24 май 2018
Либертариум Либертариум

Сегодня многие с тоской вспоминают о социализме. Да ведь и есть что вспомнить. Последние десятилетия социализма как бы обещали спокойствие, стабильность, постепенное увеличение зарплат, возрастание ассортимента «товаров народного потребления», прекращение массовых, сталинского масштаба, репрессий.

При зарплате 120-150 рублей можно было кое-что и отложить на черный день, на отпуск. Можно было съездить и даже слетать на другой конец страны. Работа, фактически, была гарантирована, как и образование детям, и бесплатное лечение. Экономика, в общем, и в целом развивалась, особенно по отчётам. А теперь?! Появилась безработица, пенсии мизерные, тарифы на все коммунальные услуги растут. Лекарства не купишь, молодежь не знает, будет ли у неё работа по окончании учёбы. За лечение - плати, за учёбу – плати. В результате реальные доходы падают, на зарплату можно купить всё меньше и меньше предметов потребления, меньше молока, мяса, овощей, хлеба, лекарств, одежды, обуви, мебели, кастрюль, тазов и т.д. Где этому конец, и не стоило бы вернуться к социализму?

Социализм – это строй, который обещает достижение человечеством всеобщего счастья. Как говорил товарищ Троцкий: «Железной рукой загоним человечество в счастье». Стало быть, человечество не знает пути к счастью и само по себе туда придти не может. Но есть небольшая часть людей, это мы, коммунисты, которой известен этот путь. Но глупое человечество не понимает своего счастья и сопротивляется. Наш долг силой загнать этих глупцов в счастье. Кстати, Форд никого не загонял в автомобиль, он предложил, а люди в него сами влезли. «И увидел Бог, что это хорошо». В данном случае, я имел в виду «Его Величество потребителя», уж простите меня, люди добрые, я никого не хотел обидеть.

Каков же путь? Главная задача – собрать в одних руках все ресурсы общества, в том числе людские. Римляне называли рабов –  говорящими орудиями, а теперешние экономисты всего мира называют нас с вами «человеческим ресурсом». Для авторов термина мы всё же не люди, а какой – то ресурс, для чего–то. Собрав все ресурсы, следует их использовать строго по плану. Не производя ни меньше, ни больше, чем нужно. Чтобы не было никаких потерь ни в процессе производства, ни при распределении. Так как распределение производится каждому по его труду, то в центре кто – то должен подсчитать сколько учитель, токарь, доярка, первый секретарь обкома КПСС, зав. отделом этого обкома, библиотекарь, директор завода, главный технолог, тракторист, и все прочие  «ресурсы» строительства социализма имеют право съесть, одеть, обуть, посмотреть кинофильмов, купить книг. Решив этот трудный вопрос, надо каждому выдать денег, чтобы он мог получить то, что ему положено. Дело хлопотное, 10000 человек работало в Госплане, куча НИИ ему помогали. Всё рассчитывали, да только всё время чего – нибудь не было. Правил нами его величество Дефицит. Великий артист Райкин в своё время смеялся, что главными у нас стали Заведующий магазином, Заведующий складом, где этот самый дефицит хранился и распределялся из – под прилавка, с чёрного входа,  заднего крыльца. Советские юмористы распевали:

Раньше пели: «Тюх, тюх»;
Разогрелся наш утюг,
А теперь так не поют –
Утюгов не продают!

А то вдруг в дефиците оказывались термометры, хлопковые ткани, носки, чулки, простыни, скатерти, наволочки. Вообще всё из хлопка. Их просто нигде не было. Даже у Завскладом! Женские сапоги по предварительной записи в очереди продавали участникам Великой Отечественной Войны и инвалидам (видимо, желательней всего, безногим). Участники чуть–чуть подрабатывали, покупая сапоги для женщин, естественно, за мзду.

Как-то поехал я в отпуск в Москву из Комсомольска - на - Амуре. Была женой поставлена задача - купить ей зимние сапоги. И поехал я в Лужники на всесоюзное торжище. И стоял там в очереди более трёх суток. Утром и вечером, а то и днем проводились переклички. Кого не было - тех  вычёркивали. Но я стоял скалой, отходил только в кустики (и не я один). А больше деваться было некуда. На утро четвертых суток я (спасибо Госплану!) сапоги нужного размера получил.

Однажды я имел честь слушать самого Заместителя  Заведующего Отделом Мяса Госплана. Приехал он в наш чудо-город, возведённый  «среди тайги и болот», по вопросу развития сельскохозяйственного приусадебного хозяйства (ЛПХ). При Брежневе было принято аж два Постановления ЦК КПСС на эту тему. После лекции я к нему подошел, представился, и задал несколько вопросов. Состоялся диалог:

- Скажите, пожалуйста, Вы, и цитируемые вами постановления, хотят чтобы все выращивали свиней, коров, гусей, картошку и т. д.?

- Да! Согласитесь, что для страны это необходимо.

- Согласен. Но чем кормить? Печеный хлеб запрещено скармливать скоту?

- Да, запрещено. И это правильно. Сколько труда вложено в хлеб, и его отдавать скоту!

- А у Вас есть достаточно комбикормов, зерна, чтобы продавать всему населению?

- К сожалению, нет. Ведь мы только 15% кормового зерна перерабатываем на комбикорма. Да и самого зерна не хватает.

- Ну, ладно. Чтобы держать корову, козу, свинью нужны сараи. Есть у нас в стране достаточно досок, бревен, брусков, чтобы продавать всем, кто захочет заняться приусадебным животноводством?

 - Нет, такого мы сделать не можем, леса у нас для этого нет.

- Значит, Вы предлагаете корову, свинью содержать на балконе типового дома или в крестьянском доме?

Ответ был сногсшибательным: «Владислав Морисович, ну как-то же делать надо!»

Мне оставалось только развести руками и поблагодарить высокопоставленного чиновника за беседу. Меня просто убил уровень понимания проблем реальной жизни ответственным работником Госплана. Если бы передо мной был министр, я бы так не расстроился, может он раньше банями руководил. Но передо мной был человек, считавший себя глубоким профессионалом. «И был глубокий эконом, то есть умел судить о том, как государство богатеет, и почему, не надо золота ему, когда «простой продукт» имеет».

Кто-то посчитал, что современное производство, чтобы обеспечить все потребности человека, на данном этапе развития человечества, должно производить 300000 наименований изделий. В Госплане, как я уже говорил, работало 10000 человек, а этот орган не смог наладить планирование. Госплан контролировал только 10000 наименований. Вывод прост, а может быть это вообще невозможно, и надо искать какой-то другой способ удовлетворения человеческих нужд?

Заработные платы тоже мало кому были понятны. Почему учителя и врачи должны получать меньше рабочих? А библиотекарь еще меньше? Инженеры в массе своей получали меньше рабочих. А почему так? Ответ был один: «Потому, что так государство установило». Во всем мире натуральные ткани стоили дороже синтетических. А в СССР было наоборот. Надо всеми проблемами планирования, распределения царила ее Величество Идея. Говорят, что когда-то Сталина спросили: «А как будет при коммунизме? Всё по потребностям? Каждый будет брать всё что захочет и сколько захочет? Это сколько же всего надо!!!». Великий вождь всего прогрессивного человечества ответил примерно следующее: « Нет, конечно. Компетентный орган определит потребности и каждый получит то, что определено».

К сожалению, приходиться признать, что социализм не смог планировать развитие производства. Не только потому, что не смог данный вариант социализма, а прежде всего из-за полной невозможности это сделать. Нельзя представить тысячи факторов, подлежащих учёту, а если бы кто-нибудь и сумел их все найти и перечислить, никто и никогда не сможет все факторы  подчинить одному согласованному плану. Советский социализм очень хотел планировать. Но ни одна пятилетка не была выполнена. Когда стало совсем плохо с производством  продовольствия, решили разработать продовольственную программу. Один мой товарищ по учёбе в пединституте пришел ко мне с ней и говорит: « Ты вот все съезды критикуешь, но вот здесь всё конкретно, что, когда, сколько. Это же ведь решение проблемы». На это я ответил: « Прости, но каждый пункт не связан с другими. Не понятно, откуда всё это возьмётся. В сущности, ни на один пункт не указаны ресурсы, необходимые для выполнения». Так и произошло, лопнул очередной мыльный пузырь. Кто постарше, тот помнит, что брежневская продовольственная программа завершилась раздачей населению карточек на продукты вполне в  мирное время. Чтобы уйти от стыда, скромно назвали карточки талонами.

Власть понимала, что мы проигрывали соревнование с Западом во внедрении достижений научно-технической революции. Восемнадцать лет правил Брежнев и 18 лет на занятиях для лекторов нам говорили, что в следующем году  состоится Пленум ЦК КПСС, посвященный проблемам научно-технической революции. И 17 лет нам говорили, что Пленум отложен до следующего года. « А в гробу то барин, а за гробом новый». Но лесу бабушка Ненила так и не дождалась. Хватило у той власти ума на то, чтобы самой себе сказать: «Не хватает у нас ума ни на то, чтобы решить эту проблему, но даже очередную пустопорожнюю программу составить не можем».

Нам уже как-то пообещали через 20 лет предоставить коммунизм. Увы, не дали. Когда мне говорят, что в 2010 году в России будет то-то и то-то, к 2020 году мы достигнем такого-то уровня, в 2030 году у нас будет асфальт к любой деревне, мне становится забавно, и я вспоминаю старую поговорку: «Если хочешь насмешить бога, расскажи ему о своих планах». Я не верю в практическую возможность составить план развития хозяйства всей страны на 20 лет. Это просто невозможно. Я помню первый увиденный мною компьютер, он занимал несколько комнат и был в тысячу раз слабее, чем те, которые сегодня в развитых странах стоят почти в каждой семье. 20 лет тому назад кто-нибудь кроме фантастов предполагал, что тогдашние тридцатилетние

при жизни уже будут через Интернет говорить с любым собеседником в любой точке земного шара? Где-то 15 лет тому я, увидел на столбе указатель с нарисованными пчелиными сотами и надписью «Сотовая связь». Что это такое, я понятия не имел. Потом жена купила довольно тяжелое устройство с антенной в специальной сумке. Прошло год или два и эти тяжелые устройства были заброшены, а маленькие удобные коробочки появились у всех детей и те пользовались ими, полагая, что так было всегда. Как раньше дети-ползунки подползали к телевизору и включали его, теперь в 3-5 лет они уже включают нужные фильмы на компьютере. Мой отец был свидетелем появления первых электролампочек и автомобилей. И не думал, что человечество доживет до того, что автомобиль будет в каждой семье. А я на старости лет живу уже в век мировой «паутины». Изменения происходят для одной человеческой жизни долго, а для истории – мгновенно. Сейчас сын отправил меня отдыхать в Хорватию. Тысячи лет народы, жившие здесь когда-то, киркой и клиньями разбивали в каменных горах террасы для узких горных дорог, по которым едва пробирались ослики, основная тягловая сила тех времен. А люди, чтобы дороги не засыпало сверху и они не обваливались вниз, складывали с обоих сторон опорные стенки высотой до 6-10 метров. Камни клались вручную, без скрепляющего раствора. И так уложены, что стоят тысячи лет. Потом прокладывали дороги и строили крепости римляне. Именно римские императоры первыми догадались, что отдыхать лучше всего в нынешней Приморской Хорватии. Здесь был выстроен дворец Диоклетиана и местные Колизеи. Тысячи лет! Но пришел сюда венгерский, потом австрийский капитализм, который за несколько десятилетий построил новые, лучшие дороги, железные дороги. Порты в Риеке, в Дубровнике, в Триесте.

Должен признаться, что довольно рано начал слегка сомневаться в некоторых идеях марксизма. Ну, например. «Насилие – повивальная бабка истории». Да, значительные успехи прикладных наук и технологий связаны с желанием научиться, как можно больше убить «чужых» и защитить «своих». Но разведение огня, тепловая обработка пищи, копчение, высушивание и другие способы длительного хранения пищи, открытие колеса, приручение животных, строительство домов, открытие и применение электричества. Люди думали над тем как устроить жизнь человека лучше, богаче. Однако общество развивалось «Классовая борьба – локомотив истории». Но ведь миллионы и сотни, десятки тысяч лет вроде бы деления общества на классы не было. А впереди маячило бесклассовое, коммунистическое общество. Что, на этом конец и развития общества больше не будет? Конец истории? Зачем же к нему так торопиться?

Особая песня – прибавочная стоимость. Теория эксплуатации. Несколько лет объяснял это выпускному классу. По-моему, и сам начал понимать. На самом деле этому вопросу посвящены целые тома сторонников и противников Маркса. Насколько я понимаю, в этой системе появилось громадное количество нюансов, неких выражений, подтверждений, разных подходов. Но в конце концов я выделил для себя, по-моему, главную суть. Есть даже не только у Маркса, но еще у его предшественников теория трудовой стоимости товара. Продукт, поступающий на рынок, имеет стоимость. Определяется она одним -  средне-общественным количеством труда, затрачиваемым на его производство. Один потратит на его производство 2 дня, другой 4 ,а в среднем три дня. Вот средняя стоимость и поступает на рынок, и от нее будет исчисляться цена товара. На самом деле все это сложнее, здесь и затраты на приобретение и износ оборудования, средств производства, управление. Особенности сырья, заготовок, потребность общества в этом товаре, наконец, ситуация продажи. Кружку воды продавать, стоя посередь реки, вещь безнадежная, но та же кружка в пустыне будет стоить очень дорого.

Но для меня во всем этом осталось одно. Работник своим трудом создает новую стоимость, некую добавленную стоимость. По мнению Маркса, он должен получить всю эту стоимость, выраженную в деньгах, в виде зарплаты. Но капиталист не отдает ему все, что положено. Скажем, только 70%, а 30% оставляет себе. Чем дороже товар, тем больше его продается, чем больше у хозяина работников, тем выше его доход и он становится все богаче. Эти 30% и есть прибавочная стоимость. Предположим, рабочий за день произвел стоимость в 70 долларов. Он их производит за 7 часов. Он их и получает. Но капиталист вынуждает его работать 10 часов. Это добавочное время. За это время он производит еще на 30 долларов. Вот эти 30 долларов есть стоимость, которую по Марксу капиталист ворует у рабочего. Это и есть то, что Маркс назвал прибавочной стоимостью. Именно в ней Маркс и увидел эксплуатацию человека человеком. От этой эксплуатации, по мнению Маркса, социализм избавит человечество. Главное, с чем я никак не могу согласиться, заключается в следующем. Корова ест траву, которую ей приготовила природа. Она не думает о будущем, ничего не заготавливает впрок, ничего не планирует. И так действуют почти все живые существа, кроме человека. Не будем здесь говорить о пчелах, муравьях, белках. Но человек единственное животное, которое в основном питается и живет, преобразуя природные явления под свои потребности. Он носит одежду, которой в природе нет. Ест варёные, жареные блюда. Он знает, что у него будут дети и внуки, и он обязан думать об их благополучии. Он копит и передает другим знания и умения, добытые им самим. Каждое поколение знает и умеет больше предшествующего. Когда  человек собирал дикие плоды и злаки и съедал без остатка сегодня же, прибавочной стоимости не было. Но наступило время, когда люди стали сушить, вялить, коптить мясо, занялись земледелием, и оставляли от каждого урожая, каждой охоты что-то впрок. Фактически он уже производил и добавочную стоимость. Именно благодаря запасам можно было вырастить рожденных и выросших детей. Лучше питаться самим, обеспечить питание на зиму и т.д. С древнейших времен человек создавал прибавочную стоимость, и за счет этого росло и развивалось человечество. Нельзя человеку, как корове, съедать все, что он добыл. Однако, Маркс, а вслед за ним Ленин, глубоко верили, что все капиталисты – это просто паразиты, проедающие сработанное другими. И откуда же оборудование, станки, источники энергии берутся? Кто их купил, кто подобрал в комплект, кто управляет всем производством? Кто заботится о внедрении новых средств производства, о замене оборудования, которое исчерпало свой амортизационный ресурс, срок службы? Кто, наконец, считает деньги, направляет их куда нужно? Капиталист тот самый умник, который обо всем этом думает, создавая своим умом новые рабочие места, обеспечивает зарплату тем, кто не умеет и не хочет думать, а может только работать. Нет, конечно, рабочий тоже думает, но только о своей работе. Капиталисту приходится беспокоиться и о себе, и о других. Ведь это он разорится, и потеряет всё в первую очередь. Рабочим придется тоже туго, надо будет искать новую работу. Капиталисту придётся организовывать новое дело, а это потруднее будет. Разумеется, капиталист, предприниматель и его семья потребляют больше, живут в лучших условиях, но они заработали право жить лучше своими организационными способностями, своей высокой ответственностью за всё. Так давайте договоримся, капиталист не паразит, он создатель, организатор и управляющий. Этот труд тяжелее и ответственнее.

Ещё в начале шестидесятых годов прошлого века я понимал, что Маркс сплоховал, предсказав рабочему классу абсолютное и относительное обнищание. Тогда я уже видел, что абсолютного обнищания нет и не будет, а в относительное я ещё  как-то верил. Вскоре обнаружилось, что и этого нет. Верно, в 60-х гг. в развитых странах 20% наиболее богатых граждан были  в 30 раз богаче 20%  граждан с наименьшими доходами. Первые потребляют больше вторых. Как пишет в своей умной и весёлой книге о либерализме Ярослав Романчук, разница между получающим в год 1 млн. долларов и имеющим 500 млн. долларов состоит в том, что второй имеет домашнюю прислугу и свой самолет, а первый нет. Прошли времена, когда ошалевшие от свалившихся на них денег «короли» нефти, угля, мыла, банков, железных дорог и так далее, ставили себе золотые унитазы, бриллиантовые зубы и прочие экстравагантности. Сегодня миллиардеры ходят в джинсах и свитерах, а в старости питаются чаем и сухарями, по причине больных желудков.

Иногда говорят, вспоминая историю, что рабы не хотели освобождения. Не хотели свободы. Говорят, что и крепостные крестьяне не хотели свободы. Правда ли это? Правда, хотя далеко не вся. Кто-то ведь сражался в довольно значительном войске Спартака. Кто-то воевал в армиях Разина и Пугачёва. Но очень многие признавали, что на всё божья воля. Тем более, что рабовладелец кормил рабов, одевал и даже лечил. Ведь и среди русских помещиков многие заботились о своих крепостных. Кто-то должен быть холопом, а кто-то помещиком. Так устроена жизнь, думали они. А что делать рабу на свободе? Ведь у него ничего нет. Где ему работать? Кто будет его кормить? Никакого другого способа организации жизни, они себе не представляли. Из этих соображений даже гуманисты считали, что освобождать рабов жестоко. Сами рабы и крестьяне, когда в редчайших случаях их восстания побеждали, не знали ничего другого, как самим стать рабовладельцами или феодалами, а бывших рабовладельцев делали рабами, как это произошло на Сицилии. В Китае, где победили восставшие крестьяне, вождь восстания стал императором, а его ближайшие помощники правителями провинций. Всё так. И всё же…И всё же у многих народов существуют предание о Золотом веке, когда всё было прекрасно, все были равны, всё у всех было, все были добрыми и ласковыми друг к другу. Но, в силу неправильного поведения людей боги прекратили Золотой век, настал Серебряный век, но и он сменился на этот раз веком жестким, Железным веком, о котором римляне говорили: «Homo homini lupus est!»,что в переводе- «человек, человеку волк». Вот вернуть бы Золотой век!!! Поэтому не случаен лозунг Великой французской революции: «Свобода, равенство и братство», или первые слова «Декларации независимости» США: «Все люди рождены равными!». Как говорил поэт: «Мечты, мечты! Где ваша сладость?». Все революции в представлениях многих их участников были незаконченными. Правительство южных штатов Америки состояло из рабовладельцев, которые мечтали о свободе, но только для себя. И это правительство приказало своим войскам убить Джона Брауна и его сыновей, поднявших восстание за освобождение негров. Он, чудак, решил, что и негры «рождены равными». Диггеры, в переводе «копатели», после революции 17 века, стали раскапывать пустоши, чтобы на этой земле, которую никто не занимал, создать свои хозяйства. Новое буржуазное правительство Англии направило войска, разогнавшие диггеров. Они ведь посягали на священное для буржуазии право собственности. Но сравнительно скоро, убедившись, что революции равенства не дали, философы увидели первопричину всех бед в частной собственности. Именно она, подлая, основа несправедливости и неравенства. Главный преступник тот, кто первый сказал: «Это моё, и это тоже моё!».

Быть может, если память меня не подводит, первыми кто на практике отказался в пользу всего общества, были крайние табориты. С внутренней стороны ворот города Табора стояла бочка. В неё каждый, кто захотел жить в Таборе, должен был бросить свои деньги и драгоценности, они становились собственностью всего Табора. Правда, тысячи на полторы лет раньше таборитов, завели общественную собственность члены иудейской секты ессеев – предшественников христиан. Но про них в мире мало кто знал.

В конце концов, в науке появляется новый термин «социализм». Французы граф Сен-Симон и Фурье сочинили и рассказали всему миру, почему нужен и как будет выглядеть социализм. Фурье предполагал, что общество разделится на отдельные общины, фаланстеры, в которых будет производиться всё необходимое человеку, но всё будет общим. Видимо, вдохновленный чтением Фурье, Маяковский так представил себе коммунистическую идиллию:

Сидят папаши,
каждый хитр.
Землю попашут,
попишут стихи.

Троцкий, человек весьма не малого ума, писал, что при социализме человеческий средний ум разовьётся до уровня ума Аристотеля, Гёте, Маркса, и «над этим кряжем будут подниматься новые вершины».

Маркс указал на силу, которая должна совершить социалистическую революцию. По его мнению, только один общественный класс не связан с частной собственностью. У него ничего нет. Пролетарий - значит в переводе не- имущий. Именно его эксплуатирует буржуазия, присваивая часть его труда. Делает это так безжалостно, что пролетариат живёт всё хуже, страдая от абсолютного и относительного обнищания, «Пролетариату нечего терять, кроме своих цепей, а приобретёт он весь мир» - написали в своём Манифесте Маркс и Энгельс. Первая в мире победившая социалистическая революция была совершена в России под руководством Ленина и Троцкого. В 30-х гг. 20 века Сталин объявил, что социализм в СССР победил «полностью и окончательно». В 60-х гг. устами Брежнева было сказано, что в СССР построен «реальный социализм». Такой полу-ответ на критику, дескать, не совсем такой о котором мечтали теоретики и отцы-основатели, но уж не обессудьте, какой получился. Надо ещё отметить, что в 1960 году было обещано Хрущевым к 1980 году построить в СССР уже высшую стадию социализма – коммунизм. На первой стадии полагалось « От каждого по способностям, каждому по его труду». Библиотекарю 50р., инженеру-110 и т.д. Уже мерещилось, что будет «от каждого по способностям, каждому по потребностям», к 80 году 20 века.

Что же собирался сделать социализм, за счет чего, какими способами?

Целью социализма было исполнение мечты человечества, всех сделать равными и счастливыми, и разумеется, свободными, избавленными от всех форм эксплуатации.

Для этого было нужно:

  1. Ликвидировать все формы частной собственности и сделать всё общественной собственностью. В виде уступки сохранялась личная собственность, которую нельзя использовать для эксплуатации других людей.
  2. С ликвидацией частной собственности автоматически ликвидировалась возможность эксплуатации и присвоения чужого труда. Нет собственника – нет эксплуататора, «Всё вокруг колхозное, всё вокруг моё», «Человек, проходит как хозяин необъятной Родины своей» - пелось в советских песнях.
  3. Управление экономикой сосредотачивается в одном центре и работает экономика по единому плану. Таким образом, ликвидируется конкуренция. Все производят только то, что будет потреблено. Нет никаких кризисов перепроизводства и нет нигде никакой недостачи товаров, поэтому нет тех потерь, которые свойственны капиталистической экономике. При социализме потерь нет и быть не может.
  4. Так как человек будет понимать, что его никто эксплуатировать не может, что он работает на себя, он будет работать лучше и тем обеспечит небывалый рост производительности труда. Мы поэтому показателю обгоним капитализм. Ленин писал, что преимущества каждой новой общественно-экономической формации перед предшествующей демонстрируется более высокой производительностью труда. Рабовладельческий строй обогнал в производительности первобытно- общинный, феодальный обогнал рабовладельческий, капиталистический обогнал феодальный, ну, а теперь социалистический обгонит капиталистический.
  5. В связи с исчезновением эксплуатации, отсутствием потерь, характерных для капитализма, ростом производительности труда, резко увеличивается выработка на одного работающего, и, так как не забирается прибавочная стоимость, люди будут получать больше и жить лучше, чем при капитализме.
  6. И наконец, эксплуататоров нет, есть единый свободный народ, все равны, все участвуют в выборах, все ступени власти избираются и все избранные рвутся изо всех сил служить народу. Устанавливается полная свобода и небывалая на Земле демократия.

Однако заложена во всех этих планах некая опасная бомба. Вообще, если что-то делаешь, весь упоён ближайшими делами. Вот всё переделаю, и будет мне счастье. На самом деле надо просчитывать далёкие последствия. Идея вроде бы, хороша. Сосредоточить управление всеми производственными ресурсами и средствами производства, что бы обеспечить всех, не допустить ни избытка, ни недостатка, ни ненужных потерь. Все по плану. Естественно, должен  быть единый центр управления всей экономикой. Но этот центр может существовать только при наличии единого центра политической власти, тем более, что, прежде чем появится центру управления всей собственностью, надо её у всех, кто ею владеет сейчас, отобрать. Последнее требует насилия. Чтобы проявить тотальное насилие, нужна тоталитарная власть. Отсюда рождается единая политическая власть. На десятом съезде принимается постановление о единстве партии. Разрывается союз с левыми эсерами. Правых и левых эсеров, меньшевиков, кадетов, анархистов, начинают сажать. «Умников» - учёных грузят на пароход и высылают. Остается одна партия, в которой никаких крыльев, фракций не допускается. Но для этого должен быть единый центр управления и самой партией. Он есть – Центральный комитет, а внутри него Политбюро. Но и в Политбюро может появиться разномыслие. Для этого нужно иметь вождя, который будет решать кто прав, кто виноват. Итак, вертикаль власти завершена: система вполне логичная.

Но ежели на всю страну имеется только один человек, который всегда прав, а его окружают люди, которые всегда готовы возопить по Твардовскому: «Ура, он снова будет прав!», - да ещё не просто прав, а замечательно прав, гениально прав, только он, «великий Гудвин» может нас всех спасти, то всякий в чем-то чуть-чуть несогласный рассматривается как враг Вождя и, конечно, всего народа. «Если враг не сдается, его уничтожают», - сказал великий гуманист Алексей Максимович Пешков. Ну, да  ладно. Система выстроена, что дальше? А далее начинается поиск ресурсов для развития экономики, где взять? По предложению Троцкого – у крестьян. Для них дикие налоги. Опять нехватка. Пока у крестьянина есть земля, скот, орудия производства, он своего не отдаст. Значит, у него надо отобрать силой землю, скотину, лошадь, плуг. Есть захочет – никуда теперь не денется. Восстанавливается крепостное право в форме колхозов и лишения права на малейшее проявление « Юрьева дня». За счет ограбления крестьянства создают промышленность. Но ведь и ей надо управлять. А вдруг директора заводов почувствуют свою силу, да возжелают новой «Хартии вольностей»? Здесь опять ищут технологии в раннем феодализме. Когда хозяин надела и людей ещё не вотчинник, а лишь помещик. Дали тебе и служи. Перестанешь служить – нет у тебя ни шиша. Ни дачи, ни зарплаты, ни премий, в лучшем случае – пенсия. А главное – нет власти. Ну, а рабочие? Чего рабочие? Вот тебе норма выработки, вот тебе предел зарплаты, вот тебе пайка. Захотим, норму повысим, а зарплату понизим. Захотим – прибавим. Но, в общем и целом, кто ты такой? – Гегемон? Хорошо! Вот тебе стакан водки и десять рублей в конверте. Но чтоб 32-го числа план был сделан!

В СССР общество считалось состоящим из двух классов: пролетариата и колхозного крестьянства, а между ними находилась некая «прослойка», называемая интеллигенцией, которую Ленин, очень любивший слушать Апассионату, звал просто и по-пролетарски – «говно». Я ничего не могу сделать, так сказал Ленин. При Сталине её называли мягче – «непроизводственный сектор». Соответственно и платили так, чтобы своим умом не очень – то заносились. Вспоминается забавный эпизод.

В Комсомольске тогда служил заместителем политуправления корпуса один интересный человек. Он часто и хорошо читал лекции по международному положению перед населением, писал и печатал стихи, разбирался в музыке. У него был сын. Обычно все сыновья рано или поздно женятся. Учился он в краевом центре – Хабаровске. На втором курсе женился, ушел на заочное и устроился на завод рабочим. Отец-полковник от сыновнего самоуправства и упрямства рассвирепел и позвонил в военкомат, чтобы сына забрали в армию. Знакомый врач из медкомиссии звонит отцу:

- Знаете, мне кажется, что у вашего сына что-то с головой. Он говорит какие-то странные вещи.

- Вот уж никогда не замечал. И что же он говорит?

- Я стал его уговаривать вернуться в институт и учиться, а он мне отвечает: «Вы не марксист. У нас в стране правящий класс, гегемон общества, пролетариат. А интеллигенция – жалкая прослойка. Вы, как и отец, хотите, чтобы я был прослойкой, а я хочу быть гегемоном. Я уже сейчас зарабатываю 150 рублей в месяц, буду 250. Мой друг – инженер - 120 и повышения ему ждать ой как долго. Так что я ухожу в гегемоны».

Отцу ничего не оставалось, как рассмеяться и смириться с решением сына.

Контролируя производство, потребление, жильё, труд человека в социалистическом государстве, диктатура не удовлетворяется этим, ей нужны ещё и голова и сердце человека. Социалистический человек, названный почему-то человеком советским, хотя большинство ни в каких советах не участвовало, обязан был и верить и думать так, как требовала диктатура. Для этого проводились короткие политинформации и длинные политзанятия, читались тысячи публичных лекций. Все обязаны были в этом участвовать. Контролировались отношения между мужчиной и женщиной. Были книги, рекомендованные и непременно обязательные, соответственно и запрещенные к чтению. Науки, поддерживаемые диктатурой и ей отвергнутые. И всего этого было мало. Никогда не забуду. Было мне лет 25-26. В Комсомольск – на - Амуре приехала группа лекторов для инструктажа нас, местных лекторов, от имени ЦК КПСС. И вот одна милая высокоученая дама стала нам объяснять: « Советский человек должен быть под постоянным контролем. Сейчас мы контролируем его в рабочее время и во время учёбы, на политзанятиях, на техучёбе, при занятиях спортом. Когда он спит, то спит, ладно. Но вот когда он пришел домой и ещё не спит, и когда он проснулся, но ещё не ушел на работу. В эти периоды мы еще не научились его контролировать. Эту задачу надо будет как-то решить». Я сидел и ушам своим не верил: «Если это действительно ваша задача, то хотя бы публично этого не говорите!». Я уж не говорю о том, что с юных лет нам объясняли: вот этот танец – социалистический, а этот буржуазный, его танцевать нельзя. Выяснилось, что вальс и фокстрот – пролетарские танцы, твист и летка-енка – буржуазные. Хотя если брать историю возникновения этих танцев, то все не так.

Диктатура, авторитаризм являются наименее эффективными и наиболее вредными способами управления. Не даром древние назначали диктаторов на короткие сроки и для решения очень четко определенных задач. Затем диктатор обязан был сложить с себя полномочия и дать публичный отчет за все содеянное. Правда, у Суллы уже никто не посмел спросить отчета. А у Октавиана Августа уже никто не подумал спрашивать отчёта. Привыкли бояться.

Вред, нанесенный народам СССР диктатурой Сталина-Джугашвили, настолько безусловен и велик, что и говорить не о чём. Для меня где-то с 15-ти лет Сталин и Гитлер – две ипостаси одного лица. Глупо и преступно, что вот уже 44 года сменяющие друг друга правители СССР и России стараются сделать вид, что это не так. Страна, которая не поняла своего прошлого, не проанализировала, что хорошо, что плохо в прошлом, не отреклась от прошлых преступлений, не гарантирована от преступлений в настоящем и будущем. В наших судах, если преступник раскаивается, то ему дают меньший срок. Наши гордые заявления, что нам каяться не в чем, и каяться мы не перед кем не будем, в глазах других государств воспринимаются не как сила и мужество, а как тупость и закостенелость. Прошло более 60-ти лет после холокоста, но Германия публично кается и платит компенсации пострадавшим или их потомкам. А мы всё спорим о том сколько миллионов погибло в сталинских лагерях. Получается, что если 30 млн., то это плохо, а если только 8 млн., то вроде бы ничего плохого и не было. Просто, как говорит автор пособия для школьных историков Филиппов, у Сталина был такой прием успешного менеджмента. По мне всё иначе. Были массовые репрессии по плановым заданиям? Были! Были созданы внесудебные, внегосударственные репрессивные органы (тройки), получившие право любых людей подвергать репрессиям, включая смерть? Были! Подвергали репрессиям целые народы, не разбираясь в виновности или невинности отдельных людей? Подвергли! Следовательно, этот политический режим был преступен и, прежде всего тот, кто его возглавлял. Мир не знает, где могила Гитлера, и спокоен, считает, что это правильно. У нас могила человека, принесшего неисчислимые смерти и беды, находится посередь Москвы и все правители СССР и России стоят перед народом на её фоне. Должны быть названы поименно следователи, творившие ложные  «дела» и подвергавшие людей пыткам. Все мы знаем, что нынешняя милиция выбивает из арестованных  «признания» кулаками и пытками. А судьи осуждают людей без доказательств, на основе личных «признаний». А знаете, почему так происходит 70 лет после Вышинского? Потому что мы не назвали тех. И нынешние уверены, что их тоже не назовут.

Разумеется, диктатура виновна не только в убийстве и других репрессиях. Она виновна в совместном параде советских и немецких войск в Бресте. Она виновна в том, что война выиграна, в том числе и превращением миллионов солдат в пушечное мясо. Мать моя рассказывала, что видела под Москвой, идёт утром в бой дивизия восемнадцатилетних, а вечером возвращается взвод оставшихся в живых.

Виновна в нарочитом отставании нашей экономики в силу поддержки псевдоучёного Лысенко, отрицания и запрета генетики и кибернетики, «марксинизации» всех наук. Абсолютизация мнения одного человека по всем вопросам жизни. Вождя всего прогрессивного человечества, величайшего полководца всех времен и народов, корифея всех наук Джугашвили.

Больше всех от социализма пострадало крестьянство. Когда старые люди сегодня говорят, что при Сталине в магазинах всё было., это правда. Только было это в Москве, Ленинграде и крупных промышленных городах. Мне было лет 12, когда я из села Обшаровки в Куйбышевской области, попал в Москву. Родственник прихватил меня пройти по магазинам. Зашли мы в «Диету» на улице Горького. Родич мой повернулся на палочке вокруг своей оси и изрёк: «Пошли отсюда, здесь нечего брать». А у меня в голове взорвались только 2 слова: «Зажрались! Сволочи!». Я просто не мог понять, что где-нибудь можно в одном месте увидеть столько еды. При этом я такие виды еды не знал, я понимал, что это еда, но не знал, как это называется. После этого наша семья жила в Калуге, потом в районных центрах Унеча и Комаричи. Из Калуги я ездил за продуктами в Москву, а из райцентров в Брянск. На две недели наберу и везу домой, семья кормится. В Брянске всё давали по нормам, чего 1 кг в руки, чего по 200 грамм, по-разному. В очереди я стоял по несколько раз, когда меня разоблачали, уходил в другой магазин. А в своё деревенское детство я сдавал государству, и молоко, и мясо, и яйца. Как семья учительницы мы сдавали меньше других, крестьяне сдавали всего гораздо больше. Помню, как я приобрёл свою первую в жизни настоящую (не из газеты) тетрадь. Выпросил у матери яиц и обменял их у одной приезжей женщины на тетрадь. В деревенских магазинах еды не было. А ведь в деревнях в то время проживало 70% населения. Деревни грабили и этим кормили города. После войны колхозники просто голодали. Мужиков поубивало, остались без кормильцев вдовы и дети. Чего только мы не ели! Старший брат водил меня к речушке, выдирал корни камыша, раздирал их вдоль, внутренность мы ели за милую душу. Ели крапиву, лебеду, грибы.

Самых работящих и толковых крестьян, так называемых «кулаков», разорили, вместе с детьми сослали и бросили в голые снега Сибири. Сколько детей и взрослых умерли от холода и голода! В райцентре Ковернино Нижегородской области одна старая учительница показала мне старый двухэтажный дом:

- « Вот этот дом страшный, проклятый дом».

- А почему?

- В него со всего района свезли раскулаченных с детьми и женами, братьями, сестрами. Заперли и несколько дней, до отправки в область, не давали ни еды, ни воды. Оттуда кричали дети и взрослые, просили: « Пить, есть! Не дайте так умереть!». Никому не разрешили подойти к дому: «Пусть проклятое кулачье передохнут!». Мы боимся и сейчас мимо ходить.

Крестьянин деревни на дороге к райцентру, участник войны с култышкой деревянной вместо ноги, ему за 50 лет, после войны так протеза и не дали, рассказывал: « У деда было четверо сыновей, все привели по снохе. 10 человек взрослых работали на одно большое хозяйство. Было три лошади, три коровы, овцы, свиньи, птица. Работали от зари до зари и всё сами. Работника брали на пару недель, на уборку, посев. А так всё сами. Жили богато, было что поесть и что одеть, обуть. В лаптях не ходили. А напротив нас жила большая семья, дед звал их «бездомовники». Никогда ничего не сеяли, не жали. Как только чуть-чуть весна проклюнется, они торбы в руки и поехали на Кубань, в Крым, на Украину, «кусошничать» - побираться. Поздней осенью, набрав денег, возвращались, и всю зиму пили- гуляли. Жили как  «птицы небесные». Пришла революция, деда раскулачили, и всю семью в Сибирь, хозяйство порушили. Бездомовники, у них ведь ничего нет, стали «сельскими пролетариями». Кто председатель колхоза, бригадир, зав.фермой, кто председатель комбеда, потом сельсовета. Они же ничего не умели, крестьянского труд не знали. А уж начали командовать, хоть святых выноси, и не смей ослушаться, в подкулачники запишут и в Сибирь. Всё хозяйство, все деревни развалили. Вот так!».  А уж после того в колхоз всех загнать нетрудно было.

Но Джугашвили не только выполнил предложение Троцкого о строительстве индустрии за счет ограбления крестьянства. Он заложил основу для полного исчезновения крестьянства в России, в СССР это типичный пример того, как решаются тактические задачи, не думая о далёких стратегических последствиях. При коллективизации надо было еще решить, а кто будет работать на планируемых заводах. Сталин – Джугашвили решил, что на стройках и на построенных предприятиях нужны, прежде всего, молодые люди. Они сильнее, быстрее учатся. Но он же сам,  введя паспортную систему, лишил колхозников паспортов, тем самым, прикрепив к земле, чтобы было, кого грабить. Способ был найден. Молодым парням, отслужившим армию, разрешалось оставаться в городах. Мало кто этим не воспользовался. Ещё бы! Есть возможность сбежать из тюрьмы-колхоза, где работать в земле и навозе от зари до зари, получая за труд лишь «палочки»  в тетрадке бригадира, которая обозначала, что трудовой день ты отработал.

Деревенские парни буквально рыдали, когда в комиссии их по какой-либо причине не брали в армию. Это было проклятие на всю оставшуюся жизнь. Парни после армии оставались в городах. Но им нужны невесты. В городе, на строительстве, девушек было мало. В деревне – полно. Природа брала своё. Девушки под видом учёбы, за деньги, уговорами, но добывали себе паспорта и ехали к своим женихам в город. Было, таким образом, нарушено демографическое равновесие в деревне. Молодёжь искусственно отсасывалась из деревень в города, а средний возраст оставался, понемногу старея. Руководство страны не учло, что старики детей почему-то не рожают. И все годы советской власти деревня старела и обезлюдивала.

Уже при Хрущёве поняли, что молодёжь из деревни уходит. Решили создать в деревне жильё городского типа. Построили 3-х, 4-х этажные дома, естественно, без надворных построек. В результате молодёжь в этих домах отвыкла держать скот. Это раз. Снизилось количество продукции домашнего скотоводства. А личное подсобное хозяйство давало более трети сельхоз продукции. Это два. Колхозное скотоводство потеряло работников. Это три. Последние десятилетия советской власти стали доить колхозных коров вахтовым методом. Заводских женщин стали автобусами возить на дойку. Это четыре. Овощи в колхозах собирали студенты, военные, служащие, и рабочие, взятые из города. А перебирали картофель в хранилищах «доценты с кандидатами» и доктора наук. Фактически, картошка и всё остальное становилось золотым по себестоимости. Только никто не считал. Не велено было. Колхозы получали дотации, но всё  равно, чем больше колхоз сдавал молока и мяса, тем больше у него росли убытки. Обо всем этом следовало бы подумать бывшему товарищу, а ныне господину Гордееву, министру сельского хозяйства России, с его знаменитой фразой: « Россию фермер не накормит!». Зато и сегодня граждане России на садовых участках, деревенские жители в своих личных подсобных хозяйствах, на своих сотках дают больше половины сельхозпродукции. А «дети Гордеева»  по-прежнему доят государство, сочиняют дутые отчеты, показывают главам государства российского образцово- показательные головы КРС, и дают на просторах своих полей, меньше чем частники на сотках. Ещё Екатерина Великая заверяла своих европейских знакомых, что у российского крестьянина есть курица в супе. Но курицы как раз и не было. Помните у Тургенева: « Что же это ты, у тебя родные померли, а ты щи ешь?». Крестьянка ему и ответила: «Щи то ведь посоленные!» Драгоценностью была соль, что уж там до курицы! Начало уничтожать крестьянство советская власть, да не совсем успела. Мы теперь под руководством Гордеева уж и иже с ним окончательно изведём.

Лозунг эсэров « землю - крестьянам!», перехваченный потом большевиками, и сегодня остается пустым звуком.

Тема сельского хозяйства одна из самых болевых моих мозолей. Несколько раз в жизни менял город на деревню и наоборот. Один год даже был членом правления колхоза.

Мы говорим о социализме в целом. Как говорят классики, вернемся к нашим баранам и продолжим разговор о том, что сделал социализм, а чего не сделал. И мог ли он сделать несделанное.

Собственность отобрали: заводы, пароходы, дома, землю, драгоценности, картины, библиотеки – отобрали всё, что можно использовать для обогащения. Вроде бы всё стало общественным. Но экономика, производство, торговля, управление, становятся всё более сложными. Сегодня авиационный, или автомобильный завод уже никак не превратишь в фаланстер Фурье. Кто-то должен всем этим управлять. А коль скоро всё национализировало государство, то управлять стал назначенный государством чиновник, который, естественно, не собирался подчиняться рабочим, ибо не они его назначили. Образуется длинная чиновничья лесенка снизу доверху. Так или иначе, управление взяло на себя государство. А государство хоть социалистическое, хоть капиталистическое оплачивает  чиновников, полицию – милицию, тюрьмы, армию и т.д.

Социалистическое государство должно было определять, кому, сколько платить «по его труду». Каждый знал, сколько ему заплатят. И вдруг обнаружилось, что не все люди работают с полной отдачей. В результате пришлось ставить неких надсмотрщиков, следить, чтобы все работали. На предприятиях становилось всё больше «руками водителей». Кроме того, капиталистическое государство не управляет непосредственно экономикой и производством. Нам пришлось иметь чиновников больше. Чиновников управляющих, надзирающих, считающих, разрешающих и запрещающих становилось всё больше, росли в целом расходы государства, а работа становилась всё менее эффективной. И что же получилось? Мы говорили, что собственник забирал у работника часть стоимости продукта его труда и это называли эксплуатацией. Но перед перестройкой хозяева в развитых странах забирали у рабочих 30 % произведенной ими стоимости, 70 %  шло рабочему. В СССР государство забирало 70%, а рабочему оставляло 30%. Так где был более высокий уровень эксплуатации?! Среди жителей СССР была распространена горькая шутка: «Они делают вид, что нам платят, а мы делаем вид, что работаем». Как-то рассказывал Гэс Холл, руководитель компартии США: «Прихожу я до начала работы на один советский завод и наблюдаю, кто чего делает. Пришёл один парень, подошёл к своему станку, вздохнул, что сменщик за собой не убрал, потом пошёл здороваться со всеми в цеху, потом смёл стружку, потом пошёл получать задание. Получил, отправился за инструментом, тут и время обеда подошло. Я к нему, спрашиваю:

- Скажите, а что вы делаете?

- Не видишь – работаю! А ты кто?

- Американец.

- Американец? Интересно! А сколько у вас рабочий получает?

- Смотря какой.

- Ну, вот такой как я?

- Извините, говорю, такой как вы, у нас давно бы уже не работал. Прошло полдня, а вы ещё ничего не сделали. Такого рабочего у нас и профсоюз не будет защищать!».

Ещё один эпизод приведу. Перед нами – лекторами выступает советский профессор, проработавший несколько месяцев в США. Тогда это было в диковинку. Из аудитории его спросили: « скажите, а что больше всего вас удивило в США?». Он улыбнулся и ответил: « Больше всего меня удивило, что в США на работе даже девушки говорят только о работе». И в СССР, и у его саттелитов производительность труда была в 4-6 раз ниже, чем в развитых капиталистических странах. Мы всё время говорили, что Сталин получил Россию лапотную, а сделал Россию индустриальную. Это правда. Но, правда и другое. Россия до первой мировой развивалась довольно быстро, и никто не знает, быть может, без революции мы бы достигли ещё больших успехов. Манифест царя от 17 октября … был серьёзной заявкой на превращение России в конституционную монархию. В те же «Сталинские» годы бурно развивались Испания, Дания, Швеция, Финляндия, а после 2-ой мировой войны на путь развития встали Южная Корея, Сингапур, Малайзия. Многие из них по уровню жизни, развитию промышленности, обогнали СССР. И что удивительно, для этого не понадобилось уничтожить миллионы своих собственных граждан, возвращать своих крестьян в крепостное право, использовать рабский труд заключённых на строительстве крупных предприятий, новых городов, каналов, гидроэлектростанций и прочих объектов индустриализации. Не странно ли? Как это им удалось?

Есть у нас в стране один знаменитый юморист, сделавший главной темой своего юмора «непроходимую тупость» американцев. А мы радуемся, аплодируем, зал заливается хохотом. Мне очень хочется автора спросить по-одесски: «Если они такие тупые, а мы такие умные, что это видим, то почему они такие богатые, а мы такие бедные?!». Успехи социалистической экономики в сравнении с экономикой капиталистической хорошо видны в таблице, составленной Илларионовым, одно время занимавшего пост советника по экономике президента РФ В. В. Путина. Эта таблица показывает, что все социалистические страны по производству ВВП на душу населения отставали от стран капиталистических. А если отставали все, это уже не случайность, а закономерность. Стало быть, дело в коренных различиях между социализмом и капитализмом.

В.В.П. на душу населения в течение социалистического эксперимента

 

В долларах США по паритетам покупательной способности

В % к уровню соответствующей страны

Изменение относитель-ного уровня процентных пунктов

Начало периода

Конец периода

Начало периода

Конец периода

Западная Германия в 1950-91 гг.

4,891

21,583

 

 

 

Россия в % к ФРГ

2,475

6,337

50,6

29,4

-21,2

Украина в % к ФРГ

2226

4,810

45,5

22,3

-23,2

Беларусь в % к ФРГ

1658

6,197

33,9

28,7

-5,2

Западная Германия в 1950-89 гг.

4,891

20,010

 

 

 

ГДР в % к ФРГ

3,567

10,600

72,9

53,0

-20,0

Польша в % к ФРГ

2,148

5,402

43,9

27,0

-16,9

Чехия в % к ФРГ

4,146

10,683

84,8

53,4

-31,4

Словакия в % к ФРГ

2,603

7,701

53,2

38,5

-14,7

Южная Корея в 1954-96гг.

1,216

12,802

 

 

 

КНДР в % к Ю. Корее

876

1,864

72,0

14,6

-57,5

Доминиканская р-ка в 1959-96 гг.

1,737

3,859

 

 

 

Куба в % к Дом-ой р-ке

3,337

2,361

192,1

61,2

-131,0

Тайвань в 1950-78 гг.

1,185

5,431

 

 

 

Китай в % к Тайваню

276

671

23,3

12,3

-11

Австрия в 1950-89 гг.

4,419

18226

 

 

 

Венгрия в % к Австрии

2,913

7455

65,9

40,9

-25

Финляндия в 1950-78 гг.

4,399

16,464

 

 

 

Эстония в % к Финляндии

2,696

5,127

61,3

31,1

-30,2

Латвия в % к Финляндии

2,636

5,486

59,9

33,3

-26,6

Литва в % к Финляндии

2035

5,480

46,3

33,3

-13,0

Таиланд в 1976-88 гг.

2,216

3,945

 

 

 

Вьетнам в % к Таиланду

705

1,019

31,8

25,8

-6,0

Греция в 1950-89 гг.

2,042

10695

 

 

 

Албания в % к Греции

1,212

3,168

59,3

29,1

-30,3

Сербия в % к Греции

1,413

5,779

70,4

54,0

-16,3

Македония в % к Греции

1,114

4,089

54,6

38,2

-16,3

Румыния в % к Греции

1,442

4,704

69,6

44,0

-25,7

Болгария в % к Греции

1,220

5,460

59,7

51,1

-8,7

Пакистан в 1950-91 гг.

1,179

2,312

 

 

 

Казахстан в % к Пакистану

2,299

3395

195,0

146,8

-48,2

Туркменистан в % к Пакистану

2569

2884

217,9

124,8

-93,1

Узбекистан в % к Пакистану

1820

2639

154,4

114,1

-40,2

Киргизия в % к Пакистану

1845

3092

156,5

133,7

-22,7

Таджикистан в % к Пакистану

1694

2187

143,6

94,6

-49,1

Я заранее приношу извинения господину Илларионову за явное нарушение его авторских прав, но я не могу позвонить ему в США, и телефона не знаю, да и моя пенсия не позволяет оплатить звонки за рубеж. Но т.к. я стремлюсь убедить читателя в том, что социализм – путь к коллективной нищете, и экономически в принципе слабее капитализма, то думаю, что и автор таблицы и газета «Известия», её напечатавшая, меня простят.

В этой таблице сравнивается ВВП на душу населения в социалистических странах и капиталистических, находящихся в сходных геополитических ситуациях. Показано, что ни одна социалистическая страна не догнала своего капиталистического аналога и даже по мере развития все время отставание социалистических стран увеличивалось. За исключением нищего Пакистана. Однако преимущество стран Средней Азии становилось все меньше. Берется период с 1950 по тот год, когда в стране начались рыночные реформы.

Особенно интересно сравнивать разделенные страны: Германию, Корею, Китай. Росли по производству валового продукта все, но кто рос быстрее? И кто какого результата достиг. Обратите внимание, что наибольшее отставание было в тех социалистических странах где тотальная власть (вертикаль власти) была наиболее жесткой и эксцентричной. КНР росла, рос и Тайвань. Режим Мао увеличил производство ВВП в 2,4 раза, а Тайвань под руководством Чан Кайши в 3,1 раза, ВВП в КНР составил 671 доллар на душу, а на Тайване 5,431 доллара. Ю. Корея прошла через диктатуру, через несколько переворотов, но достигла демократии и начала рыночные преобразования, и развилась до 12,802 доллара на душу. Во времена Горбачева Ю. Корея даже выделила займ Советскому Союзу. КНДР тоже росла с 876 долл. до 1864 долл. на душу. Но Ю. Корея выросла более чем в 10 раз, а Север вырос в 2,1 раза и население питается дикой травой. ГДР была как бы нашей витриной социализма в Европе. Однако даже с нашей немалой помощью отставала от ФРГ по ВВП на душу населения ровно вдвое. Да и победительница во 2-й мировой войне Россия отставала от побежденной Германии в 3,4 раза. В сельском хозяйстве и того хуже, ни одна соцстрана не обеспечивала себя пропитанием. И все дело в том, что социализм не эффективен. В свое время Ленин говорил, что каждая общественно-экономическая формация должна превзойти предыдущую по производительности труда, и только тогда она имеет право на существование. Социализм не смог превзойти капитализм.

Социализм может привести только к всеобщей нищете. Передо мною стоит одна картина из моей жизни. Я одно время работал в проектном институте. Напротив меня сидел главный специалист по электрике. Молодой, красивый, целеустремленный, энергичный. Зарплата главного специалиста по тем временам была совсем не маленькой. Плюс при этом он все время брал левые работы. К тому же с каждого проекта ему шли премии за качество, за срочность и т.д. Мы знали, что он хочет, мечтает приобрести автомобиль. Для этого мало было иметь деньги. Надо было еще получить рекомендации от партийной организации и профсоюза. Надо было еще быть активистом в общественной жизни. Всем этим он обзавелся. Но какой ценой! Звонит жена, спрашивает, можно ли ей сегодня купить не один батон, а два. Ответ: «Я сказал, мы можем позволить себе только один батон в день!». Мы знали, что у жены одно платье уже несколько лет. Она в нем и в пир, и в мир, и в добрые люди. Ребенок тоже не больно хорошо одевался. Но машина, наконец, была куплена. Понадобился гараж. Еще период лишения для семьи. А потом он захотел стать директором этого института. Добился и этого. И вскоре, ещё не старым, умер.

В Нижнем рассказывали такую историю. Какого-то полу-секретного учёного, работавшего в одном из Горьковских НИИ, послали в США на какой-то симпозиум. Поехал он по приглашению американского коллеги, тоже профессора и жил у того в доме. Хозяин отвел ему в своем коттедже гостевой блок с отдельным входом, в котором были кабинет, спальня, гостиная и, естественно, все «удобства». Профессор вернулся, все в порядке. Стали они переписываться. И вдруг наш ученый получает письмо, где заокеанский друг сообщал, что едет в Россию к нему в гости. Они с женой опешили, где же они ему создадут условия сходные с теми, которые тот создал ему у себя в Америке. И пошел ученый в обком КПСС в панике. Что делать? Это же международный конфуз. Где я его в своей трехкомнатной панельной квартире устрою. Он же будет мыться в той же ванной, где и мы. Где я ему возьму кабинет, не говоря уже о гостиной? И обком решил. На той же площадке выселили людей из двухкомнатной. Прорубили дверь между двумя квартирами, обставили эти две комнаты мебелью. Гость пожил, а уезжая посочувствовал: «Как же ты бедно живешь, ты же крупный ученый. Неужели и твои коллеги так же все живут? Это ужасно!». Комнаты потом, естественно, забрали и дверной проем заложили.

Не знаю, правда ли это, или сказка. Но в принципе, очень похоже на правду. Уровни жизни нашей профессуры, генералов, крупных конструкторов куда хуже чем в западных странах. Отсюда и утечка мозгов. Конечно, не всех это манит, но многих. Об учителях, врачах уж и говорить не приходится.

Как-то я разговаривал с гидом на первой американской выставке в СССР, в Сокольниках. По основной профессии он оказался моим коллегой, школьным учителем истории. В разговоре он сказал, что хочет уйти с работы и впредь стать профессиональным гидом на международных выставках. Почему? Он объяснил, что его сестра родила сына без мужа. На государственное пособие она могла бы снять однокомнатную квартиру, но он не может допустить, чтобы она так жила, поэтому он снял для нее квартиру из трех комнат с гостиной. Ведь мальчик подрастет и нельзя, чтобы он жил в одной комнате с матерью. Кроме того, к ней кто-то будет приходить, ей где-то надо гостя принимать. А квартиры в США дороги. Вот ему и нужна более высокая зарплата.

Была там и девушка-студентка среди гидов. Она с друзьями снимала дом в качестве квартиры, где у каждого была своя комната и общая гостиная, где они встречались между собой и с гостями. Я понял, что американцы, имеющие работу, не представляют себе, что можно двум-четырем человекам жить в одной комнате. У нас это было нормой.

По -  разному отзываются о США те, кто там побывал или живёт. С одной стороны, жить нам в Америке трудно. Ты должен всё время помнить, что можешь остаться без работы, всё время конкуренция, и тебя кто–нибудь да «съест», с другой, если ты научился постоянно работать с полной отдачей («от каждого по способностям»), то положение твоё прочно и тебе «воздастся» («каждому по его труду»). Будет у тебя и дом, и машина, и все прелести богатой, по нашим стандартам, жизни. Мне рассказывала одна молодая женщина, прошедшая какой – то конкурс и получившая в награду возможность за счет устроителей пожить в американской провинции в американских семьях. Она сказала: «Если где и есть социализм, то это США». Её поразило дружелюбие американских аборигенов в общении друг с другом, подлинное равенство в общении между обслуживающими и обслуживаемыми. Женщина – водитель автобуса, участвует на равных во всех встречах, беседах и обедах. Никому в голову не придёт, что гости обедают, общаются, а шофёр посидит в автобусе. У всех, с кем встречались, постоянное стремление помогать тем, кто устроен в жизни хуже, чем ты. Вместе с тем, никакой зависти. Каждый понимает, что люди разные, и он сам живёт так, как этого заслуживает. Вот такими она восприняла американцев.

Товарища Зюганова спросили: «Вы говорите, что в социалистической Северной Корее народ живёт хорошо, а чего же они травой питаются?». На что наш главный коммунист ответил: « Да это у них такая национальная традиция». Тогда загадочно, почему же в капиталистической Южной Корее дикую траву не едят, оставляют скоту, а едят кое-что значительно более вкусное и калорийное? Народ то один, а «национальные традиции» разные. С чего бы это? Северная Корея ходит с протянутой рукой: « Дайте топлива, дайте чего поесть, а то бомбу взорву». Южная Корея имеет развитые промышленность, сельское хозяйство. Продаёт по миру свои автомобили, конкурируя со всеми автомобильными державами. И даже давала кредиты большому, но обедневшему СССР.

А почему же СССР, имевший на своей территории все ресурсы природы, всё же не разбогател как Ю. Корея, послевоенные Германия, Италия, Нидерланды, Дания, Новая Зеландия, Япония, Канада? Почему? У него были богатейшие чернозёмы Украины, богатейшие леса, благодатные земли Крыма, Молдавии, Кубани, Степи Казахстана; нефть и газ Азербайджана, Татарстана, Башкортостана, Сибири, хлопок Узбекистана и Туркмении, руды Урала, уголь Донбасса, фрукты Грузии, Молдавии, Украины. Ведь всё было, и сейчас есть. Почему же мы бедные, а Япония, у которой ничего нет – богатая?

Я никак не могу признать, что Россия – страна проклятая! Но что-то же в ней не ладно, не так как у людей. Помню, на период проведения Олимпиады-80 Москву закрыли. Ни проехать, ни пройти. Всех « сомнительных» граждан из столицы удалили. У меня мать в Москве, она часто болела, и мне «хоть тушкой, хоть чучелом», а надо было быть в Москве. На первый же день, как Москву открыли, я сошёл с поезда на Ярославском вокзале. Мне надо было позаботиться о еде для матери, и я пошел по магазинам. Что меня удивило – обилие в магазинах джемов, варенья, компотов в банках, и всё не нашего производства. То же и конфеты. В основном продукция из Финляндии. Меня возмутило, как так, у нас фрукты в Молдавии, Грузии, Украине, Крыму, а своего нет! Мне объяснили, что перед самым открытием, приехала последняя комиссия из Олимпийского комитета, и она обнаружила, что вода в Москве и СССР не пригодна для питья. Было поставлено условие: « Или вы закупаете всю воду для питья, все изделия, где употребляется вода: напитки, компоты, варенья, джемы, или мы немедленно переносим Олимпиаду в другую страну». Мы закупили.

Но соков, компотов, варений, напитков, у нас всегда было мало. Почему? На Украине каждый год ждали, когда яблоки в колхозных садах попадают, и запускали стада свиней, чтоб хоть они поели. Государство не осиливало переработку фруктов. Не справлялось и с перевозкой их на Север, где яблок не бывало. По дороге фрукты успевали сгнить. Если за это брался частник, упаковывал фрукты, фрахтовал самолет и продавал фрукты на Севере в 20-30 раз дороже, то и его и тех, кто давал самолет, обзывали спекулянтами и сажали в тюрьму. Это было «возрождением частной инициативы», следовательно, враждебной, антисоветской деятельностью. Хотелось бы закончить тему питьевой воды в СССР.  У нас в стране не было и сейчас нет чистой питьевой воды из водопровода. Господин Онищенко, который временами берёт на себя обязанности министра иностранных дел, как только какая-либо страна поменьше, начинает вести себя с Россией не так, как нам хотелось бы, он тут же обнаруживает в их традиционной продукции что-нибудь очень вредное для здоровья россиян. Но ни разу не запретил нам пить воду из водопровода, а уж вреднее напитка ещё поискать надо. Неочищенная вода используется в кондитерской, хлебопекарной, во всей пищевой промышленности. Мало о водопроводной, надо поговорить о грунтовых водах.

Работая над планами развития города и одного из районов города Горького, я, среди прочего, запросил данные о родниках на территории города. Оказалось, что в городе во всех родниках вода для питья не пригодна. Она испорчена стоками промышленных предприятий города и удобрениями с окрестных полей. Уж о воздухе в наших городах я и не говорю. Но советская власть тщательно охраняла тайну, чем дышат люди развитого социализма, что они пьют, и что едят. Ведь у нас было всё для человека, всё во имя человека! И ещё «никто не забыт и ничто не забыто». За 63 года после войны, победу в которой мы так празднуем, государство не дало ни разу никаких средств на поиски и опознание останков солдат, погибших на нашей территории, «без вести пропавших!». Умерли их вдовы, умерли их родители, умирают их дети. Тяжкий грех забвения лежит на нашем государстве. Ищут копатели – энтузиасты на свои деньги, иногда дают частные жертвователи. Стыдно!

Подведём итоги:

Опыт реального социализма показал.

  1. Можно отобрать у всех всё. Можно навести страх на всё население и заставить его поверить, что так и надо и что мы живём лучше всех и наша идеология единственно правильная в мире. Ведь мы закрыли границы и только самым доверенным разрешали заглянуть в капиталистические супермаркеты краешком глаза.
  2. Сосредоточение в одних руках всей экономики  и системы распределения не приносит выгоды. Потери в экономике становятся бóльшими, чем при капитализме.
  3. Социализм показал, что полностью и чётко спланировать все процессы производства и распределения, материальных благ просто невозможно. Нужны какие-то другие механизмы.
  4. Социализм показал, что при такой системе управления и распределения производительность труда не растёт, а падает, и по этому показателю социализм отстаёт от капитализма
  5. При научно-техническом отставании, при дикой бюрократизации управления, при равенстве во всеобщей нищете обеспечить более высокие условия существования невозможно. Жизненный уровень при социализме всегда будет ниже, чем при капитализме.
  6. Исчезает личная инициатива, исчезает благосостояние т. к. у людей исчезают стимулы к развитию, к поиску нового. А если отдельные люди изобретают, открывают что-то новое, то бюрократическая централизованная система губит всё новое на корню. А зачем нужно новое чиновникам?

Работал я в проектном институте. Какая задача была у директора в конце года -начале следующего?  - Получить наименьшее, из возможных, плановое задание. Такое, чтобы его можно было выполнить и получить премию за выполнение плана. И перевыполнить, но чуть-чуть, так, на 0,5 %, чтобы получить премию ещё и за перевыполнение. Можно было бы и на 2-5% перевыполнить, но этого делать нельзя, могут это перевыполнение сделать плановым заданием уже на другой год. Лучше какой-нибудь выполненный проект показать дней на 10-15 позже, уже в новом производственном году, чтобы не получилось слишком большого перевыполнения. Вот такая игра. Если хотите наглядно увидеть, как старательно подавляли всё новое, почитайте забытую сейчас книгу Дудинцева « Не хлебом единым».

Чем же закончил социализм? Прежде всего, в огромной бюрократической машине аппарата государства и правящей безраздельно партии КПСС не нашлось ни одного человека, который бы не согласился добровольно покинуть свой кабинет. Ни один из первых, вторых, третьих секретарей райкомов, горкомов, обкомов не отстреливался, не призвал членов партии к сопротивлению. Все тихо и смирно отправлялись по домам. Ни один! Почему? Потому, что они понимали – дело зашло в тупик. Оставалось одно, распихать партийные деньги по доверенным людям, по подставным советским фирмам за рубежом. Прихватить, что возможно из казенного имущества. Кто чем пользовался, кто что охранял, кто чем управлял, то и старались перетянуть, переоформить на себя. Кто завод, кто корпус НИИ, кто госдачу. Подняли историю с Касьяновым. Боже мой, да кто в то время этого не делал!?

Сельское хозяйство страну не кормило. В 70-х годах в Горьком, чтобы купить что-нибудь мясное, я вставал рано утром и становился в магазин «Ни рыба - ни мясо» в очередь. Очередь занимал на двоих. Ко времени прихода сына из школы моя очередь ещё не подходила. И только где-то часам к 15, мы обретали что-то. Просто мяса в продаже не было совсем. Чаще всего были котлеты, кости с остатками мяса, иногда субпродукты. На двоих возьмем и вроде как неделю живём. Уже не помню, но в 70-х годах картошку мы не покупали просто так, её распределяли через домоуправления, по норме на каждого жителя, разумеется, за деньги. При Хрущёве мы начали покупать зерновые за рубежом. Покупая по 30 млн. тонн в год. Бывшему премьеру Англии, Черчиллю был какой-то юбилей. Из дома он не выходил. Его посадили у открытого окна, а перед окном на лужайке толпились журналисты. Он весел, смеётся. Журналист спрашивает:

- Чему вы смеётесь, господин Черчилль?

- Я только что прочитал, что Россия купила зерно во Франции. Это смешно. Ведь всегда было наоборот.

Черчилль смеялся бы больше, если бы знал ещё одну деталь. В СССР из всего кормового зерна перерабатывали на комбикорма только 15% зерна, остальное скармливали целиком. Но скот не переваривал цельное зерно, оно выходило с навозом, по подсчёту советских учёных в навоз уходило ровнёшенько 30 млн. зерна в год. С навозом это зерно шло на поля и засоряло их. Так «продуктивно» тратились деньги. Ни Хрущёв, ни Брежнев не хотели и боялись повторения сталинского «голодомора», поэтому «нефтяные» деньги  при Брежневе расходовались на закупку продовольствия. Ну конечно, не все. Курятину закупали в Дании и Голландии, сливочное масло в Германии.

А к концу советской власти уже и этого не хватало и пришлось « Великой Державе» в мирное время вводить карточную систему. Карточки для камуфляжа назвали талонами. Когда тебе выдавали талоны, это не значило, что ты придёшь в магазин и всё обозначенное в талонах получишь. Надо было побегать по магазинам, чтобы где-то наткнуться на то, что тебе надо. У некоторых талоны так и остались неотоваренными. Помню такой эпизод. Молодая женщина, выглядевшая намного моложе своих лет,  родила недавно ребёнка. Вдруг она узнает, что в магазине напротив её дома завтра будут «давать» сахар. Женщинам с маленькими детьми полагалось отпускать без очереди. Естественно,  народ был зол. Кому-то показалось, что девушка пришла с куклой. Поднялся многочисленный вопль: « Обманщица! Выгнать её из очереди!». Когда оказалось, что это живой ребенок, возникла другая версия. Уж очень хотелось на ком-то сорвать злость! Какой-то мужик заорал: « Да она украла ребёнка! Разве не видите?! В милицию надо сдать, там разберутся, у кого она украла!». Народ поддержал. Весёлая была ситуация, весёлое было время!

Промышленность на старом оборудовании, с устаревшими технологиями, не способна была обеспечить потребности населения по ассортименту и качеству товаров. Ей и давали не так уж много хорошего. Вы покупали шурупы, хотели у себя шкафчик в ванной соорудить. Оказывалось, что крестовая головка становилась гладкой под усилиями отвертки, когда шуруп ввинчивался до половины своей длинны. И теперь невозможно его ни ввинтить до конца, не вывинтить обратно. Самое интересное, что это определенная политика. Для народного потребления выделялись плохие сплавы, слабые. Прочные шурупы шли, прежде всего, в военную промышленность. Но даже на передовых заводах, а передовыми у нас были только военные заводы, 40% труда было ручным трудом. До самой перестройки у нас ещё работали довоенные станки «ДИП» (догнать и перегнать). Когда в Японии в это время раз в 4-5 лет менялся весь станочный парк на более прогрессивные станки. Новый станок только тогда запускался в серию, когда он превосходил предыдущий в 1,5 раза по производительности и качеству работы.

Необходимо отметить ещё один грустный факт. Мы всё же готовились к открытой военной борьбе с  «мировым империализмом» не только в горячих точках (Вьетнам, Камбоджа, Алжир, Куба, Ангола, Мозамбик, Египет и далее везде), но и в Европе. У нас было произведено больше чем у всех танков, ракет среднего радиуса действия, подводных лодок и много чего ещё. Правительство говорило, что на военные цели расходовалось 17% бюджета. По оценке некоторых наших экспертов на самом деле уходило до 70 % бюджета. Опять таки по экспертным оценкам за годы советской власти мы на поддержку «революционных»  движений потратили  400 млрд. долларов. И не надо думать, что если бы Америка не вызывала нас на соревнование по вооружениям, наша экономика работала на нас. Нет. В экономике нас вела идеология. Идеология говорила, никогда две системы, социализм и капитализм, не уживутся рядом. Мы мешаем друг другу. Правда, Сахаров поддержал идею конвергенции, слияния двух систем. Навряд ли это было возможно. Это всё же была утопия. Логика геополитической борьбы толкала нас на эти дикие расходы. Логика диктаторски – централизованной бюрократии неизбежно вела нас к экономическим глупостям типа строительства целлюлозно-бумажного комбината на Байкале. Всем, кроме руководства страны, было понятно, что этого делать нельзя. Но … построили! Всем было ясно, что кукуруза не будет расти в Архангельской области. Но … посеяли. Рядом с Комсомольском – на - Амуре начали строить новый ЦБК, а для его обслуживания и новый городок Амурск. Когда начиналось строительство, газеты и власти уверяли нас, что на ЦБК будут применяться новые технологии, и он строится, чтобы использовать все наши « отходы», возникающие при наших лесоразработках, лесоповале. А эти «отходы» состояли из вершин деревьев, крупных ветвей ( они назывались  «балансом»), мелких суков, хвои, лиственных деревьев, которые в данный момент были не нужны. Всё это сваливалось в кучи, гнило, служило кормом для разведения вредителей леса и хорошей базой для лесных пожаров. Оно, наверно, и сейчас так. Но когда комбинат построили, оказалось почему-то, что никакого  «лесного мусора»  он  «не ест». А потребляет только самую лучшую чистую древесину, да ещё и распиленную и расколотую на определённого размера баклуши. Как говорится, всё по плану.

А про баланс мне рассказали совсем смешную историю. Японцы как-то углядели, какие богатства гниют в социалистических лесах. Предложили покупать у нас этот «мусор» по 2 доллара за куб. Мы обрадовались: «Во дурни – за мусор доллары отдают!» Потом через несколько лет решили поехать посмотреть, что же эти дураки – японцы с нашим балансом делают. Обнаружилось. Они сделали станок, который ухитряется этот кривоватый и разной толщины баланс распускать на шпон. Что всё-таки остается, то перемалывают и делают плиты вроде наших древесно-стружечных, только их можно строгать, пилить, гвозди вбивать, они не ломаются, как наши. Плиты покрывают шпоном и делают мебель. Прибыль захлёстывала за 1000% . Что же решили наши умные лесоразработчики по поводу глупых японцев? Они сказали: « Больше мы этим гадам-империалистам наш мусор давать не будем. Нельзя помогать им так обогащаться!». И оставили баланс гнить в социалистических лесах.

По потерям в экономике, в уничтожении естественной природной среды, по уровню эксплуатации рабочих и крестьян, по материальным затратам (сырьё, энергия и прочее) на единицу готовой продукции мы далеко превзошли капитализм. По производительности труда, по производительности оборудования, техники, транспорта, мы очень далеко от капитализма отстали.

Есть один показатель, по которому капитализму никогда не превзойти социализм. Показатель этот называется «туфта». Ещё во время строительства Беломорканала родилась поговорка: « Без туфты и аммонала не построить бы канала». Есть и более старая русская поговорка на эту же тему: « Кабы не клин, да не мох, то и плотник бы сдох». Рядом с Комсомольском на Амуре  открыли оловянный рудник, а для него посёлок Солнечный строили. И вот завтра вечером я должен читать лекцию в новом доме культуры прииска Солнечный. Просыпаюсь утром, включаю радио и слышу: «В новом посёлке Солнечный, для горняков, строители сдали в эксплуатацию первый на Дальнем Востоке девятиэтажный панельный дом».  Я же скотина любопытствующая. Как же мне не посмотреть на первый в наших краях такой дом. Лекцию прочитал, меня благодарят, а я попросил показать мне новый дом, о котором радио утром говорило. Они переглянулись, улыбнулись и говорят: «Ладно, Владислав Морисович, поехали». Приехали. Подводят меня к котловану, на дне которого торчат несколько железобетонных свай. «А где дом?» - « Вот это он и есть, где-то за нас отчитались».

Когда подсчитали, сколько грузов по всей стране перевозит транспорт, оказалось, что перевозят грузов значительно больше, чем производят. При этом зерно перевозили навалом, и по всем дорогам хорошо питались дикие и домашние птицы. Кирпич перевозили навалом, при погрузке и разгрузке, при подноске значительная часть кирпича разбивалась в крошку и пыль. Молоко разбавлялось водой, чтобы часть своровать. Прораб на стройке при строительстве дома исхитрялся задарма  и себе частный домик построить. Шофёр, возивший  кирпич, тоже строил себе домишко этажа этак в 2-3. А в отчётах всё выглядело прекрасно. Школа отчитывалась, что чуть не 120% учеников участвуют у неё в спортивных секциях и кружках. На выборы приходило 99,99 %  избирателей. На самом деле избирательные комиссии просто вбрасывали в урны столько бюллетеней, сколько было велено. На каждой ступени рождения и собирания отчётных положительных сведений всё прибавлялось и прибавлялось. Один советский академик взял однажды бланки отчётности предприятий и прошёл с ними все инстанции, спрашивая, что из этих отчётов вам действительно нужно. Оказалось, что больше половины требуемых отчётных сведений никем никогда не используется. А мы всё отчитывались и отчитывались. Ведь сказал Владимир Ильич: «Социализм-это учёт». Туфта расцветала пышным цветом. Думаете, сейчас не так? Любая централизованная, авторитарная, бюрократизированная власть над экономикой и обществом порождает страх и фальшивую отчётность, низкое качество продукции, одним словом - Туфту. Только рынок со свободной конкуренцией может вынудить производить качественную продукцию. Его Величество Потребитель туфты не терпит. Он быстро разорит любого автора туфты, перестав у него покупать. При Хрущёве была издана « История народного хозяйства СССР». Из неё я узнал, что планы всех сталинских пятилеток не были выполнены. Нет, я не отрицаю экономического развития в те времена. Но отчёты и тогда были лживые.

И наконец, пожалуй, последнее. Социализм неизбежно уничтожает свободу человека, лишает его права выбора. Отцы теории и практики социализма искренне считали, что при социализме свобода принимать решения человеку не нужна. Ведь социализм – всеобщее счастье. А зачем, будучи счастливым, ещё чего-то хотеть? Есть, как говорил Джугашвили, «компетентные органы» с научной точностью определяющие, что человеку надо завтра, послезавтра, через 20 лет. Ты только родился, а « компетентные органы» уже знают, что тебе надо будет через 20 лет, сколько, какого качества,  с какими функциями. Всё так хорошо продуманно, что если ты возжелаешь чего-нибудь, то ты всё сразу испортишь и лишишь себя и других счастья. Поэтому всякий желающий изменить что-либо в планах – враг народа, общества. Социализм, всеобщее планирование всего на свете одним бюрократизированным центром, лишает людей права выбора, не допускает продвижения людям, обладающим способностями выдвигать новые идеи, создать новое, тем самым ведёт к  остановке развития, к застою, как говорят экономисты, к стагнации.

А вся беда, кстати, что человечество всё ищет «всеобщей справедливости», « всеобщего равенства». Главным инструментом полагает при этом достижение равенства доходов, для чего нужно забрать у имеющих много, и отдать тем, кто имеет мало. И будет всем счастье. « А счастье было так близко, так возможно!». Позволю себе привести цитату из работы экономистов Милтона и Фридмана: « Общество, которое ставит равенство в смысле равенства дохода, впереди свободы, закончит и без равенства, и без свободы. Использование силы для достижения равенства разрушит свободу, а сила, которую будут использовать во имя достижения хороших целей, попадет в руки тех, кто будет использовать её ради своих интересов. С другой стороны, общество, которое ставит свободу на первое место, получит побочный продукт в виде, как большей свободы, так и большего равенства».

Людвиг  Мизес, австрийский экономист и философ: « Отказавшись от свободы в качестве платы за достижение процветания, русские заключили неудачную сделку. Сейчас у них нет ни того, ни другого».

Екатерина Великая: « Рабство есть политическая ошибка, которая убивает соревнование, промышленность, искусства и науки, честь и благоденствие»... «Всякий человек имеет более попечения о своём собственном и никакого не прилагает старания о том, в чём опасаться может, что другой у него отнимет».

Думаю, что нам с вами пришлось убедиться в полной несостоятельности социализма, как идеи и как практики. « Новая социально-экономическая формация» человечества не оправдала надежд. Она не обогнала капитализм. Она не выполнила своих обещаний. Социализм оказался лишь кратким историческим эпизодом, как в своё время эксперимент египетского фараона Эхнатона. Он вдруг решил отказаться от традиционного для Древнего Египта многобожия, ввёл культ единственного бога Атона. Чтобы избавиться от влияния сильного жречества языческих богов и старой знати, он построил в пустыне новый город и сделал его столицей Верхнего и Нижнего Египта. Правил много лет. Наследовал ему уже не сын, а внук. Однако молодого фараона убили, и в Египте вскоре всё вернулось «на круги своя». Столица Эхнатона была брошена и занесена песками. И всё, связанное с ним, было забыто. Забудутся и эти советские 75 лет.

Мечта о социализме, равенстве и братстве остается жить в человеческом обществе. Но практика показала, что это только мечта. Она не может быть осуществлена никогда. Ибо она противоречит природе человечества, не способна обеспечить эффективность человеческой деятельности, не выдержала соревнования с капитализмом, завела общество в экономический и социальный тупик. Не может человечество отказаться от своей природы, оно с детства, с первых слов ставит вопрос о собственности:  «Это моё!». И где нет собственности, нет активной человеческой деятельности.

Социализм – мечта человека? – Да!

Выполнима ли она? – Нет!

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2018