18 октябрь 2018
Либертариум Либертариум

Альтернативные системы защиты контрактов: преимущества и недостатки

Доклад прозвучал на семинаре Союза молодых экономистов им. Людвига Мизеса, который состоялся 8 апреля в здании Центра либерально-консервативной политики.

Современная западная цивилизация во многом представляет собой синтез греческой философии и еврейской теологии . Такое сочетание повлияло на многие аспекты жизни цивилизации, но в наших целях необходимо упомянуть, прежде всего, одно - особое отношение к контракту, понимаемому как улучшение для всех участвующих в нем сторон. С этой точки зрения характерным представляется высказывание следующее высказывание: "... с точки зрения еврейского права предпочтительно есть кашерное хотя бы дома, чем вообще его не есть".

Если сравнивать такое поведение с безусловным выполнением всех предписаний, то оно явно является контрактом, некой сделкой с Богом о пределах послушания. Предполагается, что одновременно человек делает нечто угодное Богу, но и оставляет себе определенную свободу действий. В этом смысле еврейской видение мира отличается от тиранического мировосприятия остального Востока, основанного не на сотрудничестве, а на подчинении.

С другой стороны, для греческой философии (а позднее и христианской) всегда важнейшим пунктом исследований являлась справедливость, способы ее достижения. Аристотель, считал, что задачей законодателя является выработка таких норм, которые приводили бы к добродетельному поведению. Причем совершение правосудия - не акт мести, а воплощения справедливости . Другой важнейший пример такого отношения к правосудию - поступок Сократа, считавшего правосудие более важным, чем даже жизнь.

Разумеется, эти два пункта: признание контракта и уважение правосудия не могли не повлиять на дальнейшее развитие цивилизации. Из множества последствий нас интересует только одно - цивилизация стала расти, как экстенсивно (через расширение пространства), так и интенсивно, преобразовывая поведение людей.

Экстенсивный рост достигался как за счет экспорта институтов, так и за счет завоеваний. Причем связанный с постоянными войнами рост насилия приводил к коррозии этических оснований системы. Ведь контракт - это добровольность. При этом одновременно ограничивалась степень международного разделения труда, а отсюда и экономический рост. В этом смысле становится понятной точка зрения Е.Т. Гайдара, что расширение территорий это обмен пространства на время.

Основой же интенсивного роста стали описанные выше этические основы системы. Принцип добровольной контрактации дал системе жизненные основания. Достаточно точно суть вопроса отражена Людвигом Мизесом: "Организация основывается на господстве, организм на взаимности" . А только организм может расти. То есть разделение труда и рынок, как система Парето-улучшений, дали системе жизнь. В то же время статические восточные "организации" были лишены этого качества и исчезли.

Однако, как и любая другая система, западная цивилизация имела и некоторые ограничения. Одним из важнейших является проблема исполнения сделок. И в большинстве случаев это являлось объектом контроля государственных институтов.

К счастью, проблема долгое время не была действительно серьезным препятствием для экономического роста. К несчастью, это привело к сравнительно позднему началу соответствующих исследований.

Первые шаги цивилизация могла делать и при достаточно примитивной системе защиты сделок. При относительно простом характере самих сделок (наподобие купли-продажи) важнейшей задачей было не предотвращение оппортунистического поведение, а минимизация прямого насилия.

Важным фактором исполнения контрактов были внегосударственные инструменты. Прежде всего, это репутация. В тот момент, когда разделение труда не превосходит деревни или несколько соседних деревень, связанных кровным родством, неисполнение контракта практически исключено т.к. нарушитель "выпадает" из отлаженной системы социальных связей.

Кроме того, при серьезной роли религии Божий суд, даже притом, что его существование не вполне достоверно, успешно выполнял свои правоохранительные функции.

Итак, простота сделок, репутация и религия определяли сущность судебной системы и относительную защищенность контрактов. Можно заметить, что роль государства здесь весьма ограничена. Такой она и будет оставаться продолжительное время.

Дальнейшее развитие цивилизации привело одновременно как к увеличению скорости роста, так и к появлению «тормозов».

Контракты стали усложняться. Соглашения отныне могут предусматривать достаточно сложный комплекс действий и взаимных обязательств.

Разделение труда прогрессировало. Создание национальных государств увеличило "зоны мира" и стала возможной специализация на национальном уровне. Города непрерывно развивались и постепенно уменьшалось пространство, занимаемое небольшими общинами. Однако городским эквивалентом общины стали цеха, которые контролировали некоторые важные стороны совершаемых сделок.

Разделение труда привело и к другому важному следствию - увеличилось человеческое разнообразие. С той поры, как начала расти специализация, люди все менее походили друг на друга. Это ускорило прогресс, но одновременно увеличило преступность. По словам Э.Дюркгейма для того, чтобы смогла проявиться оригинальность гения, должна существовать оригинальность злодея. Одно не отделимо от другого. Падение религиозности и рост преступности стали неизбежными.

Таким образом, в той мере в какой проявился экономический рост, в такой же мере усложнилась проблема соблюдения контрактов. Сделки стали сложнее, репутация менее важной, а роль религии уменьшилась. Разумеется, все это происходило постепенно.

Все это ускорило формирование нового понимания государства, уже не священного, но призванного охранять жизнь, здоровье и частную собственность. Этот либеральный идеал надолго стал общепринятым.

Однако государство, как и рынок, несовершенно. В целом ряде случаев не удается достигнуть удовлетворительного исполнения контрактов. А неисполнение контрактов возвращает экономическую жизнь на уровень начала развития цивилизации, сводя ее к примитивным формам. Экономика обрекается на отсталость. Ниже мы рассмотрим ряд институтов, которые могут восполнить провалы государства.

Первый институт - оставшиеся функционировать микрообщины. Роль защиты контрактов выполняет репутация, советы старейшин, деревенские сходки и т.д. Данный механизм, как и любой другой, не лишен и некоторых издержек в реализации. Во-первых, в большинстве случаев система действует за пределами писанного права, что порождает некоторую неопределенность. Во-вторых, эта неопределенность увеличивает издержки достижения согласия среди судей. В-третьих, сама система прав кроме положительных внешних эффектов, порождает и отрицательные. Причем отрицательные эффекты сравнительно больше, чем при писанном праве. Ведь степень участия в выработке норм меньше, чем при демократическом механизме.

Одним из наиболее интересных примеров является функционирование еврейского суда "бейт-дин". Такой суд действует только для исков внутри общины. Именно это обеспечивает ему действенность без государственного вмешательства. Каждая сторона выбирает по одному судье, а они уже выбирают третьего. Уникальность суда состоит в сочетании определенной добровольности (выбор конкретного судьи), с действенностью (выбор третьего судьи осуществляются уже не в такой мере заинтересованными сторонами). Интересно, что данные суды до сих пор используются при рассмотрении ряда дел.

Однако значимость данного института для России нельзя преувеличивать. Дело в том, что в России сравнительно мал уровень коллективизма по сравнению со странами Запада. Непредвзятое рассмотрение покажет гораздо меньшее развитие различных обществ, клубов, политических партий. На протяжении многих лет единственно разрешенным добровольным объединением было общество "на троих" и это не обязательно было собрание первичной парторганизации.

Второй институт - мафия. Мафия, кроме всего прочего, является одной из альтернативных судебных систем. Характерными чертами является специфическое уважение к праву, существование системы реализации решений. Жизнь мафии действительно основана на некоторой правовой системе ("понятиях"), что позволяет не превращать ее деятельность в беспредел. Тяжущиеся бизнесмены предъявляют определенные документы, которые в случае необходимости разбираются специалистами. Кстати, именно в этом и состоит "разборка". Кроме того, существует и механизм реализации - "стрелка". Правоохранительную деятельность мафии нельзя считать чересчур эффективной - достаточно велики издержки внелегальности и некоторой правовой неопределенности, описанной выше и, соответственно, цена за услуги, которая в среднем составляет 50% от оспариваемой суммы, в случае, если мафиозную группу и истца ранее ничего не связывало. Однако несмотря на такие издержки система остается сравнительно конкурентоспособной, успешно конкурируя с государственной, что показывает, скажем мягко, большие неиспользованные возможности в деле улучшения последней. Еще одной важной особенностью мафии можно считать обладание достаточно большой информацией, что усиливает действенность эффекта репутации.

Третий механизм, работу которого автору удалось наблюдать лично - это правосудие бомжей. При общем сходстве с первым институтом есть и серьезное отличие - полное выпадение людей из правового поля и необходимость добровольной самоорганизации. Увиденная сценка состояла в дознании, проводимом женщиной по поводу избиения другой женщины. Оправдывался и обвинял милицию мужчина - тоже бомж. Какие это позволяет сделать выводы? Основной вывод - даже у бомжей есть что-то важнее права силы (иначе женщина не учиняла бы суд). Другой вывод - должны существовать и механизмы реализации принятых решений. Таким образом, можно вслед за Нортом заключить, что правовая система не подарок государства, а продукт сознания общества . Потребность в правопорядке неизбежно порождает соответствующие институты. В чем-то аналогично поведение перуанских захватчиков земли, находящихся на нелегальном положении. Необходимость приводит к образованию судов двух инстанций . Однако правосудие среди бомжей обладает еще одной специфической чертой. Сложно говорить об обществе бомжей, соответственно мала и взаимозависимость, а потому репутация уже не обладает привычной для нас ролью. В то же время, механизма силового принуждения также не очень развиты.

Рассмотрев изложенные выше примеры, мы должны признать, что никогда и ни в одном обществе не существовало системы защиты контрактов, основанной исключительно на роли государства.

Какие дополнительные меры можно предпринять для улучшения судебно-исполнительной системы? Что может делать только государство? Где положиться на рыночные силы?

Для ответа на эти вопросы необходимо вспомнить, что отличительной чертой государства является право на легальное насилие. В то же время, производство кислых щей (а государство у нас их производит) такой особенностью не является. Кроме того, необходимо выделить прямое и косвенное государственное насилие. Прямое - использование механизмов милиции, судебных исполнителей и т.д. Косвенное - через разрешение другим лицам осуществлять легальное насилие, например, при самообороне.

Возможным шагом вперед было бы изменение роли государства, увеличение доли косвенного насилия. Одним из вариантов стало бы применение приведенной ниже схемы.

При обоюдном согласии стороны обращаются к частной фирме, осуществляющей суд. (Если сторонам об этом договориться не удалось, остается опция по умолчанию - суд государственный.) Вынесенное судебное решение становится обязательным для исполнения государственными силовыми органами. Именно в этом состоит отличие предлагаемого института от существующих сейчас третейских судов.

Принципиально, судебная деятельность мало чем отличается от аудита или работы рейтингового агентства. Главной специфической чертой предлагаемой системы была бы многоуровневость. По мнению автора, целесообразно было бы сделать частные суды судами первой инстанции при сохранении государственной апелляции.

Предлагаемый простой шаг позволил бы разгрузить обычные суды. При этом неявные издержки (ожидание рассмотрения, низкое качество и т.д.) уменьшились бы, став явными. Разумеется, признание существования неявных издержек для государства является актом мужества. Однако сама система одновременно предполагает сохранение «государственной руки на пульсе», но уменьшает возможность потери пульса в этой руке по причине излишней жесткости.

Разумеется, принятие новой схемы предполагает и возникновение новых, специфических видов издержек. В основном, они связаны с отказом от рутины - подачи заявления в суд по месту регистрации ответчика или истца. Отныне люди начинают следить за качеством и ценами услуг целого ряда фирм. Также появляются дополнительные издержки по достижению согласия между судящимися.

Однако наше предложение состоит в том, чтобы разрешить, а не внедрить, а вопрос минимизации издержек оставить на суд каждого отдельного индивида. Ведь, как сказал Л.Мизес, из того, что электромобиль не требует бензина, не следует, что в эксплуатации он дешевле обычного.

Если качественно сравнивать все описанные выше схемы защиты контрактов, то необходимо сделать следующий вывод - не вполне корректно говорить об их преимуществах и недостатках, гораздо точнее говорить о сфере применения и достоинствах.
Ни одна их рассмотренных систем не является альтернативной другой в буквальном смысле этго слова. Все они существуют или могут существовать параллельно, а это не предполагает выбора.

Так существование судов общин ограничивается существованием таких небольших общностей и наличием информации о поведении их членов. В наиболее развитой форме все издержки - издержки послушания, роль издержек реализации правил крайне мала.

Мафиозный суд применим только к относительно крупным сделкам и в некоторых случаях различные группировки не договариваются, что связано с некоторым риском для жизни. При этом система достаточно дорога, а оплата услуг не всегда связана с получением искомого результата. Однако, потребитель всегда прав, а этой системой пользуются.

Отличительной особенностью этих двух систем является особый набор правил, отличающийся в некоторых чертах от официального.

Мое практическое предложение предполагает относительно низкий барьер входа (минимальную рентабельную сумму иска) и симбиоз с государственными силовыми возможностями. При этом потребитель заказывает услуги заранее выбранного качества, а возможность выбора конкретного суда уменьшает элемент насилия в судебной деятельности.

Таким образом, мы должны заключить, что решения проблемы исполнения контрактов лежит не в выборе конкретной единственной системы, а в признании многогранности судебной системы и легализации частной судебной деятельности.

Вадим Новиков
(vnovikov@recep.ru)

Комментарии (2)

  • Альтернативные системы защиты контрактов: преимущества и недостатки

    С главной идеей я согласен, но хотелось бы высказать некоторые замечания культурно-исторического плана.

    1.Идея "сделки с богом" не была уникальной еврейской находкой. Этот стереотип существовал и у китайцев, и у римлян, и практически у всех язычников.

    2.Рост преступности и падение религиозности не могут быть объяснены экономическими факторами. Это было бы марксизмом. Данные явления вызваны совершенно автономными этическими решениями отдельных людей. Как известно, в Англии и США, а также у русских старообрядцев, наблюдалось обратное - одновременный рост капитализма и религиозности.

    С уважением, В. Кизилов.

  • Альтернативные системы защиты контрактов: преимущества и недостатки

    1. Для наших целей, прежде всего, важно заметить, что в западную цивилизацию идея контракта попала. А полное подчинение высшей воле не очень-то прижилось. Это подчинение представвляет собой посев тоталитаризма.
    2. 2. Увеличение преступности и падением религиозности связывается не непосредственно с экономическими факторами, а с ростом человеческого разнообразия, которое растет в результате прогрессирующего разделения труда. Этот тезис носит общетеоретический характер и действует "при прочих равных". Поэтому конкретные исторические примеры не могут быть использованы для опровержения этой посылки.

    С уважением,
    Вадим Новиков

liberty@ice.ru Московский Либертариум, 1994-2018