Либертариум Либертариум

Обращение в Генеральную прокуратуру по делу Мурзаханова

Б.П. Пустынцев, Председатель общественной правозащитной организации "Гражданский контроль", Санкт-Петербург

02.09.1999
Г Р А Ж Д А Н С К И Й   К О Н Т Р О Л Ь
ОБЩЕСТВЕННАЯ ПРАВОЗАЩИТНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
191186 С. Петербург, ул. Малая Конюшенная, 5
e-mail: citwatch@mail.wplus.net
Тел/Факс: (7-812) 325 89 15 Тел: (7-812) 325 89 16
Web page: http://www.wplus.net/pp/citwatch
02.09.1999
Исх. " 44/1"99

103793, Москва,
ул. Большая Дмитровка, 15а

Генеральному прокурору РФ
Устинову Владимиру Васильевичу

Уважаемый Владимир Васильевич!

Санкт-Петербургская общественная правозащитная организация "Гражданский контроль" обращается с просьбой об опротестовании как противоречащего Конституции РФ и федеральным законам ведомственного акта, регламентирующего проведение мероприятий, связанных с внедрением технических средств системы оперативно-розыскных мероприятий (СОРМ) на сетях электросвязи, а именно: Соглашения между министерством связи РФ и ФСБ РФ по вопросу внедрения технических средств системы оперативно-розыскных мероприятий на сетях электросвязи России, введенного в действие приказом министерства связи РФ от 18.02.97 г. " 25.

Неконституционность данного акта (в частности, -- п. 2 ст. 5 Соглашения) состоит в следующем.

1. Статья 23 Конституции РФ гарантирует право на тайну связи.
Эта гарантия закреплена и в статье 32 Федерального Закона "О связи".

Поскольку и в соответствии с Конституцией РФ и в соответствии с ч. 4 ст. 32 ФЗ "О связи" любые ограничения тайны связи допускаются только на основании судебного решения, то оператор связи (провайдер) вправе предоставить возможность снятия информации лицу, осуществляющему оперативно-розыскную деятельность, только при предъявлении соответствующего судебного решения.

Необходимость предъявления судебного решения оператору связи непосредственно вытекает из смысла и текста ч. 4 ст. 32 ФЗ "О связи". Тем более если учесть, что в соответствии с ч. 2 ст. 138 УК РФ сотрудник предприятия связи, допустивший нарушение тайны связи без судебного решения, несет уголовную ответственность.

Вопрос о неправильном толковании сотрудниками ФСБ Закона "Об ОРД" возник на примере Волгоградской области в связи с проведением мероприятий, связанных с реализацией п. 23 Особых условий лицензии " 5769, выданной ЗАО "Байярд-Славия Коммуникейшенс" на предоставление услуг телематических служб. К сожалению, и прокуратура Волгоградской области, куда мы обратились в связи с жалобой генерального директора ЗАО "Байярд-Славия коммунекейшенс" Мурзаханова Н.В., также демонстрирует весьма своеобразное толкование данного закона, в частности ст. 12. В письме и.о. начальника управления по надзору за расследованием преступлений прокуратуры Волгоградской области В.К. Соловьева указывается, что "в соответствии с требованиями ст. 12 Закона РФ "Об ОРД" судебное решение о проведении ОРМ и материалы, послужившие основанием к его проведению, должны храниться только в оперативном подразделении. Требование о предоставлении судебных решений на лиц, в отношении которых сотрудники УФСБ проводят проверку, противоречит ст. 12 Закона "Об ОРД".

Такое толкование ст. 12 Закона "Об ОРД" противоречит и смыслу и тексту данной нормы, а также находится в противоречии с ч. 4 ст. 32 ФЗ "О связи".

Как указывалось выше, ч. 4 ст. 32 ФЗ "О связи", т.е. Закона, регламентирующего права и обязанности операторов связи (провайдеров), допускает ограничения тайны связи только на основании судебного решения.

Поскольку Закон "О связи" регламентирует деятельность операторов связи, то следует признать, что положение ч. 4 ст. 32 Закона "О связи" обязывает операторов связи (провайдеров) требовать предъявления судебного решения при любом ограничении тайны связи.

Вместе с тем положение ч. 4. ст. 32 Закона "О связи" не может рассматриваться как противоречащее ст. 12 Закона "Об ОРД", ибо ст. 12 упомянутого Закона говорит о хранении судебного решения, что отнюдь не исключает возможность его предъявления руководителю предприятия связи при проведении конкретного оперативно-розыскного мероприятия.

2. Особые условия лицензий, на основании которых осуществляется деятельность по предоставлению услуг телематической связи, возлагают на операторов связи (провайдеров) обязанность оказывать содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, предоставлять им возможность проведения оперативно-розыскных мероприятий. Обязанность лицензиата допустить сотрудников УФСБ к несанкционированному и бесконтрольному снятию передаваемой информации Особые условия, разработанные министерством связи, не содержат.

Не возлагает такой обязанности на операторов связи ни ФЗ "Об ОРД", ни ФЗ "О связи".

Между тем, п. 2 ст. 5 Соглашения, введенного в действие приказом министерства связи РФ от 18.02.97 г. " 25, обязывает операторов связи (провайдеров) при заказе коммутационного оборудования электросвязи помимо поставки станционной части СОРМ и программного обеспечения приобретать и дополнительное оборудование для передачи данных между станционной частью СОРМ и пунктом управления ФСБ РФ.

Таким образом, Соглашение (в частности п. 2 ст. 5) возлагает на операторов связи, ответственных за тайну связи, обязанность создать сотрудникам ФСБ условия для несанкционированного и бесконтрольного доступа к передаваемой информации.

На основании п. 2 ст. 5 названного Соглашения Управление ФСБ по Волгоградской области требует от предприятий связи, в частности от ЗАО "Байярд-Славия Коммуникейшенс", не только создания технической возможности для проведения оперативно-розыскных мероприятий, но и оснащения УФСБ выносным пультом управления, позволяющим сотрудникам УФСБ беспрепятственно и бесконтрольно вне помещения предприятия связи снимать любую информацию, передаваемую через посредство предприятия связи. При таком положении операторы связи (провайдеры) лишены возможности обеспечить гарантированную Конституцией РФ и ФЗ "О связи" тайну связи.

Кроме того, выполнение этого требования сотрудников УФСБ открывает путь не только к тотальной слежке, что само по себе является грубым нарушением Конституции РФ, но и к прямым злоупотреблениям, основанным на возможности бесконтрольного и несанкционированного получения любой, в том числе и коммерческой информации. При этом нельзя не признать, что положение п. 2 ст. 5 названного Соглашения прямо противоречит ст. 5 и ч. 2 ст. 8 Закона "Об ОРД" (в редакции Закона от 04.12.98 г.). 

Не вызывает сомнений, что данное Соглашение вообще не должно применяться, ибо:

" противоречит Конституции РФ (ст.ст. 23, 24);
" противоречит федеральным законам (ст. 32 закона "О связи"; ст. 22 закона "О почтовой связи"; ст. 5 и ч. 2 ст. 8 закона "Об ОРД"; ст. 138 УК РФ; ст. 139 ГК РФ);
" официально для всеобщего сведения не опубликовано (ст. 15 Конституции РФ).

Между тем, как следует из письма и.о. начальника управления прокуратуры Волгоградской области В.К. Соловьева, это соглашение рассматривается как нормативный акт, подлежащий обязательному исполнению.

3. Следует также обратить внимание на следующее.

Сотрудники УФСБ по Волгоградской области на основе названного Соглашения разработали План мероприятий, связанных с внедрением СОРМ на предприятии связи (ЗАО "Байярд-Славия Коммуникейшенс"). Этот план (план реализации особых условий лицензии Госкомсвязи РФ " 5769) является наглядным свидетельством того, что УФСБ по Волгоградской области нарушает конституционные права граждан. В п. 1.9 данного плана указано, что оператор связи (ЗАО) обязан предоставить УФСБ РФ по Волгоградской области списки абонентов сети, ежемесячно их обновляя, а также предоставлять любую другую информацию, представляющую интерес для оперативно-розыскной деятельности (по запросу) -- без предъявления соответствующего судебного решения.

Совершенно очевидно, что оперативно-розыскная деятельность не может проводиться одновременно в отношении всех абонентов сети, а требование предоставить списки всех абонентов (равно как и получение любой другой информации) является ни чем иным как попранием конституционных прав граждан.

Признав эти действия сотрудников УФСБ по Волгоградской области правомерными, и.о. начальника управления прокуратуры Волгоградской области В.К. Соловьев сослался на ст. 10 Закона "Об ОРД" и п. 2.1 приказа министра связи РФ " 226 от 24.06.92 г., в соответствии с которым операторы связи обязаны предоставлять органам, осуществляющим ОРД, необходимые данные из своих информационно-справочных систем.

Спору нет, органы, осуществляющие ОРД, вправе создавать и использовать информационные системы (ст. 10 Закона "Об ОРД"). Однако возложение на операторов связи обязанности предоставлять этим органам интересующие их данные противоречит Конституции РФ, ибо нарушает конституционные права граждан, пользующихся услугами телематических служб, а также ущемляет права операторов связи как субъектов предпринимательской деятельности.

На основании изложенного, в соответствии со ст.ст. 22, 23, 26 Закона РФ "О прокуратуре Российской Федерации" прошу:

1. Опротестовать п. 2 ст. 5 Соглашения между Министерством связи РФ и ФСБ РФ по вопросу внедрения технических средств системы оперативно-розыскных мероприятий на сетях электросвязи России, введенного в действие приказом министерства связи РФ от 18.02.97 г. " 25.

2. Принять соответствующие меры к соблюдению сотрудниками УФСБ по Волгоградской области действующего законодательства в части соблюдения гарантированных Конституцией РФ прав и свобод граждан при проведении ими мероприятий, связанных с внедрением СОРМ на предприятии связи -- ЗАО "Байярд-Славия Коммуникейшенс".

Приложение:

1. Копия письма прокуратуры Волгоградской области от августа 1999 г.

Председатель общественной правозащитной организации
"Гражданский контроль", Санкт-Петербург

Б.П. Пустынцев

Московский Либертариум, 1994-2019