного сорта. Там, однако, где имеется относительно свободный вход производителей и покупателей на рынок, единобразие случается редко. Мы видим тому несколько примеров и на денежном рынке. В бумажнике западного человека лежит несколько кредитных карточек, предназначенных для разных типов платежа за разные товары.

При свободном денежном рынке должны быть широко распространены функциональные валюты, резко снижающие операционные затраты в какой-либо группе коммерческих операций. Примерами таких денег (на потребительском рынке) служат жетоны для метро (Москва) и телефона (Польша), бутылки водки для расчетов с ее потребителями в нашей стране, телефонные кредитные карточки на Западе и т.п.

Вообще, в сегментированной экономике, когда объем трансакций между сегментами (а, следовательно, и совокупные операционные расходы на эти трансакции) мал по сравнению с внутрисегментными обменами, валюты, каждая из которых лучше обслуживает внутренний рынок сегмента, является и более эффективной в смысле общих денежных затрат.

Проблема устойчивости

Для одновалютных систем денежная стабильность основывается на "деловой этике" правительства. Оно либо обещает поддерживать постоянное отношение бумажных денег к золоту и иностранной твердой валюте, либо, как это обычно делается в наше время, действует на основании решения экспертов Центрального банка (система с Центральны банком -- ЦБС).

Для того, чтобы такой "верховный денежный суд" работал, он должен состоять из высококвалифицированных людей, располагающих информацией и изолированных от групповых пристрастий. В реальности, однако, нигде эти условия не выполняются, и результатом является падение стоимости денег (см. табл.).

Это падение, по мнению Хайека, далеко не безобидно. Рост общего уровня цен приводит к неравномерному росту цен на товары и искажению относительных цен, результатом чего становится систематическая ошибка в распределении ресурсов. Необходимость расчистки возникшего при этом баласта вызывает последующий кризис. Таким образом, макроэкономические ошибки ЦБС постоянно порождают экономический цикл.

Искажение системы относительных цен представляет собой органический порок, присущий ЦБС в ее лучшем виде, когда она ведется "относительно грамотно", как в некоторых западных странах. В развивающихся странах, где все вышеперечисленные необходимые предпосылки качественной работы ЦБС труднее достижимы, она действует исключительно неэффективно. Сравнение результатов деятельности ЦБС в Латинской Америке и на Западе заставляет вспомнить пословицу: "что кошке игры, то мышке смерть".

Сейчас наше правительство взяло на финансовый испуг общество, которое никогда не думало, что его можно схватить и за это место. Но по мере того, как значение финансовой узды будет осознано, давление на финорганы может усиливаться, повторяя скандальную практику выдачи экспортных лицензий. Поддержание финансовой дисциплины осложняется сепаратной эмиссионной политикой стран рублевой зоны и самостоятельностью автономий внутри России, вызывающей цепную реакцию регионализаций, в результате которых может быть утерян контроль за региональными отделениями госбанка. Поэтому в нашей стране маловероятно состояние даже той финансовой полу-дисциплины, которая имеет место в развитых государствах.

ЦБС является сейчас самой распространенной денежной системой. Но именно это должно вызывать у нас подозрение. Начиная производство нового автомобиля, нужно пытаться найти перспективную модель, а не запускать те, которых больше всего на улице - они заведомо устаревшие. Как сказал Richard M.Ebeling, один из крупнейших экономистов американской австрийской школы: "Вы сейчас пытаетесь копировать у себя модели полувековой давности, от которых другие страны не знают как избавиться". Нельзя не вспомнить и слова Серхио де ла Кватро, министра финансов Чили: "Самой большой нашей ошибкой стало то, что мы взяли американскую банковскую систему. В начале 80-х годов она рухнула у нас, а в конце 80-х в США."

Конкурентная многовалютная денежная система (КМДС)

При КМДС валют много, и все желающие могут выпускать любые платежные средства, за которые только они сами и несут ответственность перед своими потребителями. Соответственно пользователь этих средств сам должен оценивать степень их надежности и удобства, то есть способность к снижению его операционных затрат. Частные платежные средства конкурируют между собой и с валютами зарубежных стран. Если в одновалютных системах качество денежной продукции контролируется госорганом, то в КМДС -- конкуренцией.

Многовалютная система является открытой. Она не нуждается в свойственной ЦБС постоянной борьбе с новыми видами платежных документов и их регламентировании.

Исследования, проведенные теоретиками этого направления, показывают, что у частного эмитента имеется интерес поддерживать постоянную покупательную способность валюты. Поскольку все частные валюты работают на ограниченном, высокодоходном и высококонкурентном рынке, сброс цены резко пресекает попытку чрезмерного предложения со стороны любого эмитента. Таким образом, система работает как автоматический производитель денежной массы, объем которой в любой момент времени устанавливается равным потребности народного хозяйства.

В этом отношении система конкурентных валют имеет преимущество не только перед ЦБС, но и перед жесткими "монетаристскими" системами:

  • "золотым стандартом", связывающим предложение денег с объемом наличного золота,
  • state currency board (государственной валютной палатой), в которой выпуск госденег определяется резервами в твердой (материнской) валюте,
  • предложенной М.Фридманом ЦБС с ростом денежной массы, ограниченным 5%.
КМДС не имеет себе равных по точности макроэкономической настройки. Более того, она упраздняет саму макроэкономическую политику, являющуюся порождением централизованной банковской деятельности, подобно тому как товарный рынок упраздняет натуральное планирование. Кстати, неизвестно ни одного аргумента, согласно которому производство денег в рыночной экономике чем-либо принципиально отличалось от производства других товаров и услуг.

В нашей стране многовалютная система позволяет начать нормальную экономическую жизнь раньше, чем нас приведут к одному общему рублевому знаменателю.

Наша денежная политика

Цитированное выше утверждение Хайека-Хикса о "размытости" понятия денег, справедливое по отношению к современной западной экономике, тем более релевантно нынешней нашей с ее редким многообразием различных, часто необычных платежных средств. Система товарного обращения страны может быть охарактеризована как поливалютная, в которой основные классы платежных средств: бартерные товары, административные услуги, иностранная валюта, безналичные рубли по свободным ценам, наличные рубли -- занимают определенные взаимноперекрывающиеся сегменты обменного рынка.

Нынешнее правительство пошло по социалистическому пути, объявив де-факто, что имеются прогрессивные способы обмена (как в 30-е годы -- приоритетные сектора экономики), а все остальные -- подлежат искореннению или по крайней мере забвению. Есть еще одно сходство: политика развития промышленности проводилась в крестьянской стране, развитие рубля -- в экономике, где подавляющая часть трансакций не использует его как обменный эквивалент.

На наш взгляд настоящее рыночное правительство должно быть лишено такой селективности. Оно должно уделять развитию всех других видов обмена (в том числе, бартера) столько же внимания, сколько и развитию рубля, предоставив самим экономическим агентам выбор нужных им валют.

Что означает многовалютная система в нашей стране? Во-первых, признание существующей сегментации денежного рынка. В частности, всегда были разными безналичные и наличные "зарплатные деньги". Лишь однажды, в 1991 г., их курсы по отношению к доллару совпали. Отождествление этих двух разных валют означает либо резкое осушение безнала, либо резкое разводнение наличности. Установление свободного курса безнал/нал позволит надолго стабилизировать потребительский рынок при всех глубоких трансформациях, которые вскоре должны произойти в производственной сфере.

Плохо, конечно, что пока сам рынок наличности останется монополизированным, но его либерализация -- задача следующего этапа, которую пока можно отложить. Кроме того, на рынке наличности с рублями должна конкурировать иностранная валюта.

Во-вторых, существующие областные отделения госбанка уже сейчас обладают большой автономией и будут обладать еще большей (особенно в автономных республиках, а затем и в других областях).

С этим процессом не нужно бороться, устанавливая мифическую "вертикаль", а наоборот, придать ему ход и правильное направление: признать за региональными банками право эмиссии безналичных денег под своей торговой маркой (типа: "вологодская безналичка") и разрешить их взаимный обмен по свободному курсу. Тем самым будет установлена денежная дисциплина в безналичном обороте, которая не снилась централизованному контролю. В тоже время система будет страховать от излишних и не нужных волевых пережиманий денежного ручья. Кстати, именно за этот способ ратовал Хайек, предлагая осуществить свободное хождение национальных валют в ЕЭС в качестве первого шага в приватизации денежной системы.

Следующая группа рекомендаций относится к частным эмитентам, хотя правительство здесь может сыграть роль законодателя мод и зачинщика. Итак, в-третьих, правительству следовало бы всячески способствовать и поддерживать (но не в смысле каких либо гарантий, а в смысле общего незапрещения и одобрения, выполняя роль "головы без рук и без ног" по Львину) любую эмиссию любых платежных средств, особенно в сфере оборота между предприятиями.

Производственные деньги, обеспечением которых является продукция данного предприятия, могут стать мощным катализатором обменных процессов и уже сейчас резко снизить операционные расходы в обменах, выступая заместителями бартера. Кстати, универсальные валюты с обеспечением в монопродуктовых производственных деньгах могут быть стабильнее иностранных валют в период открытия экономики.

Следует также поощрять создание private currency boards (частных валютных палат), которые способствовали более рациональному, чем сейчас, использованию иностранной валюты. Эти деньги могли бы широко применяться во всех отраслях, связанных с внешней торговлей.


Примечание:
Валютная палата (Currency Board) -- эмиссионная организация, выпускающая деньги, имеющие твердый курс по отношению к материнской валюте (англ. фунт, доллар, франк) и обеспеченные резервами в этой валюте. Валютные палаты, как правило, применялись в колониях метрополии, их валютные резервы находились в банке метрополии и, таким образом, были застрахованы от политических беспорядков. Деньги, как правило, выпускались со 100% резервом, что делало их по сути дела эквивалентными материнской валюте. В тоже время валютная палата получала колоссальный доход в виде процента по резервам, лежащим в материнском банке. Валютная палата намного выгоднее прямой долларизации.
liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2017