18 ноябрь 2018
Либертариум Либертариум

1. Общие замечания, касающиеся теории ренты

В системе рикардианской экономической теории идея ренты была попыткой трактовки тех проблем, которые современная экономическая наука исследует с помощью анализа предельной полезности[По выражению Феттера (Encyclopedia of the Social Sciences. XIII. 291), это была искаженная теория предельности.]. С точки зрения современного понимания этой проблемы теория Рикардо представляется весьма неудовлетворительной; вне всяких сомнений, теория субъективной ценности намного более совершенна. Хотя слава теории ренты вполне заслуженна: внимание, уделенное ее созданию и совершенствованию, принесло прекрасные плоды. Истории экономической мысли нет причин стыдиться теории ренты[Cf. Amonn, Richardo als Begr??ь??nder der theoretischen National??ц??konomie. Jena, 1924. P. 54 ff.].

Тот факт, что земля различного качества и плодородности, т.е. дающая различную отдачу на единицу затрат, ценится по-разному, не представляет особой проблемы для современной экономической теории. Та часть теории Рикардо, которая относится к градации ценности и стоимости участков земли, полностью содержится в современной теории цен на факторы производства. Возражения вызывает не содержание теории ренты, а приписываемое ей исключительное положение в сложной экономической системе. Дифференциальная рента представляет собой всеобщий феномен и не ограничивается определением цен на землю. Изощренное различение между рентой и квазирентой ложно. Земля и оказываемые ею услуги трактуются точно так же, как и остальные факторы производства и их услуги. Работа с помощью более хороших инструментов приносит ренту по сравнению с отдачей от использования менее подходящих инструментов вследствие того, что снабжение более пригодным инструментарием недостаточно. Более способные и более усердные рабочие зарабатывают ренту по сравнению с заработной платой, получаемой менее квалифицированными и менее энергичными конкурентами.

Проблемы, которые концепция ренты была предназначена решить, были в значительной степени порождены использованием неподходящей терминологии. Общие понятия, использовавшиеся в повседневной речи и обыденном мышлении, не отвечали требованиям праксиологических и экономических исследований. Ранние экономисты ошиблись, приняв их без сомнений и колебаний. Только того, кто наивно придерживается общих терминов земля и труд, может озадачить вопрос о том, почему земля и труд стоят и ценятся по-разному. Тот, кто не позволяет обмануть себя просто словам, а смотрит на значимость фактора для удовлетворения человеческих потребностей, считает в порядке вещей, что ценность и стоимость различных услуг различны.

Современная теория ценности и цен основана не на классификации факторов производства таких, как земля, капитал и труд. Ее основным делением является различие между благами высших и низших порядков, между благами производственного назначения и потребительскими благами. Когда в классе факторов производства она выделяет первичные (природные) факторы и, кроме того, в классе первичных факторов факторы, не связанные с человеческой деятельностью (внешние), и человеческие факторы (труд), это не разрушает единства рассуждений, касающихся определения цен на факторы производства. Закон, управляющий установлением цен на факторы производства, одинаков для всех классов и экземпляров этих факторов. То, что различные услуги, оказываемые этими факторами, ценятся, стоят и ведут себя по-разному, может удивить только людей, не видящих этой разницы в полезности. Тот, кто слеп к достоинствам живописи, может считать странным, что коллекционеры должны платить за работы Веласкеса больше, чем за работы менее одаренного художника, а для человека понимающего это очевидно. Фермера не удивляет, что за более плодородную землю покупатели платят более высокие цены, а арендаторы более высокую арендную плату, чем за менее плодородную. Единственная причина, почему старые экономисты были озадачены этим фактом, состоит в том, что они оперировали общим термином земля, игнорировавшим разницу в производительности.

Величайшей заслугой теории Рикардо является положение о том, что предельная земля не приносит никакой ренты. От этого знания всего один шаг до открытия принципа субъективности оценок. Однако, ослепленные понятием реальных издержек, ни классические экономисты, ни их эпигоны не сделали этого шага.

В то время как идея дифференциальной ренты в общем и целом может быть воспринята теорией субъективной ценности, вторая концепция ренты, вытекающая из рикардианской теории, а именно концепция остаточной ренты, должна быть отвергнута полностью. Последняя идея основана на понятии реальных, или физических издержек, что не имеет никакого смысла в системе современных объяснений цен на факторы производства. Причина, по которой цена на бургундское вино выше, чем на кьянти, состоит не в более высокой цене виноградников в Бургундии по сравнению с Тосканой. Здесь обратная причинная обусловленность. Поскольку люди готовы платить более высокие цены за бургундское, чем за кьянти, то и виноделы готовы платить более высокие цены за виноградники в Бургундии по сравнению с Тосканой.

Перед бухгалтером прибыль предстает в виде доли, остающейся после того, как оплачены все издержки производства. В равномерно функционирующей экономике такого превышения цен продукции над издержками не появляется никогда. В изменяющейся экономике разница между ценами на конечную продукцию и суммой цен, которые предприниматель заплатил за покупку комплиментарных факторов производства плюс процент на инвестированный капитал, может иметь различный знак, т.е. быть либо прибылью, либо убытком. Эта разница вызывается изменениями, случающимися в ценах на продукцию на протяжении интервала времени. Прибыль получает тот, кому лучше удается предвосхитить эти изменения во времени и выбрать соответствующий курс действий. Тот, кому не удается приспособить свои предпринимательские начинания к будущему состоянию рынка, наказывается убытками.

Основным недостатком рикардианской теории было то, что она была теорией распределения совокупного продукта объединенных усилий всей нации. Подобно всем остальным представителям классической школы Рикардо не удалось освободиться от меркантилистского образа Volkswirtschaft. По его мысли, проблема определения цен представляла собой подчиненную проблему распределения богатства. Обычная характеристика этой экономической философии как философии промышленного среднего класса современной Англии[Cм., например: Haney. History of Economic Thought. Rev. ed. New York, 1927. P. 275.] не отражала суть дела. Деловых людей Англии в начале XIX в. не интересовали совокупный продукт промышленности и его распределение. В качестве побудительного мотива они руководствовались стремлением получить прибыль и избежать убытков.

Классическая экономическая наука ошиблась, когда присвоила земле отдельное место в своей теоретической системе. В экономическом смысле земля является фактором производства, и законы, определяющие формирование цен на землю, те же самые, что определяют формирование цен на другие факторы производства. Все специфические особенности экономических учений, касающихся земли, относятся к особенностям начальных данных.

2. Роль временного фактора в использовании земли

Отправной точкой экономических учений о земле является различение двух классов первичных факторов производства, а именно человеческих факторов и факторов, не связанных с деятельностью человека. Поскольку использование последних, как правило, связано с властью использовать участок земной поверхности, мы говорим о земле, когда ссылаемся на них[Юридические оговорки касательно отделения права на охоту, рыболовство и добычу полезных ископаемых от других прав владельца земельного участка для каталлактики не представляют интереса. Термин земля в каталлактике включает в себя также и водные пространства.].

Исследуя экономические проблемы земли, т.е. первичных факторов производства, не связанных с человеческой деятельностью, необходимо четко отделить праксиологическую точку зрения от космологической. Возможно, с точки зрения космологии при изучении космических событий имеет смысл говорить о постоянстве и сохранении массы и энергии. Если сравнить масштаб, в пределах которого человеческая деятельность способна повлиять на естественную среду обитания человека, с действием природных сущностей, то можно назвать силы природы неразрушимыми и вечными или точнее не подвергающимися опасности разрушения в результате действий человека. Для огромных периодов времени, с которыми имеет дело космология, эррозия почвы (в самом широком смысле слова) такой интенсивности, которая обеспечивается вмешательством человека, не имеет никакого значения. Никто сегодня не знает, не превратят ли через миллионы лет космические изменения пустыни и пустоши в землю, которая с точки зрения нашего сегодняшнего знания будет определяться как исключительно плодородная, а самые плодородные тропические сады в бесплодную пустыню. Именно потому, что никто не в силах ни спрогнозировать подобные изменения, ни рискнуть повлиять на космические события, которые, вероятно, могли бы их вызвать, излишне рассуждать о них, изучая проблемы человеческой деятельности[Таким образом, и проблема энтропии также находится вне сферы праксиологического размышления.].

Естественные науки могут утверждать, что энергия почвы, определяющая условия ее пригодности для лесоводства, скотоводства, растениеводства и водопользования, периодически возобновляется. Возможно, соответствует истине утверждение, что даже сознательные усилия людей, направленные на крайнее истощение производительного потенциала земной коры, могут иметь успех в лучшем случае на весьма ограниченной площади. Но эти факты не имеют непосредственного значения для человеческой деятельности. Периодическая регенерация производительных сил почвы не является устойчивой данностью, с которой сталкивается человек в конкретной ситуации. Можно использовать землю таким образом, что ее восстановление замедлится и отсрочится или почва полностью потеряет свою продуктивность на некоторое время или может быть восстановлена только посредством значительного вложения капитала и труда. Имея дело с землей, человек должен выбирать из различных методов, отличающихся друг от друга относительно сохранения и восстановления ее производительной силы. Точно так же, как и в других отраслях производства, фактор времени является частью охотного промысла, рыболовства, скотоводства, растениеводства, лесозаготовок и водопользования. Здесь также человек должен выбирать между удовлетворением в более близкий и более отдаленный периоды будущего. И здесь тоже феномен первоначального процента, характерного для любого человеческого действия, играет первостепенную роль.

Существуют определенные институциональные обстоятельства, заставляющие людей отдавать предпочтение удовлетворению в более близком будущем и полностью или почти полностью пренебрегать удовлетворением в более отдаленном будущем. Если, с одной стороны, земля не принадлежит индивидуальному владельцу, а с другой стороны, все или некоторые люди наделены особой привилегией или в соответствии с реальным положением дел вольны временно использовать ее для собственной выгоды, будущему не уделяется никакого внимания. То же самое происходит, когда собственник ожидает экспроприации в не слишком отдаленном будущем. В обоих случаях действующие лица стремятся выжать как можно больше с целью получения немедленной выгоды. Они не заботятся о более отдаленных последствиях своих методов. Завтра не имеет для них значения. История лесозаготовок, охоты и рыболовства дает тому множество примеров; но много примеров можно также найти в других отраслях землепользования.

С точки зрения естественных наук техническое обслуживание капитальных благ и сохранение сил земли принадлежат к двум различным категориям. Произведенные факторы производства рано или поздно исчезают по ходу производственных процессов и по частям трансформируются в потребительские блага, которые в конечном счете потребляются. Если кто-то не хочет, чтобы результаты прошлых сбережений и накопления капитала исчезли, то он должен помимо потребительских товаров произвести также определенное количество капитальных благ, необходимое для замены износившихся. Если он пренебрежет этим, то он в конце концов, если можно так выразиться, проест капитальные блага. Он пожертвует будущим ради настоящего; он будет жить в роскоши сегодня и нуждаться в дальнейшем.

Часто говорят, что силы земли совсем другое дело. Их нельзя проесть. Подобное утверждение содержательно только с точки зрения геологии. Но с геологической точки зрения можно или должно утверждать, что нельзя проесть ни оборудование фабрики, ни железную дорогу. Гравий и щебень железнодорожной насыпи и чугун и сталь рельсов, мостов, вагонов и локомотивов не исчезают в космическом смысле. Только с праксиологической точки зрения допустимо говорить о потреблении, проедании инструментов, железной дороги или прокатного стана. В этом же экономическом смысле мы говорим о проедании производительных сил земли. В лесоводстве, сельском хозяйстве и водопользовании эти силы изучаются точно так же, как и другие факторы производства. По отношению к производительности почвы действующие субъекты также должны выбирать между процессами производства, которые обеспечивают более высокий выпуск в ущерб производительности в более поздние периоды, и процессами, которые не ухудшают будущую физическую продуктивность. Из земли можно выжать столько, что ее дальнейшее использование даст меньшую отдачу (на единицу применяемого капитала и труда) или практически вообще не даст никакой отдачи.

Следует признать, что существуют физические пределы разрушительной мощи человека. (В лесозаготовках, охоте и рыболовстве эти пределы достигаются быстрее, чем в возделывании земли.) Однако этот факт приводит только к количественной, а не качественной разнице между уменьшением капитала и эрозией почвы.

Рикардо называет силы земли первоначальными и неразрушимыми[Рикардо Д. Начала политической экономии и налогового обложения//Рикардо Д. Сочинения в 5 томах. 2-е изд. Т. 1. М.: Политиздат, 1955. С. 66.]. Однако современная экономическая наука должна подчеркнуть, что нет никаких различий в оценке ценности и стоимости первичных и произведенных факторов производства и что космологическая неразрушимость массы и энергии, что бы это ни могло означать, не сообщает использованию земли характерных особенностей, радикально отличающих его от других отраслей производства.

3. Субпредельная земля

Услуги, которые определенный участок земли может оказать на протяжении определенного периода времени, ограничены. Если бы они не были ограниченными, то человек не считал бы землю фактором производства и экономическим благом. Однако количество доступной земли настолько огромно, природа настолько щедра, что земля все еще имеется в изобилии. Поэтому используются только наиболее продуктивные участки земли. Есть земля, которую люди считают либо ввиду физической продуктивности, либо ввиду ее расположения слишком бедной, чтобы ее стоило обрабатывать. В результате предельная (маржинальная) земля, т.е. самая плохая обрабатываемая земля, не приносит ренты в рикардианском смысле[В некоторых местах возделывается или используется как-либо иначе практически каждый клочок земли. Однако это является следствием институциональных обстоятельств, ограничивающих доступ жителей данного региона к более плодородной неиспользуемой земле.]. Субпредельная земля считалась бы абсолютно бесполезной, если бы ей не приписывали положительной стоимости в ожидании того, что она будет использоваться в будущем[Оценку стоимости участка земли не следует путать с оценкой стоимости улучшений, т.е. неустранимых и неадаптируемых результатов вложений капитала и труда, способствующих ее использованию и увеличению будущих объемов производства на единицу текущих будущих затрат.].

Причиной того, что рыночная экономика не имеет более обильного предложения сельскохозяйственной продукции, является недостаток капитала и труда, а не пригодной для возделывания земли. Расширение доступной поверхности земли увеличит при прочих равных условиях предложение зерновых и мяса только в том случае, если добавочная плодородность земли превышает плодородность уже возделываемой предельной земли. С другой стороны, предложение сельскохозяйственных продуктов увеличится в результате любого увеличения количества труда и капитала при условии, что потребители не считают иное применение дополнительного количества капитала и труда лучше соответствующим удовлетворению их наиболее насущных потребностей[Это замечание, разумеется, относится только к условиям, когда отсутствуют любые институ- циональные барьеры, ограничивающие мобильность капитала и труда.].

Количество полезных минеральных веществ, содержащихся в земле, ограничено. Надо признать, что некоторые из них являются результатом природных процессов, идущих непрерывно и увеличивающих существующие запасы. Однако медленность и длительность этих процессов делает их несущественными для человеческой деятельности. Человек должен учитывать, что имеющиеся запасы полезных ископаемых ограничены. Каждый отдельный рудник или нефтяная скважина могут быть исчерпаны; многие из них уже исчерпаны. Мы можем надеяться, что будут открыты новые месторождения и что будут изобретены технологические процессы, которые позволят разрабатывать месторождения, эксплуатация которых сегодня или вообще невозможна, или требует чрезмерных затрат. Мы можем также предположить, что дальнейший прогресс технологического знания позволит грядущим поколениям использовать вещества, которые сегодня не используются. Однако сегодня все это не имеет никакого значения для ведения горных работ и нефтедобычи. Месторождения полезных ископаемых и их разработка не имеют никаких особенностей, которые как-то изменяли бы человеческую деятельность, связанную с ними. Для каталлактики различие между землей, используемой в сельском хозяйстве, и землей, используемой в горном деле, является просто разницей начальных данных.

Несмотря на то, что доступное количество полезных ископаемых ограничено, а также несмотря на то, что чисто теоретически мы озабочены тем, что однажды они будут исчерпаны, действующие люди не считают их запасы жестко ограниченными. Их деятельность учитывает тот факт, что конкретные рудники или скважины будут исчерпаны, но не обращают внимания на то, что когда-то в неизвестном будущем все месторождения определенного минерала подойдут к концу. Для сегодняшней деятельности запасы этих веществ кажутся настолько обильными, что никто не рискует эксплуатировать все разведанные месторождения на полную мощность, обусловливаемую состоянием технологического знания. Рудники используются только до той степени, пока не существует более насущного применения для необходимых для этого труда и капитала. Поэтому есть субпредельные месторождения, которые вообще не разрабатываются. В любой  шахте  объем  производства  определяется  соотношением цен на ее  продукцию и цен  на необходимые неспецифические факторы производства.

4. Земля как пространственный фактор

Использование земли для размещения жилья, мастерских, транспортной инфраструктуры не позволяет применять участки земли по другому назначению.

Важная роль, которую старые теории приписывали ренте городской застройки, не должна здесь нас беспокоить. Нет ничего особо примечательного в том, что люди платят более высокую цену за ту землю, которую с точки зрения строительства жилья они ценят выше, чем за ту, которую они ценят ниже. В порядке вещей, что для мастерских, складов и сортировочных станций люди предпочитают такое расположение, которое снижает издержки транспортировки, и что они готовы платить более высокие цены за такую землю в расчете на ожидаемую экономию.

Земля используется также для парков и садов, для заповедников и наслаждения великолепием и красотой природы. С развитием любви к природе, этой специфической черты буржуазной ментальности, спрос на подобные удовольствия чрезвычайно увеличивается. Земля высокогорья, некогда считавшаяся бесполезной уныло однообразной пустыней скал и ледников, сегодня высоко ценится как источник наиболее возвышенных удовольствий.

С незапамятных времен доступ на эти просторы был бесплатен для каждого. Даже если земля была частной собственностью отдельного индивида, владельцы, как правило, не имели права закрывать их для туристов и альпинистов и требовать плату за вход. Все, кто имел возможность посетить эти места, имел право наслаждаться всем их великолепием и рассматривать их в качестве, так сказать, своей собственности. Номинальный владелец не получал никакой выгоды от удовлетворения, которое обеспечивала его собственность визитерам. Однако это не меняет того факта, что эта земля служит человеческому благосостоянию и соответствующим образом оценивается. Земля отягощена сервитутом [70], который дает право каждому проходить по ней и разбивать на ней лагерь. Если невозможно никакое иное использование данной местности, то этот сервитут полностью исчерпывает все выгоды, которые собственник мог бы извлечь из своей собственности. Так как эти специфические услуги, которые могут оказать скалы и ледники, практически неисчерпаемы, не изнашиваются и не требуют затрат капитала и труда с целью их сохранения, данные мероприятия не вызовут последствий, которые возникают при их применении к лесным, охотничьим и рыболовным угодьям.

Если по соседству с горным хребтом пространство для постройки гостиниц и транспортной инфраструктуры (например, фуникулера) ограничено, то владельцы этих дефицитных земельных участков могут их продать или сдать в аренду на более выгодных условиях и тем самым развернуть в свою сторону часть выгод, которые получают туристы от бесплатной доступности этих пиков. Если это не так, то туристы пользуются всем этим бесплатно.

5. Цена на землю

В идеальной конструкции равномерно функционирующей экономики покупка и продажа услуг земельного участка ничем не отличается от покупки и продажи услуг других факторов производства. Оценка стоимости всех этих факторов производится соответственно услугам, которые они окажут в различные периоды будущего с поправкой на временное предпочтение. За предельную землю (и, разумеется, за субпредельную землю) не платится никакой цены. Земля, приносящая ренту (т.е. земля, которая по сравнению с предельной землей дает большую отдачу на единицу затрат капитала и труда), оценивается соответственно степени превосходства. Ее цена представляет собой сумму всей ее будущей ренты, дисконтированной на величину первоначального процента[Необходимо еще раз напомнить, что из идеальной конструкции равномерно функцио- нирующей экономики нельзя последовательно вывести все ее конечные логические следствия. По отношению к проблеме земли необходимо подчеркнуть две вещи: во-первых, то, что в рамках этой идеальной конструкции, характеризующейся отсутствием изменений в течении событий, места для покупки и продажи земли не существует; и, во-вторых, чтобы интегрировать в эту конструкцию горное дело и нефтедобычу, мы должны считать шахты и нефтяные скважины вечными и пренебречь возможностью того, что любая действующая шахта или скважина может быть исчерпана или даже просто испытает изменения объемов производства или потребности в текущем вложении капитала.].

В изменяющейся экономике люди, покупающие или продающие землю, соответствующим образом учитывают ожидаемые изменения рыночных цен на услуги, предоставляемые землей. Разумеется, они могут ошибаться в своих ожиданиях; но это уже другое дело. Они стараются по мере сил предвосхитить будущие события, способные изменить состояние рынка, и действуют в соответствии с этими мнениями. Если они считают, что годовая чистая отдача от земельного участка возрастет, то цена будет выше, чем если бы эти ожидания отсутствовали. Это, например, происходит в случае пригородной земли по соседству с городами с растущим населением или с лесами и пахотной землей в странах, где группам давления удается повысить посредством тарифов цены на древесину и зерновые. С другой стороны, страх полного или частичного изъятия чистого урожая (за вычетом семян, потраченных на посев) понижает цены земельных участков. В повседневной деловой речи говорят о капитализации ренты и отмечают,  что норма капитализации для каждой категории земли различна и варьируется даже для различных участков в пределах одной категории. Эта терминология весьма неуместна и неверно отражает природу процесса.

Таким же образом, как покупатели и продавцы земли принимают в расчет ожидаемые будущие события, которые снизят чистую отдачу, они поступают и с налогами. Налоги, которыми облагают землю, снижают ее рыночную цену на дисконтированную величину будущего бремени. Введение нового налога подобного рода, который, как ожидается, не будет отменен, приводит к немедленному падению цен на соответствующие земельные участки. Это явление в теории налогообложения называется амортизацией налогов.

Во многих странах владельцы земли или каких-либо имений пользуются особыми политическими законодательно закрепленными привилегиями или большим социальным престижем. Эти институты также играют определенную роль в определении цены земли.

Миф о земле

Романтики порицают экономические теории, касающиеся земли, за их утилитаристскую ограниченность. Экономисты, говорят они, смотрят на землю с точки зрения бесчувственного спекулянта, сводящего все вечные ценности к деньгам и прибыли. На самом деле земля это гораздо больше, чем просто фактор производства. Она является неисчерпаемым источником человеческой энергии и человеческой жизни. Сельское хозяйство представляет собой не просто одну из множества отраслей производства. Оно является единственной естественной и достойной деятельностью человека, единственным облагораживающим условием подлинно человеческого существования. Чудовищно оценивать ее только относительно чистой отдачи, которую можно выжать из земли. Земля не просто приносит плоды, питающие наше тело; она прежде всего производит нравственные и духовные силы цивилизации. Города, обрабатывающая промышленность и торговля все это явления упадка и разложения; их существование паразитично; они разрушают то, что землепашец должен создавать вновь и вновь.

Тысячи лет назад, когда племена охотников и рыболовов начали возделывать землю, романтические фантазии были неизвестны. Но если бы романтики жили в ту эпоху, они превозносили бы высокие нравственные ценности охоты и клеймили бы возделывание земли как явление упадка. Они бы упрекали землепашцев за осквернение земли, данной Богом человеку в качестве охотничьих угодий, и за низведение ее до средства производства.

В доромантическую эпоху никто в своей деятельности не смотрел на землю иначе как на источник человеческого благополучия, средство повышения благосостояния. Магические обряды и ритуалы, относящиеся к земле, не ставили перед собой никакой иной цели, кроме увеличения плодородия почвы и повышения урожайности. Эти люди не искали unio mystica в таинственной и непостижимой энергии и силе, сокрытых в земле. Они стремились лишь к повышению и улучшению урожая. Они прибегали к помощи магических ритуалов и заклинаний, потому что, на их взгляд, это  было самым эффективным средством достижения преследуемых целей. Их более искушенные потомки заблуждаются, интерпретируя эти церемонии с идеалистической точки зрения. Настоящий крестьянин не занимается экстатической болтовней по поводу земли и ее мистической энергии. Для него земля это фактор производства, а не предмет сентиментальных эмоций. Он жаждет получить больше земли, потому что желает увеличить свой доход и повысить свой уровень жизни. Фермеры покупают, продают и закладывают землю; они продают сельскохозяйственную продукцию и сильно негодуют, когда цены не столь велики, как они желают.

Любовь к природе и понимание красоты ландшафтов были чужды сельскому населению. Все это было привнесено жителями городов. Именно городские жители стали высоко ценить землю как природу, в то время как сельские жители оценивали ее только с точки зрения продуктивности охоты, лесозаготовок, земледелия и скотоводства. С незапамятных времен с точки зрения горцев скалы и ледники Альп считались просто бросовой землей. И только когда горожане стали карабкаться на вершины и принесли в долины деньги, жители гор изменили свои взгляды. Пионеры альпинизма и горнолыжного спорта подвергались насмешкам со стороны местного населения до тех пор, пока последние не обнаружили, что из этой эксцентричности они могут извлечь выгоду.

Не пастухи, а изысканные аристократы и горожане были авторами пасторальной поэзии. Дафнис и Хлоя созданы воображением, далеким от земных забот. Далеки от земли и современные политические мифы о земле. Они расцветают не на мхе лесов или глине полей, а на асфальте городов и коврах салонов. Фермеры используют их, поскольку видят в них практическое средство, чтобы получить политические привилегии, которые повысят цены на их продукцию, а также стоимость их ферм.

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2018