23 октябрь 2018
Либертариум Либертариум

Принятая в условиях социальной борьбы и отражающая конфликты интересов разных общественных групп программа реформ в России вызывала и будет еще в течение долгого времени вызывать споры и столкновения мнений. Одна из трудностей идеологических дискуссий о смысле и основном направлении реформ состоит в определении механизма оценки их результатов. Логика российских реформаторов в части объяснения катастрофических для большей части реального сектора российской экономики последствий реформ состоит в том, что они явно или неявно предполагают, что альтернативы выбранному пути перехода к рыночной экономике у России не было. Непоследовательность и промедления в шоковой терапии, с их точки зрения, должны были неизменно приводить к возврату той системы, которую они предполагали разрушить. Важно отметить, что свою позицию они обосновывали не только теоретическими положениями, активно защищаемыми основными международными финансовыми институтами, но и эмпирическим опытом ряда стран, проводившим разгосударствление собственности в 80-х годах, прежде всего, развитых (Великобритания, США, Франция) и развивающихся (главным образом латиноамериканских) стран.

Их оппоненты неизменно возвращали им их же собственные аргументы в виде примеров большого числа стран, свидетельствовавших о возможности проведения политики разгосударствления со значительным приростом, а не падением физического объема производства в обрабатывающей промышленности и сельском хозяйстве. Эмпирические аргументы обеих сторон тем не менее не сопровождались, как правило, детальными исследованиями реальных приватизационных процессов и этапов становления рынка корпоративных ценных бумаг, между тем именно компаративистская проблематика становится основным полем научных дискуссий, где те или иные разновидности политики реформирования экономики, должны проверяться эмпирически.

В силу того, что интересы различных слоев и групп в обществе не совпадают, а идеология лишь обслуживает такие разные интересы, системы ценностей и, как следствие, системы оценок даже такого базового понятия как "экономическая эффективность" не схожи- от понимания ее как синонима понятия прибыльность в денежном выражении в конкретных условиях до понимания ее как максимальной утилизации существующих материальных ресурсов в целях достижения максимального потребления. В этих условиях непросто договориться о какой-либо системе критериев для оценки успехов или неудач реформ. На наш взгляд, одним из возможных способов выработки оценочных суждений теоретико-методологического характера могут быть сопоставления с другими странами, сталкивающимися с проблемами, аналогичными российским, и проводящими схожие реформы.

Автор считает своим долгом выразить свою благодарность людям, сделавшим возможным публикацию настоящей работы: Игорю Оболенскому, Наташе Анищенковой и Оле !!!, взявшим на себя львиную долю расходов по финансированию исследования и предоставившим автору во время работы над книгой огромную организационную поддержку; Борису Ротенштейну, Анатолию Семенцову и Владимиру Владимировичу Максимову, в беседах с которыми оттачивались многие мысли книги; профессору Александру Владимировичу Бузгалину, взявшему на себяогромный труд по просмотру и редактированию первого варианта рукописи, профессору Кайсыну Азретовичу Хубиеву, чьи усилия по исправлению косноязычия автора не могут быть переоценены, всему коллективу кафедры политической экономии экономического факультета МГУ, чья дружеская поддержка и справедливая критика были незаменимы в подготовке книги, и своему отцу Закерии Шагизановичу Гафурову, без которого эта книга вряд ли была бы вообще возможной.

Оглавление

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2018