19 июль 2018
Либертариум Либертариум

1. Феномен процента

Выше было показано, что временное предпочтение является категорией, присущей любому человеческому действию. Временное предпочтение проявляет себя в феномене первоначального процента, т.е. скидки на будущие блага по сравнению с настоящими.

Процент не является просто процентом на капитал. Это не просто особый вид дохода, извлекаемый из использования капитальных благ. Соответствие между тремя факторами производства трудом, капиталом и землей, и тремя факторами дохода заработной платой, прибылью и рентой, как учили экономисты классической школы, несостоятельно. Рента это не специфический доход от земли, а общекаталлактическое явление. В доходе на труд и капитальные блага она играет ту же самую роль, что и в доходе на землю. Более того, не существует никакого однородного источника дохода, который можно назвать прибылью в том смысле, в каком этот термин применялся экономистами классической школы. Прибыль (в смысле предпринимательской прибыли) и процент свойство как капитала, так и земли.

Цены потребительских товаров в результате взаимодействия сил на рынке распределяются между различными комплиментарными факторами, участвовавшими в их производстве. Так как потребительские товары являются настоящими благами, в то время как производственные ресурсы представляют собой средства производства будущих благ, и настоящие блага ценятся выше, чем будущие блага того же вида и количества, то распределяемая сумма даже в идеальной конструкции равномерно функционирующей экономики меньше настоящей цены соответствующих потребительских товаров. Эта разница и является первоначальным процентом. Она не связана конкретно ни с одним из трех классов факторов производства, выделенных классическими экономистами. Предпринимательские прибыль и убыток создаются случающимися в течение производственного периода изменениями в начальных данных и соответствующими изменениями цен.

Наивные рассуждения не видят никакой проблемы в текущем доходе от охоты, рыболовства, скотоводства, лесоводства и сельского хозяйства. Природа рождает и выращивает зверей, рыбу, скот, заставляет коров давать молоко, кур откладывать яйца, деревья наращивать древесину и приносить плоды, семена прорастать. Тот, кто обладает правом присваивать это возобновляющееся богатство, обладает постоянным доходом. Подобно потоку, непрерывно несущему новую воду, поток дохода течет непрерывно и приносит все новое и новое богатство. Весь процесс предстает в виде естественного явления. Но для экономиста проблема состоит в определении цен на землю, скот и все остальное. Если бы будущие блага не покупались и не продавались со скидкой против настоящих товаров, то покупатель земли заплатил бы цену, которая равнялась бы сумме всей будущей выручки, что не оставило бы ничего на текущий повторенный доход.

Ежегодно повторяющиеся доходы владельцев земли и скота не имеют ни одного признака, который каталлактически отличал бы их от доходов от произведенных факторов производства, которые рано или поздно исчезают в процессе производства. Право распоряжения участком земли это регулирование участия этого поля в производстве любых плодов, которые  когда-либо можно вырастить  на нем; право распоряжения шахтой это регулирование ее участия в извлечении всех минералов, какие только возможно извлечь из нее на-гора. Точно так же, как и владение станком или кипой хлопка является регулированием их участия в производстве всех товаров, которые производятся с их участием. Фундаментальной ошибкой всех подходов к проблеме процента с точки зрения производительности и использования было то, что они сводили феномен процента к производственным услугам, оказываемым факторами производства. Однако пригодность факторов производства определяет цены, которые за них платятся, а не процент. Цены исчерпывают всю разницу между производительностью процесса с участием определенного фактора и процесса без его участия. Возникающая даже при отсутствии изменений в соответствующей рыночной информации разница между суммой цен на комплиментарные факторы производства и изделия является следствием более высокой оценки настоящих благ по сравнению с будущими. По ходу производства факторы производства трансформируются или вызревают в настоящие блага более высокой ценности. Это приращение является источником специфического дохода, текущего в руки владельца факторов производства, первоначального процента.

Доход собственников материальных факторов производства в отличие от чистых предпринимателей идеальной конструкции интегрированных каталлактических функций складывается из двух каталлактически различных статей: цены за производительное участие ресурсов, которыми они управляют, с одной стороны, и процента с другой. Их нельзя смешивать. Объясняя процент, недопустимо ссылаться на пользу, приносимую факторами производства при выпуске продукции.

Процент явление однородное. Не существует разных источников процента. Процент за товары длительного пользования и процент за потребительский кредит, подобно другим видам процента, является следствием более высокой оценки настоящих благ против будущих благ.

2. Первоначальный процент

Первоначальный процент есть отношение ценности, приписываемой удовлетворению потребности в ближайшем будущем, и ценности, приписываемой удовлетворению потребности в более отдаленные периоды будущего. В рыночной экономике он проявляется в форме скидки на будущие блага против настоящих благ. При этом существует тенденция выравнивания этого отношения для всех товаров. В идеальной конструкции равномерно функционирующей экономики ставка первоначального процента одинакова для всех товаров.

Первоначальный процент это не цена за услуги капитала[Это распространенное определение процента дано, например, в: Ely, Adams, Lorenz and Young. Outlines of Economics. 3rd ed. New York, 1920. P. 493.]. Более высокая производительность требующих большего времени окольных методов производства, на которую при объяснении процента ссылаются Бём-Баверк и некоторые более поздние экономисты, не объясняет этого явления. Наоборот, именно феномен первоначального процента объясняет, почему, несмотря на то, что требующие большего времени методы дают большую отдачу на единицу затрат, все-таки используются методы, требующие меньше времени. Более того, явление первоначального процента объясняет, почему удобные участки земли можно покупать и продавать по конечным ценам. Если будущие услуги, которые мог бы оказать земельный участок, ценились точно так же, как ценятся его настоящие услуги, то никакая конечная цена не была бы достаточно высока, чтобы побудить владельца продать его. Землю нельзя было бы ни купить, ни продать за определенную сумму денег, ни обменять на блага, способные оказать только конечное количество услуг. Земельные участки обменивались бы только на другие участки земли. Постройка, способная приносить на протяжении десятилетнего периода годовой доход 100 дол., оценивалась бы (не считая земли, на которой она построена) в начале этого периода в 1000 дол., в начале второго года в 900 дол. и т.д.

Первоначальный процент это не цена, определенная на рынке взаимодействием спроса и предложения капитала или капитальных благ. Его величина не зависит от объемов этого спроса и предложения. Скорее ставка первоначального процента определяет и спрос, и предложение капитала и капитальных благ. Она определяет, какая часть из имеющегося запаса благ должна быть направлена на потребление в ближайшем будущем, а какая для обеспечения более отдаленных периодов будущего.

Люди делают сбережения и накапливают капитал не потому, что существует процент. Процент не является ни движущей силой сбережений, ни наградой или вознаграждением, дарованным за воздержание от немедленного потребления. Он является отношением взаимного определения ценности настоящих благ к будущим благам.

Рынок заимствований не определяет ставку процента. Он согласует ставку процента по ссудам со ставкой первоначального процента, проявляющегося в скидке на будущие блага.

Первоначальный процент категория человеческой деятельности. Он присутствует в любой оценке ценности внешних вещей и никогда не может исчезнуть. Если бы однажды вернулась ситуация, сложившаяся в конце первого тысячелетия христианской эры, когда некоторые люди считали, что приближается конец света, то люди перестали бы обеспечивать будущие мирские потребности. Факторы производства стали бы в их глазах бесполезными и не имеющими никакой ценности. Скидка на будущие блага по сравнению с настоящими не исчезла бы. Наоборот, она бы увеличилась сверх всякой меры. С другой стороны, постепенное исчезновение первоначального процента означало бы, что люди вообще не заботятся об удовлетворении потребностей ближайшего будущего. Это означало бы, что они предпочитают одному яблоку, которое будет в их распоряжении сегодня, завтра, через год, через десять лет, два яблока, которые будут у них в распоряжении через 1000 или 10 000 лет.

Мы даже не можем представить себе мир, где первоначальный процент не существовал бы в качестве неизбежного элемента в каждом виде деятельности. Существует ли разделение труда и общественное сотрудничество или нет, организовано ли общество на основе частного или общественного управления средствами производства, первоначальный процент всегда существует. В социалистическом сообществе его роль не будет отличаться от его роли в рыночной экономике.

Бём-Баверк раз и навсегда вскрыл ошибочность наивных производительных объяснений процента, т.е. идеи о том, что процент является выражением физической производительности факторов производства. Однако свою собственную теорию Бём-Баверк построил в определенной степени на основе производительного подхода. Ссылаясь в своих объяснениях на технологическое превосходство требующих большего времени окольных процессов производства, он избегает грубых заблуждений наивной производительности. Но фактически он возвращается, хотя и в более утонченной форме, к производительному подходу. Те из более поздних экономистов, которые, игнорируя идею временного предпочтения, подчеркивали исключительно производительную идею, содержащуюся в теории Бём-Баверка, не могли не прийти к выводу, что первоначальный процент должен исчезнуть в том случае, если однажды люди добились бы состояния дел, при котором никакое дальнейшее удлинение производственного периода не могло привести к дальнейшему повышению производительности[См.: Hayek F. The Mythology of Capital//The Quarterly Journal of Economics. L., 1936. 223 ff. Однако с тех пор профессор Хайек частично изменил свою точку зрения (см. его статью: Time-preference and Productivity, a Reconsideration//Economica. (1945). XX. 2225). Однако идея, подвергнутая критике в этой статье, все еще широко распространена среди экономистов.]. Однако это в корне неверно. Первоначальный процент не может исчезнуть до тех пор, пока существует редкость, а следовательно, и деятельность.

До тех пор, пока мир не превратится в Кокейн страну изобилия и праздности, люди будут сталкиваться с редкостью и должны действовать и экономить; они вынуждены выбирать между удовлетворением в ближайшем будущем и более отдаленных периодах будущего, потому что ни в первом, ни в последнем невозможно достигнуть полной удовлетворенности. Тогда изменение назначения факторов производства, отвлекающее их от удовлетворения потребностей в более близком будущем и отведение их для удовлетворения потребностей более отдаленного будущего, неизбежно ухудшит состояние удовлетворения в более близком будущем и улучшит его в более отдаленном будущем. Если бы мы предположили, что это не так, то запутались бы в неразрешимых противоречиях. В лучшем случае мы могли бы представить положение дел, при котором технологические знания и навыки достигли точки, далее которой смертный человек продвинуться не в состоянии. Следовательно, невозможно изобрести никаких новых процессов, повышающих объем производства на единицу затрат. Однако, если мы допустим, что имеется нехватка некоторых факторов производства, то мы не можем предположить, что полностью использованы все самые производительные процессы (без учета времени, которое они занимают) и что ни один процесс, обеспечивающий меньший объем производства на единицу затрат, не используется по той причине, что он производит конечную продукцию раньше, чем другие, физически более производительные процессы. Редкость факторов производства означает, что мы можем отобрать такие планы повышения нашего благосостояния, осуществление которых невозможно из-за недостаточного количества наличных средств. Именно неосуществимость желаемых улучшений и составляет элемент редкости. Современных сторонников производительного подхода сбивают с толку побочные оттенки смысла термина Бём-Баверка окольные методы производства и предлагаемого им понятия технологического усовершенствования. Однако, если существует редкость, то всегда должны существовать неиспользуемые технологические возможности улучшения благосостояния с помощью удлинения периода производства в некоторых отраслях промышленности, независимо от того, изменилось ли состояние технологического знания. Если средства редки, если есть праксиологическая связь между средствами и целями, то существует логическая неизбежность неудовлетворенных потребностей как в ближайшем, так и в более отдаленном будущем. Всегда существуют товары, от получения которых мы должны отказаться, поскольку путь, ведущий к их производству, слишком длинен и помешает нам удовлетворить более насущные нужды. Тот факт, что мы не обеспечиваем будущее более обильно, является результатом соизмерения удовлетворения в более ближнем периоде и удовлетворения в более отдаленных периодах будущего. Отношение, получившееся в результате этой оценки, и является первоначальным процентом.

Пусть в таком мире технологического знания промоутер отобрал план А, согласно которому в живописном, но труднодоступном горном районе должны быть построены гостиница и ведущая к ней дорога. Исследуя осуществимость этого плана, он обнаруживает, что имеющихся средств недостаточно для его воплощения в жизнь. Обсчитывая перспективы прибыльности инвестиций, он приходит к заключению, что ожидаемая выручка недостаточно велика, чтобы покрыть издержки на необходимые материалы и труд, а также процент на инвестируемый капитал. Он отказывается от осуществления проекта А и вместо него начинает реализовывать другой план B. Согласно плану В гостиница будет возведена в более доступном месте, которое хотя и не имеет всех преимуществ живописного ландшафта, содержащихся в проекте А, но в котором она будет либо построена с меньшими затратами на строительство, либо закончена в более короткие сроки. Если бы при расчетах не вводился процент на инвестируемый капитал, то могла бы возникнуть иллюзия, что состояние рынка запас капитальных благ и оценки публики предусматривает выполнение плана А. Однако реализация плана А отвлечет редкие факторы производства от направлений использования, где они могли бы удовлетворить потребности, считающиеся потребителями более настоятельными. Инвестиции оказались бы очевидной ошибкой, бесполезной растратой имеющихся средств.

Удлинение периода производства может увеличить величину выпуска на единицу затрат или произвести блага, которые вообще нельзя произвести в течение более короткого производственного периода. Но неверно, что процент порождает вменение ценности этого дополнительного богатства капитальным благам, необходимым для удлинения процесса производства. Предположить это означает снова впасть в самые грубые ошибки производительного подхода, неопровержимо вскрытые Бём-Баверком. Вклад комплиментарных факторов производства в результаты технологического процесса причина их ценности для людей; он объясняет цены на них и полностью учитывается в процессе их определения. Не остается никакого неучтенного остатка, который мог бы объяснить процент.

Утверждается, что в идеальной конструкции равномерно функционирующей экономики не возникает никакого процента[См.: Шумпетер Й. Теория экономического развития. М.: Прогресс, 1982. С. 100112, 124.]. Однако можно показать, что это утверждение несовместимо с допущениями, на которых базируется  идеальная конструкция  равномерно функционирующей экономики.

Мы начинаем с различения двух классов сбережений: простых и капиталистических. Простые сбережения просто означают накопление потребительских благ для более позднего потребления. Капиталистические сбережения представляют собой накопление благ, предназначенных для производственных процессов. Целью простого накопления является более позднее потребление. Это просто отложенное потребление. Рано или поздно накопленные блага будут потреблены и ничего не останется. Целью капиталистического накопления прежде всего является повышение производительности усилий. Накапливаемые блага в дальнейшем будут применены в производстве и не являются просто резервами для более позднего потребления. Благо простых сбережений в более позднем потреблении запаса, потребленного не сразу, а отложенного для более позднего использования. Благо капиталистических сбережений увеличение количества произведенных товаров или производство товаров, которые вообще нельзя было бы произвести без их помощи. Создавая образ равномерно функционирующей (статической) экономики, экономисты пренебрегают процессом накопления капитала; капитальные блага даны и сохраняются, так как в соответствии с предположениями не происходит никакого изменения начальных данных. Не происходит ни накопления нового капитала путем сбережений, ни проедания наличного капитала вследствие превышения потребления над доходом, т.е. текущее производство минус средства, необходимые для поддержания капитала. Наша задача состоит в том, чтобы показать, что эти предположения несовместимы с идеей о том, что процента не существует.

Здесь нет необходимости подробно останавливаться на простых сбережениях. Цель простых сбережений снабдить средствами к существованию будущее, в котором обеспеченность сберегателей будет, возможно, менее обильной, чем в настоящем. Однако основная предпосылка, характеризующая идеальную конструкцию равномерно функционирующей экономики, заключается в том, что будущее ничем не отличается от настоящего, действующие лица полностью осведомлены об этом факте и ведут себя соответствующим образом. Следовательно, в рамках этой конструкции не остается места для простых сбережений.

Иначе обстоит дело с плодами капиталистических сбережений, накопленным запасом капитальных благ. В равномерно функционирующей экономике не происходит ни сбережения и накопления дополнительных капитальных благ, ни проедания уже существующих капитальных благ. И то, и другое являлось бы изменением начальных данных и тем самым нарушило бы равномерное функционирование этой идеальной системы. Далее, размеры прошлых сбережений и накопленного капитала, т.е. до установления равномерно функционирующей экономики, были приведены в соответствие с величиной ставки процента. Если бы с установлением равномерно функционирующей экономики владельцы капитальных благ больше не получали никакого процента, то оказались бы нарушены условия, регулирующие распределение запаса благ между удовлетворением потребностей в разные периоды будущего. Изменившееся положение дел требует нового распределения ресурсов. К тому же в равномерно функционирующей экономике не может исчезнуть разница в оценке ценности удовлетворения потребностей в различные периоды будущего. В рамках этой идеальной конструкции люди также будут приписывать более высокую ценность яблоку, имеющемуся сегодня, по сравнению с яблоком, которое у них будет через 10 или 100 лет. Если бы капиталисты больше не получали процента, то нарушился бы баланс между удовлетворением в более близких и более отдаленных периодах будущего. Тот факт, что капиталист поддерживает свой капитал на уровне 100 000 дол., обусловлен тем, что вместо сегодняшних 100 000 дол. через 12 месяцев в его распоряжении будет уже 105 000 дол. Этих 5000 дол., на его взгляд, достаточно, чтобы перевесить преимущества, ожидаемые от немедленного потребления части этой суммы. Ликвидация процентных выплат привела бы к проеданию капитала.

В этом заключается существенный дефект статической системы, описываемой Шумпетером. Недостаточно предположить, что капитальное оборудование этой системы было накоплено в прошлом, что его наличные размеры определяются предшествующим накоплением, а, следовательно, без изменений поддерживаются на этом уровне. В данной идеальной системе необходимо также определить роль действия сил, обеспечивающих это поддержание. Вместо роли капиталиста как получателя процента появляется роль капиталиста, проедающего капитал. Не остается ни одной причины, заставляющей владельца капитальных благ воздерживаться от использования их для потребления. При допущениях, подразумеваемых в идеальной конструкции статических условий (равномерно функционирующей экономики), нет нужды хранить их в резерве на черный день. Но даже если бы мы предположили, весьма непоследовательно, что некоторая их часть предназначена для этой цели и поэтому изымается из текущего потребления, все равно часть капитала, соответствующая величине превышения капиталистических сбережений над простыми сбережениями, будет проедена[Cм.: Robbins. On a Certain Ambiguity in the Conception of Stationary Equilibrium//The Economic Journal. 1930. XL. 211 ff.].

Если бы не было первоначального процента, то капитальные блага не отводились бы для немедленного потребления и капитал не проедался. Наоборот, при таком немыслимом и непредставимом положении дел никакого потребления вообще бы не существовало. А существовали бы только сбережения, накопление капитала и инвестиции. Не невозможное исчезновение первоначального процента, а отмена выплаты процента владельцам капитала привела бы к его проеданию. Капиталисты использовали бы свои капитальные блага и капитал для потребления именно потому, что существует первоначальный процент и предпочтение отдается удовлетворению потребностей в настоящем по сравнению с удовлетворением потребностей в будущем.

В связи с этим не может идти и речи об упразднении процента посредством каких-либо институтов, законов или механизмов банковского обращения. Тот, кто захочет упразднить процент, должен побудить людей ценить яблоко, доступное через 100 лет, не меньше, чем яблоко, имеющееся сейчас. С помощью законов и декретов можно упразднить только право капиталистов получать процент. Но такие декреты приведут к использованию капитала для потребления и очень скоро ввергнут человечество обратно в первобытное состояние естественной нужды.

3. Величина процентных ставок

В простом сбережении и в капиталистическом сбережении изолированных экономических субъектов разница оценки ценности удовлетворения потребности в различные периоды будущего проявляет себя в том, насколько обильно люди обеспечивают более близкие периоды будущего по сравнению с более отдаленным. В условиях рыночной экономики ставка первоначального процента равна при условии, что соблюдаются допущения, подразумеваемые в идеальной конструкции равномерно функционирующей экономики, отношению некоторой суммы денег, имеющейся сегодня, к сумме, доступной позже и считающейся ее эквивалентом.

Ставка первоначального процента направляет инвестиционную активность предпринимателей. Она определяет время ожидания и период производства в каждой отрасли промышленности.

Люди часто поднимают вопрос о том, какая ставка процента, высокая или низкая, стимулирует сбережения и накопление капитала больше, а какая меньше. Этот вопрос не имеет смысла. Чем меньшая скидка приписывается будущим благам, тем ниже ставка первоначального процента. Люди не сберегают больше из-за того, что ставка первоначального процента растет, а ставка первоначального процента не падает за счет увеличения сбережений. Изменение первоначальных ставок процента и размеров сбережений при прочих равных условиях, особенно институциональных, две стороны одного и того же явления. Исчезновение первоначального процента будет равносильно исчезновению потребления. Увеличение первоначального процента сверх всякой меры будет равносильно исчезновению сбережений и любых заготовок на будущее.

Величина наличного запаса капитальных благ не оказывает влияния ни на ставку первоначального процента, ни на размеры будущих сбережений. Даже самый обильный запас капитала не обязательно приводит к понижению ставки первоначального процента или к падению склонности к сбережениям. Увеличение накопления капитала и инвестированного капитала на душу населения, что является отличительной чертой экономически передовых стран, не обязательно понижает ставку первоначального процента или ослабляет склонность индивидов сделать дополнительные сбережения. Люди, изучая эти проблемы, в большинстве случаев идут по неправильному пути, сравнивая просто рыночные процентные ставки, определенные на ссудном рынке. Однако эти валовые ставки выражают не только величину первоначального процента. Кроме того, они содержат, как будет показано ниже, и другие элементы, влияние которых объясняет тот факт, что валовые ставки, как правило, выше в более бедных странах, чем в более богатых.

Обычно утверждается, что при прочих равных условиях, чем лучше индивиды обеспечены в ближайшем будущем, тем лучше они обеспечивают потребности более отдаленного будущего. Следовательно, говорят, что величина совокупных сбережений и накопления капитала в экономической системе зависит от распределения населения по группам с различными уровнями дохода. В обществе с примерным равенством доходов сбережения меньше, чем в обществе, где существует большее неравенство. В таких наблюдениях есть зерно истины. Однако они представляют собой утверждения о психологических фактах и как таковые не обладают всеобщностью и необходимостью, присущей праксиологическим утверждениям. Более того, прочие условия, равенство которых предполагается, содержат в себе различные оценки индивидов, их субъективные ценностные суждения при взвешивании всех за и против немедленного потребления и откладывания потребления. Безусловно, поведение многих индивидов они описывают верно, но существуют и другие индивиды, которые ведут себя иначе. Французские крестьяне, несмотря на то, что в большинстве своем были людьми среднего достатка и дохода, в XIX в. были широко известны своей бережливостью, в то время как богатые аристократы и наследники огромных состояний, накопленных в коммерции и промышленности, были не менее известны своим мотовством.

Поэтому невозможно сформулировать никакой праксиологической теоремы относительно зависимости между величиной наличного капитала во всей стране или у отдельных людей, с одной стороны, и величиной первоначальной ставки процента с другой. Распределение редких ресурсов между удовлетворением потребностей в различные периоды будущего определяется субъективными оценками и косвенно всеми факторами, составляющими индивидуальность действующего человека.

4. Первоначальный процент в изменяющейся экономике

До сих пор мы исследовали проблему первоначального процента при определенных предположениях: обращение товаров опосредуется нейтральными деньгами; сбережение, накопление капитала и определение процентных ставок не затрудняются институциональными препятствиями; все экономические процессы происходят в рамках равномерно функционирующей экономики. Первые два предположения мы отбросим в следующей главе. В данный момент наша задача исследовать первоначальный процент в изменяющейся экономике.

Тот, кто желает обеспечить удовлетворение будущих нужд, должен правильно их предвосхитить. Если ему не удастся понять будущее, то его подготовка окажется менее удовлетворительной или абсолютно бесполезной. Абстрактных сбережений, способных обеспечить все классы удовлетворения потребностей и нейтральных относительно изменений, случающихся в обстоятельствах и оценках, не существует. Поэтому в меняющейся экономике первоначальный процент не возникает в чистой форме без всяких примесей. Только в идеальной конструкции равномерно функционирующей экономики простое течение времени доводит до полного развития первоначальный процент; по ходу времени и с продвижением вперед процесса производства все большая и большая ценность, если можно так выразиться, нарастает на комплиментарных факторах производства; к концу процесса производства течение времени порождает в цене продукта полную квоту первоначального процента. Одновременно в меняющейся экономике на протяжении периода производства в оценках ценности также происходят и другие изменения. Одни блага начинают цениться выше, чем раньше, другие ниже. Эти изменения являются источником, из которого возникают предпринимательские прибыли и убытки. Только те предприниматели, которые при планировании правильно предвосхитили будущее состояние рынка, способны получить продавая конечную продукцию излишек над издержками производства (включая чистый первоначальный процент). Предприниматель, которому не хватило спекулятивного понимания будущего, может продать свою продукцию только по ценам, не покрывающим полностью его затраты плюс первоначальный процент на инвестированный капитал.

Подобно предпринимательской прибыли и убытку, процент это не цена, а величина, которую необходимо выделить с помощью специального метода расчета из цены конечной продукции успешных деловых операций. Валовая разница между ценой, по которой товары продаются, и издержками, понесенными при их производстве (за исключением процента на инвестированный капитал), по терминологии классической английской политэкономии, называлась прибылью[См.: Whatley R. Elements of Logic. 9th ed. London, 1848. P. 354 ff.; Cannan E. A Hystory of the Theories of Production and Distribution in English Political Economy from 1776 to 1848. 3rd ed. London, 1924. P. 189 ff.]. Современная экономическая наука понимает эту величину как совокупность каталлактически разнородных составляющих. Превышение валовой выручки над расходами, которое классические экономисты называли прибылью, включает в себя цену собственного труда предпринимателя, использованного в процессе производства, процент на инвестированный капитал и, наконец, собственно предпринимательскую прибыль. Если при продаже конечной продукции такого излишка не появилось, то предпринимателю не только не удалось получить собственно прибыль, он также не получил ни эквивалента рыночной ценности вложенного им труда, ни процента на инвестированный капитал.

Разбиение валовой прибыли (в классическом смысле слова) на заработную плату управляющих, процент и предпринимательскую прибыль это не просто прием экономической теории. Оно в совершенстве разработано в деловой практике бухгалтерского учета и расчетов в области коммерческой практики независимо от рассуждений экономистов. Здравомыслящий деловой человек не придает практической значимости путаной и искаженной концепции прибыли, применявшейся классическими экономистами. Его представление об издержках производства включает в потенциальную рыночную цену оказанные им самим услуги, процент, выплаченный на заемный капитал, и потенциальный процент, который он мог бы получить в соответствии с рыночными условиями на собственный капитал, инвестированный в предприятие, если бы ссудил его другим людям. В его глазах предпринимательской прибылью является превышение выручки над затратами, рассчитанными только таким образом[Конечно, намеренное смешение всех экономических понятий в наши дни способствует затушевыванию этого различия. Так, в Соединенных Штатах, обсуждая дивиденды, выплачиваемые корпорациями, люди говорят о прибыли.].

Разумеется, выделение из комплекса других составляющих, включенных в классическую концепцию прибыли, заработной платы предпринимателя не представляет особой проблемы. Труднее отделить предпринимательскую прибыль от первоначального процента. В изменяющейся экономике процент, оговоренный в кредитных договорах, всегда представляет собой валовую величину, из которой путем специальных расчетов и аналитического перераспределения следует вычислять чистую ставку первоначального процента. Уже было показано, что в каждом акте кредитования, даже не говоря о проблеме изменений покупательной способности денежной единицы, присутствует элемент предпринимательского риска. Предоставление кредита всегда является предпринимательской спекуляцией, которая может привести к неудаче и потере части или всей суммы кредита. Любой процент, оговоренный и выплаченный по кредиту, включает в себя не только первоначальный процент, но и предпринимательскую прибыль.

Этот факт длительное время направлял по неверному пути все попытки создать удовлетворительную теорию процента. И только разработка идеальной конструкции равномерно функционирующей экономики позволила провести четкое различие между первоначальным процентом и предпринимательскими прибылью и убытком.

5. Вычисление процента

Первоначальный процент результат оценок ценности, постоянно колеблющихся и изменяющихся. Он колеблется и изменяется вместе с ними. Традиция расчета процента в годовом исчислении является просто коммерческим обычаем и удобным правилом вычислений. Она не оказывает влияния на величину процентных ставок, определенных рынком.

Деятельность предпринимателей способствует установлению единой ставки первоначального процента во всей рыночной экономике. Если обнаруживается, что в каком-либо секторе рынка маржа между ценами на наличные и будущие товары отличается от маржи, существующей в других секторах, то бизнесмены, состязающиеся за проникновение в те сектора рынка, где маржа выше, и избегающие тех, где она ниже, создают тенденцию выравнивания. Конечная ставка первоначального процента одинакова во всех частях рынка равномерно функционирующей экономики.

Оценки  ценности, приводящие к появлению первоначального процента, отдают предпочтение удовлетворению  в более близкий период будущего по сравнению с удовлетворением такого же рода и той же интенсивности в более отдаленном периоде будущего. Ничто не подтверждает предположения о том, что снижение удовлетворения в более отдаленных периодах развивается непрерывно и равномерно. При таком допущении мы бы подразумевали, что период предусмотрительности бесконечен. Однако простой факт, что разные индивиды обладают разными запасами на будущие нужды и что даже для самого предусмотрительного субъекта запас более чем на  определенный период производит впечатление чрезмерного, не позволяет нам считать период предусмотрительности бесконечным.

Обычаи ссудного рынка не должны вводить нас в заблуждение. Как правило, для всего периода действия кредитного договора оговаривается единая ставка процента[Разумеется, существуют и отклонения от этого обычая.]. При расчете сложного процента также применяется единая ставка. Реальное определение процентных ставок не зависит от этих и других арифметических приемов расчета процентов. Если контрактом на какой-то период времени предусмотрена фиксированная ставка процента, то случающиеся изменения рыночной ставки процента отражаются в соответствующем изменении цен, выплачиваемых за основной долг, с учетом того, что величина основного долга, которую необходимо выплатить по истечении кредита, предусмотрена неизменной. На результат не оказывает никакого влияния, производятся ли расчеты с неизменной ставкой процента и меняющимися ценами на основной долг или с меняющимися процентными ставками и неизменной величиной основного долга или с изменениями в обеих величинах.

Условия кредитного договора зависят от срока кредитования. Ценность и стоимость кредитных договоров различаются в зависимости от срока кредитования не только потому, что компоненты валовой ставки рыночного процента, заставляющие ее отклоняться от ставки первоначального процента, испытывают влияние различий в продолжительности срока кредитования, но и за счет факторов, вызывающих изменения ставки первоначального процента.

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2018