30 апрель 2017
Либертариум Либертариум

Фриц Махлуп. Потребление капитала в Австрии

перевод под ред. Вадима Новикова

Данная статья основана на обращении, прочитанном на заседании бостонского отделения Американской статистической ассоциации 3 декабря 1934 года.
The Review of Economic Statistics, Volume 17, Issue 1 (Jan. 15, 1935), 13-19

22.08.2008

Австрийскую экономическую теорию часто упрекают за чрезмерную абстрактность и удаленность от реальной жизни. Но, к сожалению, австрийская теория потребления капитала представляет собой нечто большее, чем нереальное построение, основанное на нереальных допущениях, большее, чем игрушка для интеллектуальной гимнастики ученых; это попытка объяснить в высшей степени реальные факты. Дискуссия о потреблении капитала и экономическом спаде была вызвана событиями, наблюдавшимися в Австрии во время войны, во время послевоенной инфляции и в годы социальных реформ. [Литература: насколько мне известно, профессор Людвиг фон Мизес был первым, кто указал на феномен потребления капитала. В качестве члена комитета, назначенного австрийским правительством (и включавшего также д-ра Дольфуса и д-ра Палла), он придавал большое значение полноте фактической информации. См. Bericht ber die Ursachen der wirtschaftlichen Schwierigkeiten in Oesterreich (Vienna, 1931). Серьезное исследование капитала австрийских корпораций было проведено Институтом изучения бизнес-циклов. См. Oskar Morgenstern, "Kapital- und Kurswetnderungen der an der Wiener Brse notierten sterreichischen Aktiengesellschaften 1913 bis 1930", Zeitschrift fr Nationalkonomie, III (1932). Теоретическое изложение см. в работах F. A. v. Hayek, "Kapitalaufzehrung", Weltwirtschatfliches Archiv, XXXVI (1932), и Erich Schiff, Kapitalbildung und Kapitalaufzehrung im Konjunkturverlauf (Vienna, 1933). Краткий обзор австрийского опыта см. в работе Nicholas Kaldor, "The Economic Situation in Austria", Harvard Business Review, XI (1932).]

Физическое уничтожение капитала и уничтожение стоимости капитала. Какова связь между физическим уничтожением капитала и уничтожением его стоимости? Эти два явления не всегда происходят параллельно. При физическом разрушении капитального оборудования – скажем, при войне, пожаре или в результате естественного износа – одновременно теряется и его стоимость. Но потеря стоимости может произойти еще до того, как капитальным товарам будет нанесен физический вред. Оборудование может лишиться стоимости в результате определенных экономических изменений. Тогда ему предстоит, так сказать, прийти в упадок; содержание оборудования, не имеющего стоимости, не окупается, поэтому физическое уничтожение капитала последует за уничтожением его стоимости со значительным лагом.

Есть случай, при котором стоимость основного капитала в денежном выражении снижается без его физического разрушения – это ситуация падения издержек воспроизводства. Для некоторых целей статистик, фиксирующий стоимость капитала, может скорректировать цифры на изменения в издержках воспроизводства.

Источники информации об изменениях в основных фондах. В растущей экономике фактическую информацию о капиталообразовании можно получить тремя способами: (1) с помощью данных, касающихся новых капитальных активов, в особенности информации о деятельности строительных отраслей; (2) с помощью данных о предложении финансового капитала из разных источников; и (3) с помощью данных об оценке существующего капитала корпораций.

В падающей экономике применимым представляется лишь третий путь. Показателем падения будет разница между стоимостью капитала в различные моменты времени. Причины падения следует искать либо в физическом уничтожении капитала либо в его обесценении, вызванном изменениями в горизонтальной экономической структуре, т.е. в спросе, или же потреблением капитала.

Австрийский институт изучения бизнес-циклов (Institut fr Konjunkturforschung) предпринял такое сравнение стоимости капитала за 18 лет. Отчет был опубликован доктором Оскаром Моргенштерном в журнале Zeitschrift fr Nationalkonomie. Некоторые результаты приведены в таблице 1.

Полученная оценка стоимости капитала корпораций в Австрии в 1913 году сопоставляется в таблице с аналогичной оценкой в 1930 году. Обе цифры были получены путем суммирования стоимости капитала всех австрийских корпораций, акции которых торговались на Венской фондовой бирже. Для каждой корпорации стоимость капитала рассчитывалась путем умножения количества выпущенных акций на их среднегодовую цену. Корпорации, которые существовали в 1913 году, но исчезли к 1930-му, исключались из обеих оценок. Учитывались только фирмы, которые продолжали существовать или объединились с другими. Такая процедура скрывает потерю капитала полностью исчезнувших корпораций, но она неизбежна в связи с тем, что после распада австрийской монархии некоторые корпорации переместились из Вены в столицы новых государств. Исследование, тем самым, было ограничено всеми австрийскими корпорациями, существовавшими в 1930 году. Фирмы, основанные после 1913 года, включались в расчет, а их начальный капитал добавлялся (в нашей таблице) к оценке за 1913 год.

Потребление капитала и его измерение

Является ли оценка по фондовому рынку достоверной? Первый вопрос, который при этом возникает, таков: следует ли статистикам считать достоверной оценку, основанную на сведениях о коммерческом рынке? Можно утверждать, что капитальное оборудование, потерявшее стоимость в результате изменения спроса, вернет ее впоследствии. Однако если бы бизнесмены ожидали такой переоценки в будущем, то она проявилась бы в текущей оценке. В то же время рынки часто обвиняют в «медвежьем» характере, т.е. склонности к понижению. Разве не следует оценку, являющуюся результатом «медвежьего» рынка, скорректировать на эту его склонность? Поступающий таким образом статистик, конечно, ведет себя «по-бычьи», и я сомневаюсь, что он бы вел себя так же, если бы рисковал потерять деньги на своих рассуждениях.

Второй вопрос, требующий внимания, это вопрос о том, насколько оценка по фондовому рынку значима применительно к корпорациям, которые привлекали капитал иными путями, нежели выпуск акций. Ответ зависит от цели исследования. Для расчета абсолютного размера капитала одной лишь стоимости акций, конечно, будет недостаточно. При оценке относительных изменений в растущей экономике будет ошибкой игнорировать выпуск облигаций и других форм долговых обязательств корпорации, потому что может оказаться так, что все большая часть капитала привлекается за счет заемных средств. Если корпорация выпускает облигации для того, чтобы финансировать хорошие инвестиции, стоимость акций вообще не сократится. Ей вредит использование заемных средств на плохие инвестиции или на покрытие убытков. Сокращение стоимости акций укажет на потерю капитала. Для нашего исследования стоимости капитала австрийских корпораций все это не имеет значения, поскольку выпуск облигаций частными компаниями в Австрии запрещен. Привлекать средства таким образом разрешено лишь нескольким полугосударственным коммунальным компаниям и по специальному разрешению.

Содержание капитала. Экономика, в которой капитал поддерживается в неприкосновенности, сталкивается с двумя типами обесценения капитала. Нормальное обесценение в результате естественного износа и та его часть, которая связана с технологическим устареванием, компенсируются реинвестированием из амортизационных фондов. Обесценение, вызванное непредвиденными динамическими изменениями, компенсируется только путем инвестирования новых сбережений. Таким образом, для того, чтобы возместить неизбежное, но непредвиденное обесценение капитала, требуется определенная доля новых сбережений.

Действительно ли сильные изменения спроса на самом деле обесценивают, снижают стоимость капитала в экономике в целом? Разве не верно то, что потери одной отрасли – это выигрыш другой? Конечно, возрастающие прибыли последней капитализируются. Превращает ли это потерю капитала первой отраслью во благо? Нет. Возрастание квазиренты в недооборудованной отрасли приводит к повышению спроса на ликвидные средства, доступные для инвестирования. Если прироста предложения сбережений не происходит, то возрастает процентная ставка и более высокий уровень капитализации понижает текущую стоимость капитала. Мы упоминаем эти «абстрактные» идеи по трем причинам. Во-первых, значительную часть потерь капитала в Австрии можно связать с изменениями спроса, вызванными близоруким протекционизмом в новых национальных государствах – наследниках старой монархии. Во-вторых, потребление капитала само по себе является изменением спроса, при котором спрос на потребительские товары возрастает за счет производственных товаров, поэтому потребление капитала сокращает его как напрямую (вследствие отказа от текущего содержания), так и косвенно (сокращая спрос на продукцию строительной отрасли). В-третьих, в отсутствие новых сбережений к экономическому спаду приводят одни только изменения в спросе; иными словами, экономика, являющаяся стационарной с точки зрения предложения сбережений, испытывает спад с точки зрения капитальной базы; или, иначе говоря, быстрые изменения в объектах потребления без появления новых сбережений сами по себе являются формой потребления капитала.

Капитал корпораций в Австрии. Изучение нашей таблицы 1 демонстрирует колоссальные потери в капитале австрийских корпораций. Потерянной следует считать не только разницу между стоимостью 1913 года и стоимостью 1930 года. В этот период для увеличения капитала корпораций привлекались и новые средства. Чтобы увидеть, сколько капитала должно было быть, если бы весь он был сохранен, нам необходимо сложить прирост капитала и его первоначальную стоимость. Прирост показан отдельно для периода войны и инфляции (1913–1922 годы) и для периода после стабилизации (1922–1930 годы). Сумма в кронах, полученная летом 1921 года, не эквивалентна такой же сумме в кронах летом 1922 года в силу ускоряющейся инфляции. Для того, чтобы их можно было сопоставлять и складывать, Институту изучения бизнес-циклов пришлось «дефлировать» их согласно цене золота в момент выпуска или оплаты новых акций. Такая корректировка довольно благоприятна, поскольку цены на иностранную валюту и золото росли гораздо быстрее, чем цены товаров и издержки; поэтому корпорации имели возможность покупать относительно больше, чем выражено в дефлированной стоимости прироста капитала.

Таблица 1. Стоимость капитала корпораций (единица измерения: млн. шиллингов, кроме последнего столбца)

Корпорации

Стоимость капитала, 1913 год

Дальнейшие инвестиции

Стоимость 1913 года плюс инвестиции 1913-30

Стоимость капитала, 1930 год

Потери (в %)

1913-22

1923-30

Банки

1718

649

380

2747

347

87

Транспорт

507

54

30

591

57

90

Металлургия

886

260

93

1239

218

82

Производство пива и сахара

104

5

13

122

109

11

Другие отрасли

1018

204

231

1453

560

61

Всего

4233

1172

747

6152

1291

79

Стоимость капитала, октябрь 1931

... ... ... ...

784

87

Данные Австрийского института изучения бизнес-циклов; см. Oskar Morgenstern, loc. cit.

Стоимость акций до войны плюс дополнительные инвестиции, конвертированные в австрийские шиллинги, составляют 6152 млн. шиллингов. В 1930 году их стоимость составила только 1291 млн. шиллингов. Это означает, что сохранилось лишь менее 21 процента капитала, а более 79 процентов было потеряно. Если посмотреть на стоимость акций через несколько месяцев после краха банка Credit Anstalt, то сохранившимися оказываются лишь 13 процентов капитала, а 87 процентов, соответственно, потерянными. Более поздние цифры выглядят еще хуже.

Что привело к таким потерям? Разница является настолько ужасающей, что мы еще раз поищем серьезные ошибки в расчетах. Может быть, мы забыли скорректировать стоимость на падение цен? Но для этого нет никаких оснований; ни цены на австрийскую продукцию, ни издержки воспроизводства капитального оборудования в рассматриваемый период не снижались. Где же тогда колоссальный разрыв? Что произошло с 79 или 87 процентами капитала, инвестированного в Австрии?

Прежде всего, в Австрии не было никаких землетрясений, других аномальных катастроф или физических разрушений, связанных с войной. Во-вторых, значительное обесценение капитального оборудования в Австрии, безусловно, связано с изменениями спроса. Если промышленное оборудование, настроенное на удовлетворение спроса 60-миллионной страны, в результате тарифной политики супер-националистов ограничивается спросом страны с населением 6 миллионов человек, то неизбежно происходит разрушение стоимости, в то время как для строительства заводов в каждом национальном регионе необходим новый капитал. Но подобной деструктивной политики далеко не достаточно для того, чтобы объяснить потери. Новый протекционизм затронул далеко не все отрасли, и ни один человек, обладающий чувством пропорций, не стал бы связывать все сокращение капитала в Австрии с новыми торговыми барьерами. Исчезновение столь значительной части австрийского богатства объясняется потреблением капитала.

Как потребляется капитал

Капиталисты, желающие потреблять больше, чем позволяет их текущий доход, могут ликвидировать капитал, продавая его другим. Если он выкупается за счет новых сбережений, тогда отток сбережений одних возмещается притоком сбережений других. При таких условиях индивидуальное потребление капитала не является потреблением капитала в экономике в целом. Однако если в ней не хватает новых сбережений, чтобы компенсировать отток, разрыв может быть заполнен иностранным капиталом. В таком случае импорт капитала не увеличивает производительный потенциал страны, а лишь компенсирует потребление капитала внутри нее. Очевидно, случай Австрии именно таков. Деньги, взятые в долг за границей, одалживались (в основном через банковскую систему) корпорациям для покрытия их убытков или выплаты незаработанных дивидендов или, в лучшем случае, для финансирования инвестиций, которые на самом деле заключались в замене изношенного или устаревшего оборудования.

Если ни внутренние сбережения, ни приток иностранного капитала не покрывают оттока сбережений, то начинается изъятие инвестиций. Оно происходит в форме использования амортизационных фондов для потребительских целей вместо обновления капитала. Что толкает предпринимателей на это? Мы рассмотрим различные причины в порядке их исторической значимости для Австрии.

Обусловленные инфляцией ошибки в расчетах. Несмотря на обычную бухгалтерию, инфляционный рост цен ведет к нехватке амортизационных резервов. Это можно прояснить на примере. Пусть производителю принадлежит завод стоимостью один миллион крон. Он списывал на амортизацию по 100 тыс. крон, т.е. 10 процентов. Поскольку инфляция повышает цены и издержки и поскольку стоимость такого же завода достигнет двух миллионов крон, то стандартная амортизационная квота составит лишь 5 процентов; а резерв после полного списания стоимости всего завода позволит обновить только половину прежнего оборудования. Если в результате инфляции цены повышаются в 14 тысяч раз, как это было в Австрии, то амортизационного резерва одного станка хватит только на один новый болт.

Но разве инфляция не увеличивает прибыль, а значит и способность накапливать резервы? Я хотел бы подчеркнуть, что выраженная в деньгах прибыль – мнимая; если ее часть считать реальной прибылью, т.е. базой для увеличения потребления, происходит потребление капитала.

Еще лучше потребление капитала вследствие роста цен иллюстрирует случай оборотного капитала. Дилер покупает тысячу тонн меди. Когда цены выросли, он продал их с большой прибылью. Потратив половину прибыли на потребление, он сберег вторую половину. Он снова вложил средства в медь и купил несколько сот тонн. Цены продолжали расти. Дилер получал колоссальную прибыль; он мог позволить себе путешествия, покупку машин, вилл и так далее. При этом он делал сбережения и вкладывал их обратно в медь. В денежном выражении его капитал был во много раз больше первоначального. После ряда операций – он всегда мог позволить себе роскошную жизнь – он вложил весь свой капитал, разросшийся до астрономических размеров, в несколько фунтов меди. Пока он сам и окружающие считали его богатым спекулянтом, на самом деле он проел свой капитал.

Прибыль, связанная с повышением уровня цен, – мнимая прибыль. Если она потребляется, то происходит потребление капитала. Это один из эффектов, которые инфляция оказывает на капитал. Другой эффект, ошибочное инвестирование капитала, имеет большее значение для случая кредитной инфляции, чем для случая государственной инфляции. Ошибочное размещение капитала в условиях кредитной инфляции – феномен, слишком хорошо известный, чтобы пояснять его для американских читателей.

Получение и потребление мнимых прибылей, вероятно, было наиболее распространенным методом потребления капитала в Австрии. Сила, которая вела к тому же результату, заключалась в налогообложении прибыли.

Чрезмерное налогообложение доходов. Зачастую утверждается, что негативное влияние на производство оказывает только косвенное налогообложение, которое увеличивает издержки. Но тяжелый удар по доходам предпринимателей в виде прямого налогообложения часто, и именно это произошло в Австрии, оказывается действенным толчком в сторону потребления капитала. Если доход капиталиста облагается слишком высокими налогами, он не всегда соответствующим образом снижает свои расходы, а вместо этого откусывает часть своего капитала. Высокие налоги на доходы редко представляют собой передачу покупательной способности потребителей от богатых людей обществу. Чаще это переход к потреблению средств, которые в противном случае можно было бы сберечь, или (как в Австрии) средств, которые были бы реинвестированы, и которые тем самым представляют собой изъятый капитал.

Полная конфискация прибыли сократит обменную стоимость капитала корпорации до нуля, но необязательно будет означать реальное разрушение капитала. Если бы владельцы капитального оборудования были лишены возможности потребить свой не приносящий отдачи капитал; т.е. если бы государство взяло на себя содержание всего оборудования и делало это тщательно и умело, то мы наблюдали бы случай социалистического производства. Мы упоминаем это для того, чтобы защитить свою позицию от возражения, которое находится на расстоянии вытянутой руки; а именно, что конфискация прибыли с капитала не ведет к ухудшению состояния капитала, хотя акционерная стоимость может исчезнуть. Наши ожидания относительно содержания капитала в социалистической системе могут быть высокими или низкими; в любом случае, такая ситуация неприменима к Австрии. Государство занималось только налогообложением прибыли и оставляло текущее содержание, или скорее потребление, капитала, на усмотрение владельцев.

Чрезмерное налогообложение производства. Налог на доходы отрывает часть от прибыли, как только она появляется, а другие виды налогообложения повышают издержки производства и поэтому могут помешать возникновению прибыли. Любому экономисту известно, что увеличение издержек производства ведет к снижению производства и занятости. Если государство занимается общественными работами и пособиями для безработных, это требует новых государственных расходов. Если они финансируются за счет налогообложения, то происходит повышение налогов. Повышение налогов означает повышение издержек; а оно – снижение занятости. Снижение занятости ведет к увеличению государственных расходов; а те – к повышению налогов. Повышение... и так далее с самого сначала и до бесконечности. Или, точнее, с самого начала и до конца. Конец наступает, когда потребленным оказывается весь капитал.

Таблица 2. Бюджетные расходы (единица измерения: шиллинги на душу населения)

Год

Федеральное правительство

Муниципалитет Вены

Всего

1923

95

98

193

1924

124

177

301

1925

138

216

354

1926

155

241

396

1927

182

254

436

1928

179

257

436

1929

196

265

461

Данные из Wirtschaftsstatistisches Jahrbuch der Arbeitkammer Wien.

Динамику государственных расходов в Австрии можно увидеть в таблицах 2 и 3. Она демонстрирует быстрый рост. В таблице 2 приведен объем бюджетных расходов федерального правительства Австрии и муниципалитета Вены на душу населения. В таблице 3 показаны расходы всех австрийских муниципалитетов на душу населения, выраженные в виде индексов к базовому 1923 году. Все государственные органы выказывают поистине великое рвение к расширению своей деятельности.

Таблица 3. Индексы бюджетных расходов на душу населения во всех муниципалитетах в Австрии (1923=100)

Год

1923

1924

1925

1926

1927

1928

1929

1930

Индекс

100

171

230

296

355

349

379

389

Данные из Wirtschaftsstatistisches Jahrbuch der Arbeitkammer Wien.

Многочисленные – по крайней мере в то время – сторонники государственных расходов в Австрии каждый день говорили о высокой продуктивности этих расходов и общественных работ. Мне неясно, каким показателем измерять эту продуктивность: увеличением безработицы, снижением прибыли или стабильным сокращением основных фондов в Австрии. Те же самые индексы подходят для измерения влияния другого фактора повышения издержек производства: уровня заработной платы.

Форсированный рост заработной платы. Насколько эффективно австрийские профсоюзы с их политической поддержкой, а также организации работодателей повышали уровень заработной платы путем коллективного торга друг с другом, можно увидеть в таблице 4. Динамика показана с помощью индексов с базовым 1914 годом для пяти разных категорий труда. Как и в других странах, наиболее заметно оплата труда росла в строительстве (в 1930 году индекс составил 172). Относительно якобы распространенной в США практики оплаты труда в строительстве («откаты») следует упомянуть, что в Австрии заработная плата, указанная в контракте, и выплаченная заработная плата всегда одинаковы. Чтобы судить о приросте заработной платы в терминах реального дохода, следует помнить, что индекс (с базой 1914 года) стоимости жизни (в среднегодовом исчислении) никогда не превышал 111 [см. Statistisches Handbuch fr die Republik Oesterreich, Bundesamt fr Statistik, 1925–1931].

Таблица 4. Индексы недельной заработной платы работников в пяти отраслях (1914=100)

Год

Строительство1

Производство мебели1

Пекарни1

Транспортные и складские услуги2

Работники женского пола в металлургии2

1922

51

41

...

...

...

1923

94

70

94

123

75

1924

124

93

114

169

90

1925

147

101

134

176

120

1926

147

106

136

184

120

1927

153

108

150

197

120

1928

153

117

156

206

145

1929

164

122

164

216

145

1930

172

128

164

216

145

1 - Данные из Wirtschaftsstatistisches Jahrbuch der Arbeitkammer Wien.
2 - Данные из Statistisches Handbuch fr die Republik Oesterreich, Bundesamt fr Statistik.

Таблица 5. Безработица в процентах к работающему населению

Год

1925

1926

1927

1928

1929

1930

Проценты

9,7

14,1

15,5

15,8

17,0

21,7

Данные из Bericht der Wirtschaftskommission (Vienna, 1931).

Наращивание уровня заработной платы стимулировало безработицу (таблица 5). Но почему она вела к потреблению капитала? Вследствие простого факта – что производство не закрывается до тех пор, пока убытки от деятельности не превысят существенным образом убытки от бездействия. Это означает, что отрасль продолжает убыточное производство, потребляя свой капитал путем заимствований (см. таблицу 6) или игнорируя необходимость обновления оборудования.

Таблица 6. Займы, ссуды и инвестиции всех австрийских банков, кроме Национального банка Австрии (единица измерения: млн. шиллингов)

Год

1925

1926

1927

1928

1929

1930

Сумма

2,104

2,930

3,250

3,579

3,058*

3,636*

Данные из Statistisches Handbuch fr die Republik Oesterreich, Bundesamt fr Statistik.
* - Цифры за 1929 и 1930 годы не являются в точности сопоставимыми с предшествующими данными в силу исчезновения банка Boden Credit Anstalt, одного из крупнейших банков.

Форсированное наращивание социального обеспечения. Австрия всегда была самой прогрессивной страной в мире. Там есть обязательное медицинское страхование, страхование от несчастного случая, страхование от безработицы, пособия по безработице и пенсии по старости. Существует обязательная доплата за переработки и работу в воскресенье. Детский труд запрещен, как и женский труд в ночное время. Безопасность и санитарная обстановка на предприятиях строго контролируются. Каждый работник имеет право на ежегодный оплачиваемый отпуск, а в случае болезни первые несколько дней оплачивает работодатель. Клерков можно уволить, предупредив за срок от 1 до 12 месяцев, и к тому же они получают выходное пособие в размере от 1 до 12 месячных зарплат.

Точные цифры «социального бремени» индустрии привести сложно. Для отдельных фирм повышение трудовых издержек, связанное с социальным обеспечением, составляет от 14 до 30 процентов расходов на оплату труда. В таблице 7 приведены цифры, показывающие стоимость трех компонентов социального обеспечения. За свой благородный дух и либеральную социальную заинтересованность Австрия платила за счет своего капитала.

Таблица 7. Расходы на социальное страхование (единица измерения: млн. шиллингов)

Год

Медицинское страхование

Страхование от безработицы

Страхование по старости*

1924

64

...

...

1925

86

126

...

1926

89

153

...

1927

...

153

3

1928

106

141**

17

1929

127

158

24

1930

123

207

32

Данные из Statistisches Handbuch fr die Republik Oesterreich, Bundesamt fr Statistik.
* - За вычетом пенсий по старости для «белых воротничков»
** - Перевод получателей на систему пенсий по старости.

Выплата незаработанных дивидендов. Ничего общего с социальной заинтересованностью не имело то, что корпорации выплачивали дивиденды при нулевой или отрицательной прибыли. Это было связано с положением банков. Портфели банков были наполнены акциями промышленных корпораций. Для того, чтобы избежать сокращения стоимости своих активов, им приходилось поддерживать курсы акций. Сокращение же дивидендов означало понижение курса. Поэтому дивиденды выплачивались из капитала. В том же направлении действовали интересы нанятых управляющих, которые хотели сохранить свою работу и заработную плату.

Поддержание деятельности отраслей. Те же самые соображения толкали банки и управляющих к тому, чтобы поддерживать функционирование отраслей, даже если убытки от деятельности превосходили убытки от бездействия. К тому же банки и правительство испытывали определенные колебания, связанные с социальной ответственностью за безработицу, возникающую в случае закрытия заводов. Они предпочитали избегать политических нападок и поддерживали промышленность на плаву, покрывая убытки за счет капитала.

Потребительский спрос. К настоящему моменту мы обсудили достаточное количество причин потребления капитала в Австрии. Остается показать, что снижение объема капитала действительно сопровождалось сохранением или даже увеличением уровня потребления.

Увеличение потребления определенных товаров по сравнению с годами войны и инфляции было значительным. По сравнению с 1925 годом в 1929-м потребление муки увеличилось на 14 процентов, сахара – на 19 процентов, картофеля – на 52 процента, колониальных товаров (кофе, чая, пряностей и т.д.) на 49 процентов, табака на 16 процентов. Индексы совокупных продаж потребительских товаров, публикуемые Институтом изучения бизнес-циклов (база – среднее за 1923-30 годы) в 1929 году по потребительским товарам в целом составили 119; по пищевым продуктам 111; по одежде 123; по обуви 114; по мебели и домашней утвари 114.

Другое подтверждение можно найти в состоянии отраслей, производящих потребительские товары. Поразительно, что пивоварни и заводы по переработке сахара сравнительно хорошо справились с сохранением своего капитала. В том, что сокращение капитала в этих отраслях ограничилось 10 процентами, наряду с субсидированием потребления свою роль сыграл и протекционизм.

Оговорки. Следует признать: статистика стоимости капитала корпораций имеет свои дефекты. Но какие бы допущения ни делались, факт колоссальных потерь остается; и – что еще более важно – это не было чисто циклическим явлением. Один из главных недостатков примененного метода состоит в том, что нет никакой меры физического состояния капитального оборудования. Продолжительность временного лага с момента уничтожения стоимости до момента физического разрушения может быть значительной, но нет сомнений в том, что оборудованию будет нанесен ущерб после столь продолжительного периода снижения стоимости при фиксированных издержках воспроизводства.

Конечно, нет возможности отделить потери, вызванные независимыми изменениями спроса, от потерь, связанных с потреблением капитала. Эти два фактора связаны двумя путями: (1) потребление капитала несет с собой вторичные изменения спроса, влияющие на стоимость имеющегося оборудования; (2) изменения спроса малого порядка не обязательно ведут к сокращению стоимости оборудования, если комплементарные факторы гибко реагируют через снижение издержек производства; например, если иностранный рынок потерян вследствие роста тарифов и необходимо искать другие, менее выгодные рынки, то гибкость заработной платы сократит обесценение фиксированных активов. Поддержание уровня заработной платы, таким образом, влечет за собой потребление капитала. Бесполезно пытаться соотнести соответствующие доли в потерях капитальной стоимости с тарифной политикой с одной стороны и с политикой заработной платы – с другой.

Аналогично, не предпринималось и не могло быть предпринято попыток оценить ту роль, которую сыграл каждый из факторов, обусловивших потребление капитала, сам по себе. Правительство, или муниципалитеты, или безработные, или работники, или владельцы акций, или их сотрудники – кто из них проедал капитал, и столько проел каждый? Ответ здесь невозможен. Если все они вместе потребляют слишком много для того, чтобы оставить нетронутой капитальную базу, невозможно определить, насколько избыточной была порция каждого в отдельности. Если издержки производства повышают несколько факторов, то нет смысла спрашивать, какой именно фактор повысил их сверх уровня цен. При низких налогах зарплаты могут быть терпимыми, при низких зарплатах налоги могут быть терпимыми, но вместе они могут оказаться достаточно высоки, чтобы помешать сохранению капитала.

Заключение

Австрия успешно продвигала экономическую политику, популярную во всем мире. Австрия добилась впечатляющих достижений по пяти направлениям: увеличение государственных расходов, повышение заработной платы, повышение социальных пособий, рост банковского кредитования, увеличение потребления. После всех этих достижений она оказалась на грани краха.

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2017